<<
>>

а) Процесс индустриализации в Мексике

Революция, укрепившая новую политическую власть, вместе с тем наглядно продемонстрировала признаки ее крайней слабости в экономических делах. Основные сектора экономики, транспорта, добычи природных ресурсов, нефтепереработки, энергетики и т. д.
продолжали оставаться в руках мощных иностранных компаний, использовавших свое влияние для ограничения действий мексиканского правительства. Само правительство испытывало трудности в поиске устойчивой политической поддержки для обеспечения стабильности в стране. Разрушение прежних структур управления аграрным сектором привело к своего рода «атомизации» крестьянства, которое, хотя и было ревностным защитником революции, вряд ли могло превратиться в надежную экономическую опору для дальнейших революционных преобразований. Рабочий класс также был слаб, о чем свидетельствовало наличие параллельных профсоюзных организаций, чем ловко пользовались иностранные компании для навязывания своих условий. Таким образом, слабость системы проявлялась в плохо организованной народной поддержке (рабочими и крестьянами) политики правительства и неспособности решить внутренние проблемы экономики, контролировавшейся извне. Для правительства единственной возможностью добиться более приемлемых отношений с иностранными корпорациями было опереться на союз крестьянского и рабочего движения, укрепив их единство. Именно в этом состояла политика Карденаса. Добившись создания такого союза и присоединения к нему других групп населения, он смог противостоять иностранным компаниям. Конфликт, как известно, вспыхнул в нефтедобывающей отрасли и завершился ее национализацией. Государство при народной поддержке начало процесс индустриализации [169] Мексики. Однако его действия по обобществлению экономики встревожили не только иностранных вкладчиков, но и самые широкие слои национальных предпринимателей. Предстоял своего рода выбор: идею о необходимости индустриализации Мексики разделяли почти все, а вот вопрос, как и какими силами ее проводить, вызывал острые разногласия.
Относительному единству нации, сложившемуся за годы революционного процесса, стал грозить раскол. В итоге была выбрана «формула промышленного развития», при которой иностранные инвестиции благосклонно допускались в страну под определенным государственным надзором (политика, начатая Авилой Камачо и продолженная Алеманом). С началом процесса индустриализации и связанного с ним развития экономики была сделана попытка быстро удовлетворить требования трудящихся. А поскольку большая часть установленных промышленных мощностей находилась в руках филиалов североамериканских монополий, которые вкладывали капитал в Мексику, то именно они выигрывали от системы гарантий и льгот, установленных правительством. Иностранные инвестиции направлялись не только в промышленность, но и в сферы финансов и торговли. Государство же заботилось о том, чтобы условия на новом рынке были благоприятными. А если этого обеспечить не удавалось, создавало условия для его монополизации. Государство продолжало развивать базовую инфраструктуру и обеспечивать хорошие условия работы на рынке. Оно лишь просило промышленных инвесторов производить товары внутри страны. Особое значение приобрела сборка промышленных изделий. Однако не только промышленность частично контролировалась иностранными корпорациями, аналогичный процесс затронул и аграрный сектор. Если разобраться, аграрная реформа, и в частности, создание «эхидос» (общинные земли), обеспечили политическую [170] поддержку революции, но вслед за этим надо было подключить аграрный сектор к новой экономической политике. Государство начало осуществлять капиталовложения, которые позволили бы повысить производительность в сельском хозяйстве, однако наделённое по конституции обширными сельскохозяйственными угодьями, оно стало оказывать поддержку прежде всего капиталистическим слоям аграрного сектора. Типичный пример - хлопководство, где капиталистические хозяйства начали подчинять себе остальных производителей. Механизм введения нового режима эксплуатации был связан с организацией сбыта продукции, находившейся в основном под контролем наиболее преуспевавших групп предпринимателей. Как и в промышленности, в сельском хозяйстве с иностранными инвестициями связывались надежды на быстрое улучшение. Возникла очень тесная связь между теми, кто политически контролировал государство, и теми, кто руководил новыми экономическими секторами. Таким образом, будущая судьба политиков стала зависеть от потенциала динамичного развития современных частных и государственных групп в экономике. Тем не менее не остались в стороне и народные слои городского населения, хотя они в полной мере испытали на себе все трудности, которые приносил этот процесс для национальной экономики. Вероятно, всё вышесказанное отчасти объясняет дальнейшее сохранение сложных и запутанных союзов между самыми разными слоями общества.
<< | >>
Источник: Фернандо Энрике Кардозо Энцо Фалетто. ЗАВИСИМОСТЬ И РАЗВИТИЕ Латинской Америки. 2002

Еще по теме а) Процесс индустриализации в Мексике:

  1. 9.11. В чем заключались успехи и издержки индустриализации СССР?
  2. 2 Индустриализация
  3. Индустриализация и утверждение секулярно-рациональных ценностей
  4. ПОСЛЕДСТВИЯ КОЛЛЕТКИВИЗАЦИИ И ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ
  5. Демократические и антиимпериалистические преобразования правительства Карденаса в Мексике (1934–1940)
  6. Открытие тихоокеанской полосы Мексики и Гватемалы
  7. Грихальва и открытие Мексики
  8. Глава 14 КОРТЕС И ЗАВОЕВАНИЕ МЕКСИКИ
  9. § 4. ВОССТАНОВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА, ПЕРЕХОД К ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ И КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ
  10. Глава 1 СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в. НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ СТРАНЫ
  11. РАЗВИТИЕ АРГЕНТИНЫ, БРАЗИЛИИ И МЕКСИКИ В УСЛОВИЯХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ (СЕРЕДИНА 80-Х – НАЧАЛО 90-Х ГОДОВ). ЧИЛИ ПОСЛЕ ДИКТАТУРЫ
  12. Болдуин, Джеймс Марк (Baldwin, James Mark), 1861–1934, США, Мексика, Франция, Канада.