<<
>>

Тема 6.1. Политический плюрализм и многопартийность как неотъемлемые атрибуты демократии

Политический плюрализм не просто объективно существующая в любом обществе множественность социальных и иных структур и интересов. Прежде всего, это организационно и юридически оформленная множественность: все носители этих интересов обладают и реализуют в практической деятельности конституционно гарантированное право на объединение с целью их выражения и защиты, а также представительства в государственно-властных структурах.
Это право (помимо прочего) базируется на равной для всех граждан и их объединений возможности обращаться в эти структуры и быть услышанными ими.

В таком понимании политический плюрализм предстает как один из базовых принципов общественного устройства, согласно которому общественно-политическая жизнь должна включать множество различных взаимозависимых (и вместе с тем автономных) социальных и политических групп, партий, организаций, чьи установки, идеи и программы находятся в постоянном сопоставлении, соревновании, конкурентной борьбе.

Речь идет об утверждении и гарантиях одновременного существования в обществе нескольких или множества организованных политических сил, социальных и политических точек зрения и концепций, которые имеют одинаковое и гарантированное право на существование и конкурируют друг с другом с целью завоевания социального и политического влияния, а, в конечном счете, и власти.

Из такого понимания политического плюрализма вытекают его составляющие принципы: •

признание противоречий и связанных с ними отношений соперничества и конкурентной борьбы как принципа демократической политической культуры и корня ее динамики как законного начала и основания всей организации общественной жизни; •

отрицание идеологического единообразия (идеологического монизма) и признание правомерности чужых интересов и чужих взглядов как условия существования собственных, т.е. естественного права людей и организаций на инакомыслие и инакодействие; •

установка на компромисс и поиск консенсуса, построенного на добровольном самоограничении и сдержанности сторон, их взаимных шагов навстречу друг другу: плюрализм не признает разрушительные насильственные формы разрешения кон фликтов по типу бунтов и восстаний, революций и гражданских войн, политического террора и саботажа и т.д.; •

отрицание социально и юридически закрепленных организационных, правовых и иных привилегий за отдельными общественными институтами и структурами и утверждение автономии и равенства всех перед законом: никто в отдельности (будь-то партия или какая-либо другая организованная политическая сила) не вправе представлять все общество в целом и навязывать ему свою волю.

В рамках этих принципов политический плюрализм предстает в виде системы общественного обустройства, тяготеющей к децентрализации власти, ее распределению среди широкого числа объединений (религиозных, экономических, профессиональных, образовательных и культурных), а также к созданию правительства, состоящего из децентрализованных единиц с тем, чтобы над обществом не господствовали ни государство, ни какой-либо класс.

Именно поэтому политический плюрализм нередко называют душой демократии и рассматривают в качестве основного источника развития общественно-политической жизни, основанной на свободе волеизъявления и альтернативного политического выбора разных социальных и общественных сил.

Политический плюрализм и ассоциативность как исходный признак гражданского общества

Политический плюрализм тесно и неразрывно связан с таким понятием, как «гражданское общество», определяя такие его исходные характеристики, как самоуправляемость и ассоциативность в организации общественной жизни, что находит свое выражение в деятельности бесчисленного множества самых разнообразных общественных организаций, которые в политическом дискурсе обозначаются понятием «организованные группы интересов».

И которые реально воплощают в себе реализацию в рамках плюрализма конституционно гарантированного права граждан на групповую самоорганизацию.

Речь идет об устойчивых общественных объединениях, обладающих высоким уровнем специализации и организации, в облике профессиональных союзов рабочих и служащих, предпринимательских синдикатов, крестьянских (фермерских) ассоциаций, а также таких организованных групп, как общества потребителей, молодежные, феминистские, правозащитные, экологические, национальные, религиозные и иные движения и союзы.

В качестве синонима характеристики всех этих групп интересов часто используется понятие «группы давления». Оно подчеркивает основной метод действия этих групп - оказание влияния на властные институты и учреждения. При этом, в отличие от политических партий, они не ставят перед собой цели брать на себя бремя политической ответственности, т.е. непосредственно самим управлять государством. Для них политика не цель, а только средство удовлетворения своих групповых интересов. Поэтому ни администрация, ни государственные службы не могут рассматриваться в этом качестве групп давления, несмотря на их огромное влияние в процессах принятия политических и законодательных решений.

Тот факт, что при анализе групп давления упор все же делается на их организационном факторе, даже когда речь идет об ассоциациях с ограниченным статусом, позволяет отличать деятельность этих групп от стихийных (спорадических) форм давления (забастовок, несанкционированных демонстраций, митингов и т.д.), а также от индивидуальных выступлений (публичных голодовок, открыгтых писем и других форм индивидуального протеста).

Существуют различные классификации групп давления. В простых классификациях эти группы в основном подразделяют на две категории: широкого и специализированного профиля. Специфика части первых обусловлена однородностью социально-экономического статуса тех слоев и групп населения, которые они представляют: профессиональные ассоциации и союзы землевладельцев, наемных рабочих и служащих, учителей, промышленников, банкиров, представителей малого и среднего бизнеса, фермеров и т.д.

Другие группы из этой категории в своей основе социокультурные и по своей социальной базе относятся к разряду межклассовых организаций, т.е.

представляют самые разнообразные слои и группы населения, дифференцированные по социально-демографическому, возрастному, религиозному, этнокультурному, территориальному признаку и т.д. Это всякого рода женские, молодежные, ветеранские организации, ассоциации национальных меньшинств, студенчества, родителей школьников и др.

В отличие от групп широкого профиля, само существование групп давления специализированного профиля обусловлено не наличием (в готовом виде) социальной базы, а какой-то конкретной значимой целью, на службе которой и складывается организационная деятельность. Это относится к различным природоохранным организациям, правозащитным движениям, ассоциациям защиты животных, обществам по развитию биологического (без химизации) земледелия, к бесчисленным комитетам поддержки забастовщиков, политических заключенных и т.д. Во всех этих случаях группа давления складывается на конкретной и ограниченной платформе, к которой присоединяются (или не присоединяются) участники, обязующиеся либо следовать выдвинутым лозунгам, либо распускаться.

Более детальная типология групп давления исходит из того, что в их рамках всегда можно выделить в качестве самостоятельных множество парных разновидностей. В зависимости от таких базовых признаков как цели, социальная база, организационная структура различают соответственно группы интересов и группы идей, частные группы и группы общественные, массовые группы и группы кадровые.

Следует различать и типологию групп давления, построенную на зависимости от различий общественных сфер деятельности. В этой связи в качестве самостоятельных принято выделять организованные интересы в пяти сферах: экономической (включая наемнотрудовые отношения), общественно-политической, социальной, духовной (религия, наука, культура), сфере досуга и отдыха.

Политический плюрализм и многопартийность

При всей значимости организованных групп интересов и групп давления, как своего рода матрицы гражданского общества и системы социального представительства (защиты) разнообразных интересов граждан в политико-властных структурах, в своем наиболее концентрированном виде политический плюрализм предстает в облике многопартийности.

Именно партии составляют движущую силу демократического парламентского режима, и без партий (и вне партий) данный режим просто не может существовать. «Блага» многопартийности могут быть сведены к следующим:

Во-первых, одновременное существование нескольких или множества организованных политических сил, которые, будучи (по закону) равноправными и независимыми друг от друга, ведут борьбу за власть и влияние, порождает конкурентную политическую среду. Свою прогрессивность, свое право быть первыми (т.е. правящими) партии должны доказывать исключительно путем достижения более высокой по сравнению с конкурентами эффективности той политики, носителями которой они являются. При этом нельзя выходить (и это очень важно) за рамки конституционности и принятых правил игры и нужно непременно участвовать в выборах - той верховной инстанции, которая в условиях реальной демократии (свободного волеизъявления народа) выносит окончательный «приго вор» партиям по вопросу правомерности (обоснованности) их притязаний в этой области: одних наделяет властью, других от этой власти отстраняет. Это обусловливает принцип чередования партий у руля государственной машины

Во-вторых, в условиях многопартийности политические вопросы и проблемы (как текущие, что называется, на злобу дня, так и на ближайшую и отдаленную перспективу) получают всестороннее освещение. Всякая общественная потребность, всякий общественный интерес, неизменно находят своих выразителей и защитников, равно как и своих оппонентов и критиков. Тем самым, различные категории граждан получают возможность выбора общественных сил и лидеров, социально представлять и отстаивать их интересы, выступать в качестве посредника во взаимоотношениях с государственно-властными структурами. Развиваются как прямые, так и обратные связи социума с властью, в рамках которых партии служат своеобразным механизмом двустороннего диалога гражданского общества и государства.

В-третьих, нередко говорят, что самая хорошая форма правления - это когда одна партия (или блок партий) правит, а другая партия (или блок партий) находится в оппозиции.

Именно такую форму правления и порождает многопартийность. Постоянно действующая в обществе конституционно легализованная оппозиция, если говорить образно, выполняет роль «щуки в реке», которая для того и существует, чтобы «карась» (т.е. правительство) не дремало. Оппозиция никогда не прощает власти промахов. Любые неверные шаги тотчас же становятся достоянием гласности и используются оппозицией для дискредитации правящих сил, чтобы переманить на свою сторону часть избирателей и обеспечить решающий перевес сил в свою пользу на очередных выборах. Все это заставляет правительство действовать как можно более рационально и эффективно, сдерживает и предотвращает чрезмерную бюрократизацию, всякого рода произвольные, волюнтаристские решения и т.д.

В-четвертых, острое соперничество и конкурентная борьба за власть и влияние между политическими партиями ведут к тому, что внутри каждой партии воспитывается дисциплина, необходимая для того, чтобы победить конкурента. Партии, в которых отсутствует организационное и идейное единство и вместо них доминирует фракционность, диффузия стратегических интересов и целей, лишены шансов на успех и обречены на прозябание в роли партий по типу дискуссионных клубов. Но для победы в борьбе за власть одной внутренней дисциплины партии не достаточно. Требуется соответствующий уровень дисциплины со стороны партийного электората. Поэтому дисциплинизируя свои ряды, партия одновременно влияет на массы своих приверженцев, которые в роли избирателей голосуют за ее кандидатов на выборах. В результате растет урегулированность и порядок в обществе в целом, повыгшается уровень социальной ответственности и социально ответственного поведения граждан.

В-пятых, в ходе политической борьбы происходит «естественный отбор» лидеров, т.е. выгавляются и выщвигаются на политическую авансцену действительно талантливые люди, что называется, «с искрой Божьей» по части искусства государственного управления. Здесь нет и не может быпть случайных вождей, «кухаркиных детей», здесь нельзя продержаться за счет ложных добродетелей типа угодливости и т.д.

При этом важно подчеркнуть, что в условиях плюралистической демократии основным селекторатом (т.е. тем, кто осуществляет эту функцию «естественного отбора» лидеров) выступает, в конечном счете, народ в роли электората. Это ставит качество этой селекции в прямую зависимость от способности (умения) народа делать ответственный и осознанный выбор.

В-шестых, формирующееся по итогам выборов правительство является «партийным», т.е. что его формирует победившая на выборах партия (или блок партий), а ее лидер автоматически становится премьер-министром. В дополнение к уже существующей организационной структуре эта партия получает как бы две новые фракции: фракцию членов партии-парламентариев и фракцию членов партии - членов правительства. В этих условиях правящая партия (или блок партий) несет ответственность за деятельность этих двух фракций и с учетом перспективы новых выборов всемерно заинтересована в том, чтобы эта их деятельность быпла предельно эффективной и технократически легитимной. В противном случае, по истечении конституционного строка избрания, правящая партия (или блок партий) может проиграть выборы и вынуждена будет перейти на положение оппозиции.

Важно отметить, что многопартийность не только общественное благо и источник развития плюралистической демократии, основанной на свободном волеизъявлении различных общественнополитических сил. Одновременно это и фактор ожесточения политических нравов, серьезное испытание для общественной морали вообще, особенно в условиях, когда общество совершает крутой поворот в своей истории и, по существу, находится в состоянии аномии. Это ситуация интенсивного разрушения и распада старых, укоренившихся на уровне привытек, норм и ценностей, с помощью которых десятилетиями регулировалось и направлялось поведение, как отдельных граждан, так и социальных групп и организаций. В этих условиях ожидать быстрого приживления новых норм и ценностей, вводимых процессом демократизации, не приходится.

В свое время известный отечественный правовед и политолог Б. Чичерин усматривал минусы многопартийности в том, что: 1.

Принадлежность к своей партии дает человеку «систематически одностороннее направление», т.е. член партии смотрит на все глазами своей партии и исключительно через призму ее интересов, а также интересов ее политической борьбы. Так, например, если человек является членом оппозиционной партии, то он привыкает к тому, что смотрит на правительство только через темные очки, т.е. направлен на поиск изъянов в политике и поведении властей. В обществе возникает дефицит объективных оценок и понимания реального смысла принимаемых политических и законодательных решений, тех или иных событий и явлений общественной жизни. Вместо них доминируют предвзятость и тенденциозность, чрезмерный субъективизм и тяга к всевозможным спекуляциям, манипулированию общественным мнением и т.д. 2.

«Дух» своей партии заслоняет бескорыстие, стремление к общему благу, к тому, чтобы служить народу. Ключевые интересы связаны не с поиском точек соприкосновения и достижения согласия по базовым ценностям развития, а с тем, чтобы во что бы то ни стало «прижать» и низвергнуть противника. В результате все приносится в жертву не государственным и не общенародным, а сугубо узкопартийным (корпоративным) целям. 3.

В политической борьбе разгораются и до предела накаляются страсти. Для своей победы сторонники различных партий надевают на себя тогу ярых популистов, взывают к самым низменным потребностям масс, апеллируя не столько к разуму, сколько к эмоциям и инстинктам. В силу этого портятся общественные нравы. 4.

Для достижения своих целей партии прибегают к любым, порой очень нечистоплотным средствам: всякого рода инсинуациям, лжи. Ложь и «копание в грязном белье», хлесткие, замешанные на откровенном хамстве и беспардонности оценки партийными лидерами друг друга становятся обыденными в общественной жизни, к ним привыкают, воспринимают не как патологию, а как норму. 5.

Непрерывная борьба ведет к ослаблению правительственной власти, ее силы расходуются на борьбу с оппозицией. Особенно в ситуации, когда эта власть является «непартийной» (т.е. не формируется партиями) и по этой причине не может опереться на прочное большинство в парламенте. Или когда, наряду с системной оппозицией, существует оппозиция антисистемная, и политический плюрализм принимает облик плюрализма не умеренного, а глубоко поляризированного (в рамках которого политическая борьба не сводится к разногласиям по вопросу о приоритетах в области внутренней и внешней политики, а принимает форму открытых противостояний по вопросу о базовых основах и принципах существующего режима).

<< | >>
Источник: Муштук О.З.. ПОЛИТОЛОГИЯ: Учебно-методический комплекс. - 2-е изд., доп. и перераб. - М.: Изд. центр ЕАОИ - 384 с.. 2008

Еще по теме Тема 6.1. Политический плюрализм и многопартийность как неотъемлемые атрибуты демократии:

  1. Тема 6.4. Генезис многопартийности в России и современная расстановка партийно-политических сил
  2. РАЗВИТИЕ ДЕМОКРАТИИ И МНОГОПАРТИЙНОЙ СТРУКТУРЫ
  3. Тема 10ГОСУДАРСТВО КАК ИНСТИТУТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ
  4. Как другие люди нарушают наше неотъемлемое человеческое право быть самими собой
  5. Тема 2.4. Политическая социализация личности как процесс введения личности в политику
  6. Тема 1.4. Основные признаки политической (государственной) власти. Политическое господство и легитимность
  7. Американский опыт продвижения демократии и политического развития
  8. 1.2.2. Отбор и найм как атрибуты рыночного хозяйствования
  9. Демократия и права человека как ценность
  10. Web 2.0 как новая форма демократии и свободы
  11. Тема 11ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ, ПАРТИЙНЫЕ СИСТЕМЫ, ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ДВИЖЕНИЯ
  12. Тема 7 ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВА
  13. Тема 13 ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОВЕДЕНИЕ И УЧАСТИЕ
  14. Тема 7.2. Традиционная, автократическая и демократическая политические культуры
  15. Тема 14СОВРЕМЕННЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИДЕОЛОГИИ
  16. Тема 6СОЦИАЛЬНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
  17. Тема 7.1. Сущность, структурные элементы и типология политической культуры
  18. Тема 3.4. Типология и механизмы воспроизводства политической элиты
  19. Тема 4.1. Структурные элементы и механизмы функционирования политических систем