<<
>>

Диалогический подход

В настоящее время основной способ решения данной проблемы в отечественной практической психологии — это своего рода «внутренняя профессиональная эмиграция», когда доминирующей формой является репродукция и адаптация существующих разновидностей психотерапии-консультирования — от психоанализа до нейролингвистического програмирования, от аналитической психотерапии до онтотерапии, от психодрамы до системной семейной психотерапии, от клиенто-центрированной психотерапии до фокусирования и т.
д. и т. п. Эта доминирующая и массовая форма приобщения отечественных практических психологов к современной мировой культуре вневрачебной психотерапии-консультирования обнаруживает себя соответствующей референтной переводной литературой, квалификационной подготовкой, сертификационными программами, членством в ассоциациях, стажировками, системой деловых и личных контактов. Все эти способы воспроизведения в России западной психотерапевтической-кон- сультационной практики можно рассматривать одновременно и как способы активной экспансии данной практики. Результатом является такое современное состояние отечественной психотерапии-консультирования, при котором основные направления в этой области представлены исключительно западными разновидностями (см., например, [144]). Сама идея продуктивного отношения отечественных практических психологов к психотерапевтической- консультативной практике представляется, как правило, либо несвоевременной, незрелой и даже смехотворной, либо совершенно невозможной и даже абсурдной.

И тем не менее в течение последних 10—15 лет усилиями ряда отечественных психологов-психотерапевтов (Ф. Е. Василюк, А.Ф.Копьев, Е.Т.Соколова, Т.А.Флоренская, А.У.Хараш и др.) была предпринята попытка продуктивного подхода, разработки отечественной разновидности вневрачебной психотерапии-консультирования. Эта разновидность стала называться диалогическим подходом.

Следует, однако, отметить, что теоретической базой данного подхода стала отнюдь не советская психология, а две фактически досоветские внепсихологические концепции — физиологическая концепция доминанты А.А.Ухтомского [164] и литературоведческая концепция диалога М.М.Бахтина [71]. В рамках диалогического подхода диалог выступает, с одной стороны, как эмпирический факт психотерапевтической-консультативной практики, как диадическое общение психотерапевта-консультанта и пациента-клиента, а с другой — как основной теоретический конструкт.

Несмотря на то что разработчики и сторонники диалогического подхода сближают, почти отождествляют понятия «доминанта на другом» и «диалог», нам представляется, что семантические контексты данных понятий образуют скорее антиномич- ные, нежели синонимичные, психологические концепции. Для А.А.Ухтомского общение изначально монологично, поскольку ограничено «двойником», той тенью или системой проекций, которая встраивается в пространство общения между мной и другим, препятствуя непосредственному контакту и непосредственному общению с другим как другим, замыкая человека в коконе эгоцентрической (аутичной, нарциссической, солипсической) доминанты. Непосредственное (диалогическое) общение возможно лишь в особых случаях, как результат большой и трудной внутренней работы, завершающейся «смертью двойника» и возникновением принципиально иной, новой доминанты — доминанты на другом (на собеседнике, на его лице). Для М.М.Бахтина, напротив, общение изначально диалогично, а сам диалог — универсальная и абсолютная характеристика человеческого бытия, базовое условие сознания и самосознания человека. Всякое проявление человека рассматривается в этой концепции как реплика в этом большом, глобальном диалоге. Поэтому любое человеческое проявление (даже молчание, бездействие, игнорирование общения и т.п.) диалогично по своей сути. Монолога не существует a priori. М.М.Бахтин писал: «Быть — значит общаться диалогически... Два голоса — минимум жизни, минимум бытия» [71, с.

338-339].

В рамках диалогического подхода к психотерапии-консультированию противоречие феноменологической (А.А.Ухтомский) и онтологической (М.М.Бахтин) концепций диалога снимается в психологической категории диалога как конкретного события общения. В таком диалоге, с одной стороны, возникает доминанта на собеседнике, происходит размыкание границ внутреннего мира, прорыв навстречу другому человеку, а с другой стороны, актуализируется подлинное, диалогическое бытие человека, его диалогическая природа. В общении двух людей такой диалог, выступающий как реальная антитеза монологу, может состояться или не состояться. Степень диалогичное™ общения выступает здесь как результат преодоления различных форм неподлинного, монологического (закрытого, ролевого, игрового, ма- нипулятивного, т.е. конвенционального) общения. В этой связи ситуация психотерапевтического-консультативного общения трактуется как такая ситуация, в которой диалог оказывается возможным.

Развивая содержание основной категории диалогического подхода, его сторонники разработали четыре основных понятия данного подхода — позиция вненаходимости, внутренняя диалогичность, диалогическая интенция и диалогическая позиция (см., например, [101, 102, 167]).

Позиция вненаходимости — особая, профессиональная позиция психотерапевта-консультанта, осваивая которую он перестает воспринимать внутренний мир собеседника (пациента-клиен- та) как сферу своей практической деятельности или как объект рационального анализирования и гипотезирования, но, напротив, начинает воспринимать этот мир как лишь отображаемое и понимаемое содержание. Активность психотерапевта-консультан- та, находящегося в позиции вненаходимости, проявляется лишь как его внимание к различным аспектам внутреннего мира клиента и как его адресованность к различным психологическим инстанциям (голосам) этого внутреннего мира.

Внутренняя диалогичность — это важнейшая характеристика внутреннего мира каждого человека (в том числе психотерапевта- консультанта и пациента-клиента).

Внутренняя диалогичность — это результат внутреннего диалога, идущего в каждом человеке между двумя инстанциями его внутреннего мира, между его наличным Я и его духовным Я. Психотерапевтическая-консульта- тивная ситуация — это ситуация встречи (совмещения) двух внутренних диалогов, один из которых блокирован, приостановлен или затруднен (у пациента-клиента), а другой (у психотерапевта- консультанта) осуществляется свободно и беспрепятственно. Пси- хотерапевтический-консультационный процесс развивается при этом как последовательность четырех основных этапов общения: •

участливое выслушивание психотерапевтом-консультантом голоса наличного Я пациента-клиента; •

восприятие психотерапевтом-консультантом голоса духовного Я пациента-клиента; •

озвучивание психотерапевтом-консультантом голоса духов- I ного Я пациента-клиента; •

встреча наличного Я и духовного Я пациента-клиента, восстановление внутренней диалогичности, освобождение, очище ние (катарсис) и исцеление (обретение целостности) внутреннего мира пациента-клиента.

Диалогическая интенция — это характеристика внутренней активности пациента-клиента в ситуации блокирования и фрустрации собственной внутренней диалогичное™. Диалогическая интенция — это возможность внутренней диалогичное™, обратная сторона тех реальных затруднений, которые испытывает пациент- клиент при вступлении в диалог с психотерапевтом-консультан- том. Само существование диалогической интенции пациента-кли- ента ставит перед психотерапевтом-консультантом задачу ее провокации. При этом общим методическим решением в данном случае является так называемый «принцип молчания» (А. Ф. Копьев) как специально создаваемый психотерапевтом-консультантом дефицит значимых реакций, депривация обратных связей в общении с пациентом-клиентом.

Диалогическая позиция — это профессиональная позиция пси- хотерапевта-консультанта, образуемая комплексом его установок или внутренних принципов: •

внутренней диалогичное™ любого человека; •

неравенства позиций психотерапевта-консультанта и паци- ента-клиента как следствие особой диалогической, вненаходимой и т.д.

позиции профессионала; •

допустимости условного принятия и оценивания психотера- певтом-консультантом наличного Я пациента-клиента; •

незавершенности и неопределенности субъектной природы пациента-клиента; •

допустимости совета как средства установления контакта с пациентом-клиентом, актуализации в его сознании тех или иных содержаний, указания на игнорируемые аспекты его собственной проблемы; •

свободы и ответственности пациента-клиента за свою жизнь.

Остановимся на оценке данного подхода.

Во-первых, следует отметить, что диалогический подход не существует как единое и целостное направление, он представлен в работах своих сторонников в виде особых, иногда весьма различающихся друг от друга вариантов или версий. До настоящего времени никто еще не предпринял попытки интегрировать эти версии в одно целостное, систематически разработанное и представленное единым сообществом психологов-практиков направление.

Во-вторых, разработки в рамках диалогического подхода отличает, как это ни парадоксально, монологичность, отсутствие диалога с современным многообразным миром психотерапии-консультирования. Отсутствие эксплицированного психологического референтного круга восполняется при этом подчас имплицитными прикреплениями к православной, святоотеческой «христианской психологии».

В-третьих, множественность, неоднородность, а подчас и противоречивость источников, вариантов и методологических ориентации внутри диалогического подхода во многом определяют его многоаспектную маргинальность, его положение между наукой и религией, мировой и отечественной психологией, досоветской и советской психологией.

И, наконец, в-четвертых, некоторые постулаты диалогического подхода, имеющие непосредственное отношение к практике психотерапии-консультирования, явно не согласованы между собой и противоречивы. Например, допустимость условного принятия и оценивания пациента-клиента в работе психотерапевта- консультанта никак не согласуется с пониманием собеседника не как объекта исследования, диагностики и воздействия, а как равноправного субъекта живого диалогического общения; постулируемое неравенство позиций участников психотерапевтического- консультационного общения очевидным образом противоречит самой идее диалога как равноправного общения и т.д.

<< | >>
Источник: Орлов А. Б.. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: Учеб. пособие для студ. психол. фак. вузов. — М.: Издательский центр «Академия». — 272 с.. 2002

Еще по теме Диалогический подход:

  1. Триалогический подход
  2. 2.5. Ситуационный подход
  3. 2.1. Системный подход к РУР
  4. 2.3. Процессный подход
  5. КУЛЬТУРАЛИСТСКИЕ ПОДХОДЫ
  6. Субъективистский подход
  7. 4.4.1.5. Диагностический подход
  8. 1.3. Общие подходы в теории управления
  9. 1 А Логические основы системного подхода
  10. 2.2. Подход А. Бандуры
  11. Биосоциальный подход
  12. Психологический подход
  13. 2.4. Системный подход
  14. ПОДХОД К ОТБОРУ ПОСТАВЩИКА
  15. 10.2. Специфика социологического подхода
  16. 3.5. Стратегический подход к муниципальному управлению
  17. Требования системного подхода
  18. 3.1. Подход Д. Тибо и Г. Келли
  19. 1. Различие в методологическом подходе