>>

ОТ ИНТЕГРАЛЬНОГО ЗНАНИЯ К ИНТЕГРАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ (Предисловие к русскому изданию)

Теория мертва, а древо жизни пышно зеленеет?! Да, теория мертва, если она вырождается в схоластику, если она не чувствует пульса жизни, не развивается вместе с ней и не способна в чем-то ее предвидеть и даже опередить.
Теория мертва, если она замыкается осмыслением какой-то части (пусть даже очень важной) общественной жизни. Ведь бытие отдельного человека, бытие общества, бытие и развитие планетарного сообщества, наконец, имеют множество слагаемых. И на микро-, и на макроуровне бытие и развитие - равнодействующие всей совокупности экономических, социальных, политических, духовных условий и факторов. Развитие же обществоведческих наук, претендующих, во-первых, на адекватное теоретическое отражение действительности и, во-вторых, на разработку принципов и механизмов ее совершенствования до сих пор шло - преимущественно - параллельными «отраслевыми» дорогами, почти не пересекаясь. Экономисты говорили и рекомендовали своё, социологи твердили другое, политологи были поглощены родными сюжетами. У каждого «отраслевика» вырисовывалась своя модель развития, которая по определению не могла дать полной картины. Отдельные «отраслевые» теории (да и сомнительные гипотезы!), воздействуя на профессионалов - практиков своей области [7] знаний, трансформировались в политики (стратегии), а вооруженные таким образом практики пытались (и пытаются) воздействовать на действительность через весьма ограниченную совокупность рычагов и параметров, забывая либо просто не понимая значения других «переменных» развития. Итог экспериментирования часто становился не просто неудачным. Он становился катастрофическим для многих обществ на разных исторических этапах и в различных точках планеты. Свидетельство этому - и история Латинской Америки, давняя и недавняя. Бразилец Фернандо Энрике Кардозо и чилиец Энцо Фалетто одними из первых осознали «врожденный порок» современного обществоведения и предприняли серьезные аналитические усилия для преодоления перегородок, разделяющих экономические, социологические и политологические знания в трактовке интегрального процесса общественного развития.
В данном случае это было сделано применительно к Латинской Америке, ее историческому опыту к исходу 60-х годов XX века. Но по своему теоретическому значению труд Кардозо и Фалетго выходит за географические и временные рамки. Об этом само за себя говорит содержание книги «Зависимость и развитие Латинской Америки». Она получила широкий резонанс в мировой обществоведческой литературе, войдя в разряд ее классических трудов. Кардозо и Фалетто взялись за совместный труд, когда работали в Латиноамериканском институте экономического и социального планирования (ИЛПЕС), созданного при Экономической комиссии ООН по Латинской Америке (ЭКЛА), которая по праву считалась и считается крупнейшим «мозговым центром» стран региона. ИЛПЕС был задуман как своего рода транслятор аналитического знания и концепций развития, разрабатывавшихся в стенах ЭКЛА, в практическое действие, в инструмент реформирования [8] и модернизации экономики и общества для перехода, в конечном счете, к так называемому самообеспечиваемому развитию, то есть развитию, определяемому национальными интересами и преимущественно внутренней динамикой, внутренними импульсами. То была реакция на пороки «зависимого развития», которые ложились тяжелым бременем на латиноамериканские народы. И Кардозо, и Фалетто принадлежали к поколению латиноамериканских «шестидесятников», глубоко проникшихся идеей отрицания зависимости и отсталости, стремлением к социальному и национальному обновлению, к поколению интеллектуалов, горячо переживавших политические коллизии того бурного времени (вызов, брошенный Кубинской революцией, волна национализации собственности иностранных корпораций, выход на арену леворадикальных и правонационалистических сил, массовые студенческие волнения и т. д.). В Латинской Америке говорят: кто не стал левым радикалом в молодости, тот не имеет сердца, кто остался им в зрелые годы - не имеет разума. Кардозо и Фалетто, склоняясь к первой категории, изначально занимали взвешенную позицию, позицию и сердца, и разума.
Энцо Фалетто остался в академической среде, осуществляя научную и преподавательскую деятельность. Фернандо Энрике Кардозо, пройдя годы вынужденной политической эмиграции (в период военного режима в Бразилии) и опыт преподавания в престижных европейских университетах, не смог ограничиться прежним статусом и на волне демократического обновления в Бразилии вступил на стезю политической карьеры. Основав вместе с группой соратников Партию бразильской социал-демократии, он сначала становится сенатором, затем - министром и, наконец, после выборов 1994 года - президентом своей [9] страны. Бразилия (как, пожалуй, и вся Латинская Америка), знавшая на постах главы государства генералов и предпринимателей, латифундистов и банкиров, карьерных чиновников и адвокатов впервые, пожалуй, обрела в качестве лидера, обличенного полнотой власти, видного мыслителя, признанного ученого-обществоведа. Мы не беремся здесь судить, насколько помог Кардозо его теоретический багаж и авторитет ученого. Нам трудно оценить то, какая часть прежних взглядов была пересмотрена, какая осталось. Видимо, Фернандо Энрике Кардозо, обладающий теперь уникальным сочетанием опыта ученого-теоретика и политического лидера, главы гигантского государства, оставив со временем президентский пост, сам расскажет об этом в будущих интервью и воспоминаниях, а лучше - в новых статьях и книгах. Пожелаем это ему и нам, заинтересованным читателям. А пока вернемся к уже написанной книге, попытавшись ввести русскоязычного читателя в круг ее основных постулатов и особенностей. Думается, центральная идея книги все же выше того, что формально постулируется в ней в качестве основных тезисов. Быть может, она больше дана нам в ощущениях, в общем настрое книги. Речь идет о том, с чего начинается это предисловие, об интегральном характере процесса общественного развития и, соответственно, о необходимости интегрального анализа и получения интегрального же знания. С какой целью? Лишь с той, чтобы получить более совершенный и адекватный реальности научно- теоретический продукт? Думается, нет.
Замысел авторов, на наш взгляд, идет гораздо дальше. Он вписывается в поиск пути от интегрального знания к интегральной стратегии развития. Он, как представляется, предупреждает, точнее предвосхищает крайности [10] неолиберального проекта, «Вашингтонского консенсуса», превратившихся в «main stream» на рубеже двух веков. Тогда (и мы это ощущаем теперь в России) возобладали радикальные технократические решения, проигнорировавшие «интегральность развития», конкретно-исторические, цивилизационные особенности различных обществ. Применительно к Латинской Америке Кардозо и Фалетто попытались учесть эти особенности, сформулировав концепцию «зависимо-ассоциированного общества», которая прозвучала как антитеза представлениям первых депендентистов (сторонников концепции «зависимого капитализма»), получившим широкое хождение в интеллектуальных и политических кругах Латинской Америки в 60-х годах XX века. Работая в основном в теоретическом поле марксизма, Кардозо и Фалетто ближе, пожалуй, к его грамшианской версии с ее гибкостью и способностью вести спокойную творческую дискуссию, не отвергая с порога «упрямые факты», а находя им адекватное место в аналитическом процессе. Они не стремятся расставлять все точки над «i». Напротив, оставляют резерв для дальнейших рассуждений и полемики. Их теоретические конструкции не остаются в подвешенном состоянии научной абстракции. В каждом случае авторы (и это - редкое достоинство теоретических трудов) стремятся соотнести их с конкретной действительностью, вписать их в исторический контекст латиноамериканских стран. Значительная часть книги - синтетическое изложение конкретных ситуаций конкретных стран, через которые прослеживаются общие и типические тенденции, выявляются траектории и механизмы процесса общественного развития в его действительной интегральности. В книге ощущается и доказывается не только интегральность действительности, не только необходимость интегрального [11] знания о ней, но и потребность в адекватно интегральном подходе к разработке стратегии развития. Думается, это жизненно важно в нашу эпоху, в эпоху глобализации и спонтанной реакции антиглобализма, когда взаимозависимый мир настоятельно требует равновесия и устойчивости, когда он особенно уязвим перед лицом катаклизмов и срывов даже в отдаленных точках планеты, тогда, когда он подвержен роковым «цепным реакциям». В. М. Давыдов - директор Института Латинской Америки РАН, Президент Международной федерации исследований по Латинской Америке и Карибскому бассейну [12]
| >>
Источник: Фернандо Энрике Кардозо Энцо Фалетто. ЗАВИСИМОСТЬ И РАЗВИТИЕ Латинской Америки. 2002

Еще по теме ОТ ИНТЕГРАЛЬНОГО ЗНАНИЯ К ИНТЕГРАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ (Предисловие к русскому изданию):

  1. Глава О НАЦИЯ КАК ИНТЕГРАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ. ИНТЕГРАЛЬНАЯ ТЕОРИЯ НАЦИИ
  2. Интегральные индикаторы социального развития и уровня жизни населения
  3. Предисловие к русскому изданию
  4. Предисловие к русскому изданию
  5. Предисловие к русскому изданию
  6. Предисловие к русскому изданию
  7. Предисловие к русскому изданию книги "Черный сад”
  8. 2.4.2. Право на топологии интегральных микросхем
  9. 5.1. Интегральная природа национальной общности и интегралистские основы теории нации
  10. 12.11. Интегральная оценка устойчивости финансового состояния
  11. 15. Интегральная социология П. Сорокина
  12. Концепция единого интегрального показателя уровня экономической безопасности банка
  13. 5.6. Главные принципы, подходы и постулаты интегральной теории нации
  14. Интегральная социология Питирима Сорокина