<<
>>

Отсутствие склонности и «свобода» выбора

Капиталистическое преобразование мира ремесел первоначально в мир изолированных трудовых операций, а затем в мир рабочей силы и отдельных трудовых функций обусловливает существенные изменения процесса профессионального самоопределения.
Эти изменения затронули как выбор профессии, так и отношение человека к этой профессии.

Процесс распада ремесел как целостных профессиональных деятельностей в ходе возникновения и развития мануфактурных производств привел к появлению «свободного» рабочего на рынке труда. По словам К.Маркса, разъединение различных частей трудовой деятельности, предоставляющее каждому заняться той специальностью, к которой он чувствует наибольшую склонность, существует только в современной промышленности, при господстве конкуренции [19, т. 4, с. 152].

Однако эта возможность (свобода) выбора любимой, наиболее привлекательной специальности оказывается мнимой: формально каждый индивид может выбрать в условиях капитализма любой род занятий. Фактически же эти возможности определяются его классовым, имущественным положением.

Конечно, капиталистический рабочий свободен, он гораздо свободнее ремесленника. Но от чего он свободен? В чем состоит его свобода? В «Капитале» К. Маркс пишет, что капиталистический рабочий свободен в двояком смысле: «...в том смысле, что рабочий свободная личность и располагает своей рабочей силой как товаром и что, с другой стороны, он не имеет для продажи никакого другого товара, гол, как сокол, свободен от всех предметов, необходимых для осуществления своей рабочей силы» [19, т. 23, с. 179].

«Свобода» капиталистического рабочего — «само себя выносящее на продажу рабство» (К. Маркс) — заключается, следовательно, в свободной продаже своей рабочей силы на рынке труда; «свободный» рабочий изо дня в день с публичного торга сам продает 8, 10, 12, 15 часов своей жизни капиталисту.

При машинном производстве такая «свобода» выбора профессии предоставляется не только взрослым, но и детям.

Если рабочий мануфактуры продавал свою рабочую силу, которой он располагал как формально свободная личность, то фабричный рабочий продает не только себя, но и своих детей. «В Бентал-

Грине, печально известном районе Лондона, каждый понедельник и вторник утром совершается открытый торг, на котором дети обоего пола с 9-летнего возраста сами отдают себя в наем... » [19, т. 23, с. 408].

В мире рабочей силы человек свободнее, чем в мире ремесел. Он, а следовательно, и его дети свободны от той связанности с определенной профессией, которая создавалась всем строем жизни ремесленника, всеми морально-юридическими нормами сословного общества. Они имеют формальное право на самоопределение в мире труда, но оно в действительности оказывается правом самопродажи.

Возможность выбора профессии оказывается возможностью дороже продать свою рабочую силу. А. Н.Леонтьев писал, что если человеку в капиталистическом обществе «предоставится возможность выбирать работу, то он окажется вынужденным выбирать не между прядением и тканьем, а прежде всего между более высоким или более низким, более надежным или менее надежным заработком» [17, с. 318]. Рынок труда, спрос и предложение на рабочую силу (а не желания и склонности) в конечном счете определяют выбор труда при капитализме для подавляющего большинства людей.

Если в отношении выбора профессии капиталистический рабочий еще пользуется благами буржуазной (формальной) свободы, то за пределами купли и продажи рабочей силы, т.е. в собственно материальном производстве, в процессе труда, «свобода» и «равенство» в отношениях между капиталистом и рабочим рассеиваются как дым. По словам К. Маркса, «бывший владелец денег шествует впереди как капиталист, владелец рабочей силы следует за ним как его рабочий; один многозначительно посмеивается и горит желанием приступить к делу; другой бредет понуро, упирается как человек, который продал на рынке свою собственную шкуру и поэтому не видит в будущем никакой перспективы, кроме одной: что эту шкуру будут дубить» [19, т.

23, с. 187].

Действительная свобода рабочего при капитализме — это свобода от подлинной трудовой деятельности, свобода служить объектом эксплуатации. Вот как говорится о свободе рабочего в стихах

Э. Потье:

Свободен? Нет! Я раб поденной платы.

Хозяин безымянный мой жесток.

По-прежнему тружусь я как проклятый,

Непросвещен, обманут, одинок.

Отношение к профессиональному труду лишь как к средству существования не может измениться и в процессе труда. Такому изменению, в ходе которого отношение человека к труду могло бы приобрести характер склонности, препятствует отчуждение целей, продуктов, материалов, средств, а следовательно, и самого процесса труда от рабочего. «Ради чего он работает? Из любви к творческому труду? Из естественных побуждений? — спрашивает Ф.Энгельс и отвечает: — Никоим образом. Он работает ради денег, ради вещи, которая ничего общего не имеет с самой работой; он работает, потому что вынужден работать...» [19, т. 2, с. 351].

В таких условиях возникновение склонностного отношения к профессиональному труду оказывается пресеченным в самом корне. Если же на рынке труда появляется индивид, у которого сформированы устойчивые интересы к определенной сфере труда или склонность к ней, то он, как правило, попадает либо в число безработных (а именно тех из них, кто не желает менять любимую специальность и поэтому предпочитает жить на пособие по безработице), либо в число не удовлетворенных трудом в профессии, которой он вынужден заниматься, но которую не любит.

По мере расширения образования трудящихся, к которому капитализм вынуждает современный научно-технический прогресс, число таких неприспособленных индивидов увеличивается. Как отмечает Л.Сэв, любовь к своей профессии является определяющим условием сопротивления человека отчуждению труда и в условиях капитализма обычно побуждает человека к жизни-борьбе, направленной на преобразование существующих общественных отношений: «...плохой рабочий почти никогда не становится хорошим борцом» [38, с. 528]. Фрустрированная любовь к профессии неизбежно вынуждает личность заняться подлинной деятельностью в мире отчуждения, которой может быть только революционная деятельность (т.е. борьба с отчуждением труда) в ее самых разных формах.

# * #

Итак, в мире рабочей силы выбор профессии отличается, с одной стороны, мнимой, формальной свободой выбора, а с другой — практическим отсутствием возможности реализовать склонность к определенной профессиональной деятельности, а также развить эту склонность в отчужденном, эксплуатируемом труде.

Спекуляции разного рода идеологов, выдающих увеличение формальной свободы личности за увеличение ее реальной свободы, лишь еще больше закрепощают людей, ибо, как писал В.Гёте, «никто не является рабом в большей степени, чем тот, кто считает себя свободным, не будучи таковым на самом деле».

<< | >>
Источник: Орлов А. Б.. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: Учеб. пособие для студ. психол. фак. вузов. — М.: Издательский центр «Академия». — 272 с.. 2002

Еще по теме Отсутствие склонности и «свобода» выбора:

  1. Склонность и отсутствие свободы выбора
  2. Склонность и подлинная свобода выбора как нереализованная возможность
  3. Склонность к. потреблению и склонность к сбережению
  4. Внутри- и межпопуляционные различия по способности и склонности к расселению Генетическая составляющая
  5. § 7. Обеспечение свободы совести и свободы вероисповедания осужденных
  6. КЕЙС: ОПЕРАЦИИ «ДЛИТЕЛЬНАЯ СВОБОДА» И «СВОБОДА ИРАКА» (OEF/OIF)
  7. 21.5. Выбор между договорным урегулированием и судебным разбирательством; выбор правил гражданской процедуры и эволюция общего права
  8. § 4. Условия отбывания лишения свободы в исправительных колониях особого режима для осужденных, отбывающих пожизненное лишение свободы
  9. Свобода безразличия и просвещенная свобода
  10. 2. Банкротство отсутствующего должника.
  11. § 64. Д) Отсутствие основания
  12. Статья 277. Содержание заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим Статья 278. Действия судьи после принятия заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим или об объявлении гражданина умершим
  13. § 5. Признание гражданина безвестно отсутствующим и объявление умершим
  14. Политические баталии в отсутствии «хозяина»
  15. § 63. Г) Отсутствие формы
  16. Отсутствие самости