<<
>>

Автоматизированное производство

Тенденция к переходу от машинного производства к автоматизированному в наиболее развитых промышленных странах наметилась уже во второй половине прошлого века. Как писал К. Маркс, «когда рабочая машина выполняет все движения, необходимые для обработки материала, без содействия человека и нуждается лишь в контроле со стороны рабочего, мы имеем перед собой автоматическую систему машин...» [19, т.

23. с. 392].

Потребность в создании таких автоматических систем обусловлена природой самого машинного производства, которую можно представить как трудовую деятельность, распределенную между быстродействующей и не знающей усталости машиной и преисполненным различных человеческих слабостей рабочим.

Неравноправный союз машины и рабочего становится скоро слишком обременительным для обоих: с одной стороны, машина уродует рабочего, приспосабливая его к своим механическим функциям, а с другой стороны, рабочий как довольно несовершенное механическое приспособление тормозит дальнейшее развитие техники [80, с. 178].

Единственный способ устранения и разрешения создавшегося противоречия — увеличение степени автоматизации машинного производства, в ходе которой системе машин передаются все новые и новые трудовые функции рабочего.

К каким последствиям приводит автоматизация производства? И как изменяется положение рабочего в таком производстве?

Вот как отвечал на эти вопросы К. Маркс: «Труд выступает (в автоматизированном производстве. — А. О.) уже не столько как включенный в процесс производства, сколько как такой труд, при котором человек, наоборот, относится к самому процессу производства как его контролер и регулировщик... Вместо того чтобы быть главным членом процесса производства, рабочий становится рядом с ним» [19, т. 46, ч. II, с. 213].

Автоматизация материального производства, ставящая рабочего рядом с процессом производства, превращающая его в наблюдателя, контролера и регулировщика, имеет чрезвычайно важное, историческое значение.

По словам Г. Волкова, «подобно тому как наш древний предок, приняв вертикальное положение, высвободил руки для созидательной деятельности, так ныне автоматизация освобождает руки и мозг рабочего для более достойных человека творческих видов труда» [79, с. 178].

Однако сама по себе автоматизация не освобождает и, конечно же, не может освободить рабочего. Оказавшись рядом с процессом производства, рабочий не освободился от труда. Капитал продолжает приковывать рабочего к материальному производству. Он «с одной стороны, стремится свести рабочее время к минимуму, а с другой стороны, делает рабочее время единственной мерой и источником богатства. Поэтому капитал сокращает рабочее время в форме необходимого рабочего времени, с тем чтобы увеличить его в форме избыточного рабочего времени... » [19, т. 46, ч. II, с. 214]. Вследствие этого даже самая развитая автоматизированная система машин, представляющая собой «могущественнейшее средство для сокращения рабочего времени, становится самым верным средством превращения всей жизни рабочего и его семьи в рабочее время» [19, т. 16, с. 293] и заставляет рабочего «работать дольше (с точки зрения величины прибавочного, избыточного рабочего времени. — А. О.), чем работает дикарь, или дольше, чем работал сам этот рабочий, когда он пользовался самыми простыми, примитивнейшими орудиями» (там же, с. 218). Таким образом, машины — эти «созданные человеческой рукой органы человеческого мозга, овеществленная сила знания» выступают как еще одно средство изощренной эксплуатации.

Не выходя за пределы материального производства, рабочий не может подняться и над этим производством, не может превратиться в подлинного регулировщика этого производства. Все дело в том, что процесс автоматизированного производства более не подчиняется непосредственному мастерству рабочего, выступает как технологическое применение науки, а наука остается чуждой рабочему. Как писал К. Маркс, «наука, заставляющая неодушевленные члены системы машин посредством ее конструкции действовать целесообразно как автомат, не существует в сознании рабочего, а посредством машины воздействует на него как чуждая ему сила, как сила самой машины» [там же, с. 204].

Именно это скрывается за тезисом о том, что наука становится производительной силой. С усложнением машин, с превращением их в сложные автоматические системы, насыщенные электронными приспособлениями, контролирующими аппаратами, следящими и направляющими устройствами, отчужденность рабочего от средств труда все более усиливается. Относительно простой станок, устройство которого рабочий (при условии достаточно высокой квалификации!) прекрасно знал, умел и отремонтировать, и при необходимости как-то модифицировать, все более и более становится достоянием прошлого.

Поскольку технологический процесс высокоавтоматизированного предприятия покоится на научных основах, не только рабочий, обслуживающий автоматы, но и цеховой инженер не может здесь что-либо существенно изменить. Судьбы технологического процесса решаются теперь не в самом производстве, а в научной лаборатории [15, с. 306].

Тот факт, что в сфере современного материального производства неуклонно сокращается доля тяжелого физического, ручного и неквалифицированного труда, может вызвать иллюзию усиливающейся тенденции к стиранию граней между физическим и умственным трудом, иллюзию «побеления синих воротничков». И в самом деле, разве можно увидеть в наладчике автоматизированных линий, в операторе химического автоматизированного производства или операторе современного прокатного стана того жалкого, доведенного жестокой эксплуатацией до почти нечеловеческого существования рабочего-текстильщика английских ткацких фабрик середины XIX в., о котором писал Ф.Энгельс, или не менее жалкого рабочего-сборщика начала XX в., выжатого, как лимон, тейлоровской системой НОТ на конвейере автомобильных заводов Г. Форда? Разве не становится труд рабочих более интеллигентным? И не исчезает ли сам пролетариат, растворяясь по мере автоматизации производства в среде технической интеллигенции?

Однако факты свидетельствуют о несостоятельности этого предположения. Как ни парадоксально для здравого смысла, этого, по выражению Ф.Энгельса, «почтенного попутчика в домашних делах», факты говорят о прямо противоположном социальном процессе пролетаризации все новых и новых групп работников интеллигентного труда.

Интеллигенция попала теперь в прямую и более жесткую зависимость от экономической и функциональной оценки содержания и типа продуктов своей деятельности (которая все шире и чаще отливается в формы наемного труда) [120, с. 377].

Наемный характер труда интеллигенции проступает при этом все более отчетливо и в отношении к средствам труда, и в снижении уровня жизни, и в утрате былого социального престижа их профессий, и, наконец, в субъективном отношении этих бывших интеллигентов к своим профессиям. Общее число лиц наемного труда повсеместно растет, а число представителей так называемых свободных профессий столь же неуклонно сокращается. Так, поданным Американской исследовательской ассоциации по проблемам труда, общее число лиц наемного труда, т.е. лиц с нормированным рабочим днем, получающих заработную плату за определенное количество рабочего времени, увеличилось с 75 до 82 % самодеятельного населения в период с 1940 по 1956 г. [79, с. 182], т. е. в годы вызванного войной промышленного бума, повсеместной интенсификации и автоматизации производства.

Таким образом, «побеление синих воротничков» оказывается своеобразной контрастной иллюзией, возникающей в силу того, что все более и более «синеют белые воротнички», т. е. «интеллектуализация труда» пролетариев маскирует пролетаризацию труда интеллигентов.

Итак, развитие автоматизированного производства само по себе не гарантирует ни подлинного освобождения людей от ига труда в материальном производстве, ни овладения ими подлинной наукой и культурой. Более того, вслед за пролетаризацией машинным производством всех слоев общества, занятых физическим трудом, автоматизированное производство способствует пролетаризации работников умственного труда. Вследствие этого все большее число людей, вовлеченных в процесс материального производства, оказывается в положении наемных рабочих, отчужденных от своей трудовой деятельности. Мир профессий как мир рабочей силы расширяет свои границы.

<< | >>
Источник: Орлов А. Б.. Психология личности и сущности человека: Парадигмы, проекции, практики: Учеб. пособие для студ. психол. фак. вузов. — М.: Издательский центр «Академия». — 272 с.. 2002

Еще по теме Автоматизированное производство:

  1. 7.4.4. Организация автоматизированного управления производством
  2. 4.1.2. Классификация автоматизированных информационных систем
  3. 4.1. Автоматизированные информационные системы в экономике
  4. Автоматизированная система поддержки управленческих решений
  5. 5.4.4. Способы интеллектуализации автоматизированных информационных систем
  6. 5.2.1. Структура и основные задачи автоматизированных информационносправочных систем
  7. Статья 313. Порядок восстановления утраченного судебного производства Статья 314. Подача заявления о восстановлении утраченного судебного производства Статья 315. Оставление заявления о восстановлении утраченного судебного производства без движения или рассмотрения Статья 316. Отказ в восстановлении утраченного судебного производства Статья 317. Решение суда о восстановлении утраченного судебного производства Статья 318. Прекращение производства по делу о восстановлен
  8. Стоимость производства или цена производства
  9. Раздел III ПРОИЗВОДСТВО ДЕЛ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ А. ИСКОВОЕ ПРОИЗВОДСТВО
  10. Возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью работников в результате несчастного случая на производстве. Экспертиза трудоспособности лиц, пострадавших на производстве
  11. Раздел II. ПРОИЗВОДСТВО В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ Подраздел I. ПРИКАЗНОЕ ПРОИЗВОДСТВО Глава 11. СУДЕБНЫЙ ПРИКАЗ
  12. Вопрос 86. Нормативная основа и правовая природа исполнительного производства и основные положения исполнительного производства
  13. 1.3 Тема 3. «Производство по делам, возникающим из конституционных административно-правовых отношений» (далее производство по административным делам)
  14. Расследование и учет несчастных случаев на производстве. Несчастные случаи на производстве, подлежащие расследованию и учету
  15. 3.1.3. Эластичность производства
  16. 3.2.2. Затраты и производство
  17. Счет 23 "Вспомогательные производства"