<<
>>

а) Инкорпорация среднего класса в условиях краха олигархического господства (Мексика, Боливия, Венесуэла)

В странах, где господство олигархии зиждилось на существовании горнорудных анклавов и традиционных отношениях в [125] сельском хозяйстве, средний класс мог добиться эффективного участия в управлении страной тогда, когда ему удавалось с помощью крестьянских и народных масс совершить революционные перевороты, как, например, в Мексике и Боливии или в более мягкой форме в Венесуэле.
Существенное отличие первых двух стран объясняется не только хронологически. Главным образом оно объясняется различной ролью, которую сыграли крестьянские массы в революционном движении. В Мексике в период порфиризма основным источником развития, как известно, являлась разработка полезных ископаемых, которая наряду с железными дорогами и энергетикой находилась в руках иностранного капитала. 40% всех инвестиций в стране приходилось на Соединенные Штаты, из которых 80% - на железные дороги, горнорудную и нефтяную промышленность. Система асьенды обеспечивала незыблемость внутренней системы господства. Хотя следует признать, что иногда в состав правительства входили также представители буржуазии (в основном торговой и финансовой). Что же касается средних городских слоев, представленных в государственной администрации, то они не могли играть существенную роль в силу элитарного характера режима. Можно сказать, что средние слои общества, находившиеся в администрации Порфирио Диаса, отбирались самой олигархией. Для того чтобы иметь собственное представительство, среднему классу необходимо было добиться введения избирательной системы. Сопротивление, оказываемое при этом со стороны олигархии, не оставляло ничего другого, кроме революции, заставляя средний класс искать союзников среди крестьянства, которое могло бы быть использовано в качестве «армии» в борьбе против репрессивного аппарата олигархии. Средний класс в Мексике достигает своей цели с Революцией [126] (вспомним лозунг «честные выборы и нет повторному избранию») и, хотя не без труда, поначалу навязывает землевладельцам союз уже под предлогом равноправия.
Не случайно в состав правительства Мадеро вошли известные политики времен порфиризма. Правление Каррансы также вполне наглядно демонстрирует этот союз. Но сама Революция способствовала созданию крестьянских и рабочих организаций и осознанию ими того, что именно они сделали Революцию. Союз среднего класса с помещичеством смог просуществовать лишь до наступления кризиса 1929 года. Но, с другой стороны, Революция не означала разрыва уз зависимости от иностранного капитала. Тем временем нарастали требования рабочих и крестьян, что вело к нестабильности режима. В этих условиях средний класс должен был либо сохранять союз с земельной олигархией и идти на обострение отношений с народными массами, либо менять тактику. Выбор в этой ситуации сделало правительство Карденаса в 1934 году. Оно пошло на союз с народными массами, что выразилось в проведении глубокой аграрной реформы, создании коллективных хозяйств (эхидос) и сильных профсоюзов. Была также проведена в жизнь широкая программа национализации, конечной целью которой стала нефтяная промышленность. Таким образом, были предприняты первые шаги, обеспечивавшие режиму эффективную поддержку народа. Однако особенность этой ситуации заключалась в том, что при управлении государством представителями среднего класса в частном секторе формировалась параллельная экономическая власть. Что касается Боливии26, то там политический крах олигархи начался после поражения в Чакской войне. Она позволила индейскому населению впервые ощутить себя частью нации и осознать свое положение в обществе. Помимо этого, среди части средних слоев начало расти недовольство олигархической властью [127] и стремление сменить ее тем или иным путем. Это относилось к молодым офицерам - участникам Чакской войны, университетским кругам и некоторым небольшим политическим организациям, действующим в городах. Эти организации консолидировались по мере того, как находили сильного союзника в лице шахтеров оловянных рудников. Результатом стало образование Революционного националистического движения (РИД).
При этом следует заметить, что вначале крестьянское движение не входило в РНД и развивалось с 1936 года самостоятельно в более радикальном направлении. После неудавшейся попытки правительства Вильяроеля сделать более открытой структуру власти на основе союза военных, с одной стороны, и народных масс, с другой, новая попытка покончить с олигархической и анклавной системой встретила более решительную поддержку населения столицы, упомянутых группировок среднего класса и шахтеров. Не случайно, последующие политические выступления ориентируются на национализацию рудников. Поначалу казалось, что радикализм городских низов и населения шахтерских поселков не затронет деревни27. Тем не менее сама динамика крестьянского движения поставила перед представителями среднего класса, пришедшими к власти, вопрос об аграрной реформе. Хотя сами крестьяне и не являлись активными участниками политического руководства страной, они превратились в важную социальную опору средних городских слоев после революции 1953 года. В Венесуэле борьба между различными региональными олигархическими группировками завершилась установлением военного режима. Хотя он и не затрагивал власть региональных олигархий на местах, но воспрепятствовал продолжению их междоусобной борьбы за преобладающее влияние. Пакт с нефтедобывающими компаниями, который поддерживался [128] в годы военных режимов, нарушил традиционный расклад в обществе. Рост городов способствовал формированию довольно значительного среднего класса, а деятельность иностранных компаний в нефтяном анклаве вела к значительной концентрации рабочей силы. В стремлении добиться свержения режима средний класс создал оппозицию, основу которой составляли средние городские слои и нефтяники. Этот союз не представлял собой особую угрозу правящему режиму, поскольку за отсутствием выборов оставалась лишь альтернатива насильственного решения. А это было трудно реализовать. Ведь средний класс был сосредоточен в городах, а поддерживавшие его рабочие (нефтяники залива Маракайбо) находились довольно далеко.
И более того, по мере поступления доходов от нефти и их перераспределения в Каракасе уменьшалась возможность поддержки со стороны городских народных слоев. Альтернативой для средних слоев в этих условиях стало использование противоречий в самой власти и особенно среди военных, чтобы спровоцировать новый военный переворот. Конкретным примером служит военный переворот, совершенный генералом Мединой Ангарита, который был поддержан средними слоями при обещании восстановить демократию. Получив таким образом возможность участия в выборах, партия Демократическое действие, представлявшая собой альянс среднего класса с рабочими-нефтяниками, смогла прийти к власти. С этого момента предпринимаются первые шаги, направленные на подрыв основ традиционной власти. Начинает проводиться аграрная реформа, правительство переходит на более выгодные условия в отношениях с нефтяными компаниями. При всем при том власть партии Демократическое действие оказалась недолговечной. Военные, являвшиеся главной силой свержения прежнего режима, отстраняют[129] эту партию от власти и приводят к ней правительство авторитарного толка во главе с Пересом Хименесом, которое извлекает выгоду от хороших отношений с анклавом. Период правления Переса Хименеса совпал с подъемом экспорта нефти, что отразилось на росте, иногда даже чрезмерном, города Каракаса. Кроме того, в этот период иностранные компании уже не только вкладывают свои капиталы в нефтяную промышленность, но и превращаются в крупных инвесторов в торговлю и промышленную сферу, ориентированные на внутренний рынок. В свою очередь, это ведет к появлению народных слоев, которые уже не только зависят от государства, но и способны сами отстаивать свои права. Данное обстоятельство позволяет расширить социальную базу оппозиции, которая состоит из средних слоев, широких народных масс города и нефтяников. Становится более реальным и революционный подъем. Ведь теперь уже можно было рассчитывать и на поддержку (хотя и молчаливую) крестьянских масс - сторонников Демократического действия благодаря программе аграрной реформы, осуществлявшейся в период краткосрочного правления этой партии на предыдущем этапе. Однако с изменением направленности потока инвестиций иностранного капитала, который интересовался уже не только нефтью, некоторые представители среднего класса стали ориентироваться на новые сферы деятельности. На этой основе возникали внутренние конфликты. И это вело к подрыву прежнего альянса. [130]
<< | >>
Источник: Фернандо Энрике Кардозо Энцо Фалетто. ЗАВИСИМОСТЬ И РАЗВИТИЕ Латинской Америки. 2002

Еще по теме а) Инкорпорация среднего класса в условиях краха олигархического господства (Мексика, Боливия, Венесуэла):

  1. 4. Средние классы
  2. Глава 9 Средний класс
  3. РАЗВИТИЕ АРГЕНТИНЫ, БРАЗИЛИИ И МЕКСИКИ В УСЛОВИЯХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ (СЕРЕДИНА 80-Х – НАЧАЛО 90-Х ГОДОВ). ЧИЛИ ПОСЛЕ ДИКТАТУРЫ
  4. ГЛАВА 14 ПЕРЕХОД ОТ ГОСПОДСТВА СВОБОДНОЙ КОНКУРЕНЦИИ К ГОСПОДСТВУ МОНОПОЛИЙ
  5. ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА ДРЕВНЕГО МИРА И СРЕДНИХ ВЕКОВ ДЛЯ НАУЧНО-АТЕИСТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ УЧАЩИХСЯ (на уроках истории в V-VI классах)
  6. Рождение Боливии
  7. § 3. Формы, условия и порядок поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства
  8. 33. Формирование «олигархического капитализма» в России
  9. СНИЖЕНИЕ СРЕДНЕГО ВРЕМЕНИ НАХОЖДЕНИЯ В ОЧЕРЕДИ НА УЛУЧШЕНИЕ ЖИЛИШНЫХ УСЛОВИЙ С 20 ДО 7 ЛЕТ
  10. Подветренные Антиллы и Береговые хребты Венесуэлы
  11. Жемчужный берег. Гвиана и Венесуэла
  12. Лекция 21 Причины краха советского строя: результаты предварительного анализа
  13. Споры о перестройке и причинах краха СССР. Историческая роль М.С. Горбачева