<<
>>

V. Национализм и популизм: общественные силы и десарольистская политика на этапе консолидации внутреннего рынка

Что касается отношений между различными группами и классами общества с учетом особенностей их предшествующего формирования в разных условиях внешней зависимости, то отличительной чертой переходного периода в Латинской Америке, видимо, можно считать более широкое и активное участие средних городских слоев и торгово-промышленной буржуазии в системе господства.
Во всяком случае в экономической сфере подобные социальные процессы дали о себе знать в политике укрепления внутреннего рынка и индустриализации. Понятно, что конкретное направление такой политики, как уже подчеркивалось, в некоторых случаях приобретало более ярко выраженный либеральный характер, когда упор делался на динамичное развитие частного предпринимательства. Это происходило в странах с экспорториентированной экономикой, находившейся под контролем национальных групп, которым еще до начала кризиса в сфере внешней торговли удалось создать достаточно мощный промышленный сектор. С другой стороны, при исходно анклавном типе развития государственный «дирижизм» отражал попытки городских промышленных групп, не связанных напрямую с экспортно-импортными операциями, создать собственную экономическую базу. Разумеется, в рамках этой последней гипотезы можно предположить, что в некоторых странах контроль над госаппаратом был использован как инструмент для формирования самого индустриального класса, который позднее совместно с госучреждениями начал выполнять предпринимательские функции. [144] И при этом следует подчеркнуть, что отмеченные различия не означали исключения из этих процессов: ни для частного сектора в странах с высоким уровнем государственного вмешательства в экономику, ни для госсектора на первом этапе индустриализации (даже в странах более либерального толка). Наоборот, этап импортзамещающей индустриализации привел к слиянию двух процессов: экспансии частного сектора экономики, следствием которой стало укрепление промышленной буржуазии, и формирования новых сфер для капиталовложений, преимущественно в «базовых отраслях» и на объектах инфраструктуры, где существенную роль играло государство.
Структурные изменения в странах, приступивших к созданию новых основ экономического развития, определяются тем, что нарождающиеся элементы экономики неизбежно требуют существенных изменений в общественном разделении труда. Это в скором времени приводит к трансформации демографических и экологических условий развития. И все это находит отражение в общественной жизни: растет пролетариат и увеличивается непролетарский городской народный сектор. Кроме того, расширение упомянутого сектора обычно обгоняет возможности трудоустройства за счет увеличения числа новых рабочих мест в городах, создаваемых в ходе индустриализации. В Латинской Америке это привело к формированию того, что можно назвать «городским массовым обществом», возникающим в связи с недостаточной индустриализацией экономики. Именно «присутствие масс» наряду с появлением первых устойчивых элементов диверсифицированной индустриальной экономики (производящей не только товары повседневного спроса) могут рассматриваться как основные характеристики исходного этапа, так сказать, «развития вовнутрь», которое началось во время второй мировой войны, а апогея своего достигло в 19501960 годов. [145] Именно в этот период была разработана политика импортзамещающей индустриализации29, которая в конечном счете состояла в использовании уже имевшейся производственной базы и ее дальнейшем развитии для того, чтобы удовлетворить внутренний спрос на потребительские товары и промышленные полуфабрикаты, особенно в условиях ограниченности инвалютных резервов и трудностей с импортом. В ходе этого процесса возрастает роль государства и меняется характер его действий: если в предшествующий период государство (выражавшее в основном интересы экспортеров и землевладельцев) выступало как посредник в финансовых делах иностранных инвесторов, то теперь оно превратилось в орган, с помощью которого предпринимаются необходимые меры по «таможенной защите» рынка, переводу доходов от экспорта во внутренний сектор и созданию базовых элементов инфраструктуры для обеспечения импортзамещающей индустриализации.
Именно в этот период возникли национальные сталелитейные и нефтеперерабатывающие заводы, электростанции и т. д. Подчеркнем еще раз, что отмеченные меры были предприняты только в отдельных странах и стали результатом действий возникших там в переходный период альянсов во властных структурах. И потому сейчас считают, что индустриализация в этих случаях изначально не была результатом ни революционного, ни постепенного укрепления позиций обычной промышленной буржуазии. Такая индустриализация скорее стала результатом политики взаимных уступок и компромиссов между самыми различными слоями населения, с самого начала стремившимися к созданию такого типа экономики, который, с одной стороны, обеспечил бы экономическую опору для новых групп (разделивших бремя власти в переходный период), но с другой стороны, предусматривал [146] возможность социально-экономического участия в этом процессе больших по численности трупп городского населения, способных уступить против существующей системы господства. В годы индустриализации в ее орбиту входят и представители растущего среднего класса, и городская буржуазия, и выходцы из слоев прежней экспортно-импортной элиты, в том числе связанные с малоэффективным помещичьим хозяйством. Правила социально-политической «игры» на этапе импортзамещающей индустриализации были формально закреплены в виде цепи компромиссов и союзов, заключения которых смогли добиться разные социальные силы. Это привело к формированию нового баланса сил во властных структурах; в них представлены и продолжают борьбу за свою гегемонию как финансовый и агроэкспортный сектора, так и промышленники и средние городские слои. С другой стороны, в ряде случаев на политической арене появляется «народный сектор». Он выступает то в качестве объекта манипулирования со стороны власти, то в качестве ее опоры. Обычно он состоит из трех компонентов: рабочего класса, народных масс города и деревни. При наличии общих проблем экономического и социально-политического характера различия в характере компромисса, к которому социальным силам удалось прийти в конкретных странах, определили появление разнообразных форм индустриализации, организационных и управленческих схем, механизмов контроля над структурами власти, как раз и отражавших специфику политики импортзамещающей индустриализации в каждой стране.
Причины появления подобных различий следует искать в исторических особенностях эволюции их экономик и специфике становления национального общества, ибо, как уже говорилось, Функции государства и характерное поведение предпринимательских групп в переходный период различались в зависимости (по [147] меньшей мере) от исходного состояния хозяйственной системы - анклавного либо свободного развития без «внешнего пресса». Но в последующем, когда «присутствие масс» стало важным фактором при выборе методов управления, проявляются иные различия, связанные с характерными особенностями народного сектора каждой страны. Прежде чем более детально рассмотреть основные условия, необходимые для укрепление внутреннего рынка, стоит упомянуть об основных экономических и политических проблемах того периода. Преобладали два типа политической ориентации, как нельзя лучше отражавшие особенности политического положения в то время. Появление первого было результатом скрытого давления масс, проходило под лозунгом «путь к участию» и стало началом движения за «перераспределение» социальных и экономических благ. Второй отражал интересы новых господствующих классов и предполагал продолжение роста национальной экономики, ориентированной на внутренний рынок, при сохранении существовавшей системы господства. Именно вторая тенденция в политике предполагала движение к «национализму» и позволяла, между прочим, «включить» массы в производственную систему и в какой-то мере вовлечь их в политическую систему. Таким образом, устанавливались социальные связи, которые придали смысл «десаррольистскому популизму», сочетавшему такие противоречивые цели как расширенное потребление при наращивании капиталовложений, прямое участие государства в экономическом развитии при укреплении частного промышленно-городского сектора. Потребность в такой идеологии как «десаррольисткий популизм», где противоречивые цели сведены воедино, определялась стремлением достичь необходимого консенсуса и узаконить новые властные структуры, выступающие перед народом радетелями [148] программы индустриализации, призванной принести пользу всем.
В этом контексте схема создания внутреннего рынка предполагает: а) наличие капиталов для реинвестирования внутри страны; б) наличие твердой валюты для финансирования индустриализации; в) наличие у государства возможностей (пусть и ограниченных) для перераспределения получаемых доходов ради вовлечения в рассматриваемый процесс народных масс; г) способность частного сектора и государства заниматься предпринимательской деятельностью для обеспечения внутренней экспансии экономики; д) необходимый минимум ответственности и эффективности в действиях государственной администрации; е) резервы консолидации политического руководства, способного канализировать противоречивые интересы различных групп в русло, которое представляется как поиск согласия во имя «Нации». Реально капиталы и валюта сосредоточены в основном в экспортном секторе. Поэтому для реализации указанной схемы необходимо, чтобы в противодействие его интересам включились промышленная буржуазия, государственная бюрократия и народно-пролетарские сектора. Успех дела определяется, с одной стороны, наличием благоприятной конъюнктуры на мировом рынке, которая наряду со стабилизацией валютного курса позволяет поддерживать устойчивость цен на экспортную продукцию. С Другой стороны (в контексте «десаррольистского союза» между промышленниками и народно-пролетарскими слоями), он определяется способностью продолжать проведение таможенной и валютной политики, которая может обеспечить необходимый [149] уровень промышленных инвестиций, пусть даже в ущерб аграрному сектору и традиционным средним слоям, а также добиться увеличения числа занятых в индустриальной системе, если уж нет возможности существенно повысить реальную заработную плату. В результате сталкиваются группы, контролирующие или стремящиеся контролировать источники накопления, и социальные слои, оказывавшие давление на государственный аппарат в целях изменения ценовой и бюджетной политики, чтобы в конечном счете повысить капитализацию частных и государственных предприятий.
Сам ход истории определяет, как в конкретных ситуациях сочетаются эти факторы индустриализации, и создаёт условия для формирования политико-экономических «моделей развития». Однако для простоты изложения и возможности использования уже устоявшихся концепций (в несколько ином толковании) в данной работе мы можем говорить об «моделях упорядоченных переменных». Из предшествующего анализа следует, что характерные черты политики индустриализации определяются тем, в какой степени она позволяет согласовать или сочетать интересы государства и промышленной буржуазии. В деятельности государства важны не только экономические функции, которые оно в состоянии осуществлять, но и (что еще важнее) формы, в каких подобного рода функции осуществляется, предстающие как инструмент господства и суммарный результат действий различных групп, составляющих государство. Причем постоянное присутствие масс - ставшее уже фактом в тот период времени - означало, с одной стороны, что они превратились в необходимый элемент процесса индустриализации (не только в качестве рабочей силы, но и как потребители на [150] рынке), а с другой - что различные властные структуры не могут не считаться с поведением масс, которые либо их поддерживают, либо отвергают. Отношения между промышленной буржуазией и государством строятся по определенным «стереотипам» в самых различных странах в зависимости от того, формировалось их хозяйство исходно на основе анклавов или производства, контролировавшегося национальными группами. Выделяются несколько типичных форм таких отношений. а) «Либеральная» индустриализация, осуществляемая на основе частнопредпринимательской инициативы, очевидно, предполагает существование в предшествующий период мощного и доминирующего агроэкспортного сектора, который так или иначе связан и с внутренним рынком. б) «Национально-популистская» индустриализация ориентирована на политические установки, формирующиеся в условиях натиска фракций буржуазии, связанных с аппаратом власти, средних слоев и народных масс (через профсоюзы), которые в той или иной мере поддерживают процесс развития совместно с аграрным экспортно-импортным сектором, а иногда и в противовес ему. в) Индустриализация, регулируемая «десаррольистским государством», представляет собой процесс, при котором неспособность капиталистического экспортно-импортного сектора внутри страны осуществить накопление капиталов и переориентировать производство на внутренний рынок компенсируется государственной программой, меняющей направление финансовых потоков при помощи налоговой системы и создающей основы индустриальной экономики. Такой вариант развития оказывается предпочтительным в ситуации анклавов. Понятно, что решение проблемы индустриализации изначально [151] предполагает существование достаточно четких представлений о том, какие группы способны принимать решение о расширении инвестиций и потребления, переориентировать текущие финансовые потоки на внутренний рынок. Не менее серьезной является и проблема «вовлечения» в процесс развития обширных секторов населения, которые уже оказались социально мобилизоваными в ходе индустриализации. По этой причине «национализм» и «популизм» остаются центральными лозунгами при любых попытках реорганизовать «развивающиеся» общества на основе достижения консенсуса между соперничающими группами, которые при этом демонстрируют очевидную солидарность лишь в одном вопросе - стремлении найти новую опору для национальной власти. Историко-структурные особенности изначальной ситуации в странах, которым удалось вступить на путь индустриализации, продолжают сказываться на поведении как правящих групп, так и народных масс, и во многом объясняют различные результаты, полученные в ходе конкретных попыток создания промышленной базы экономики30.
<< | >>
Источник: Фернандо Энрике Кардозо Энцо Фалетто. ЗАВИСИМОСТЬ И РАЗВИТИЕ Латинской Америки. 2002

Еще по теме V. Национализм и популизм: общественные силы и десарольистская политика на этапе консолидации внутреннего рынка:

  1. 12.4. Применение силы коллективными системам?! безопасности на современном этапе
  2. Глава 17 ОПРЕДЕЛЯЮЩИЕ ВНУТРЕННИЕ СИЛЫ: ЖЕРТВОВАТЕЛИ, ПОПЕЧИТЕЛИ И УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ ПЕРСОНАЛ
  3. 9.25. Какие политические партии и общественные движения действуют в России на современном этапе?
  4. 10.3.Финансовая политика в России на современном этапе
  5. 1. Типы денежно-кредитном политики и ее особенности на современном этапе
  6. Завоевания Леовигильда. Мятеж Херменегильда. Внутренняя политика. Церковная политика. Обращение Реккареда и вестготов. Последствия для королевской власти.
  7. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА
  8. III.Политика рынка труда в Германии и Нидерландах
  9. § 2 Политика открытого рынка
  10. СОЦИАЛИЗМ И ПОПУЛИЗМ
  11. Лекция 7. ПРОВАЛЫ РЫНКА И ПОЛИТИКА РАСПРЕДЕЛЕНИЯ РЕСУРСОВ
  12. 1. Внутренняя политика нацистской диктатуры