<<
>>

"Имеем дело с молдавским народом..."

Авторы История Басарабией...[Ю98) убеждены, что можно написать Историю Молдавской Демократической Республики, не прибегая к воспоминаниям К. Арджетояну, Ал. Маргиломана, "правдивых свидетельств современника и участника описанных событий" П.

Казаку в его работе Молдова между Прутом и Днестром. 1812-1918. Они цитируют ее лишь один раз, чтобы напомнить, что большинство молдован при русских было неграмотным. В "Бессарабской губернии" на 1911 "было 1 522 школ с 101 375 школьниками". В "Бессарабской провинции" на основании закона июля 1924 о начальном, обязательном и бесплатном образовании "в 1940 существовало 2 628 начальных школ..."

Оккупационный режим направил свои усилия в две сферы: введения

_В. Стати. История Молдовы

321

сурового репрессионного, даже "дикого", режима-преследования, слежки, исправительные наказания, взимание податей, налогов, реквизиции; и гораздо в меньшей степени - в область образования. Тогда, как и сейчас, румынизация проводилась прежде всего в школах, через исследования, брошюры, учебники истории - румын, языка - румын, географии - румын. Необходимо было хотя бы как-то мотивировать военную оккупацию "Бессарабии", которую переименовали в "реализацию национального единства". "Все было поставлено этому на службу. Филологические и исторические исследования стали духовным оружием наряду с политическим и военным", - с искренностью свидетельствует румынский философ П. Цуця. Действительно, с точки зрения румынизма все нужно было пустить в ход. Потому что для румынского оккупационного режима самую большую "проблему (...) составляла национализация духовной жизни бессарабцев, которую было труднее всего решить ", - констатировал румынизатор "бессарабской" юстиции В. Ербичеану 1934).

Во мнении с ним сходится и один из самых пронырливых румыниза-торов "Бессарабии" О. Гибу. На восьмой год оккупации Молдавской Демократической Республики он писал: "В Бессарабии, национальная идея - панрумынская, несомненно - была несуществующей для всех слоев населения: крестьянства, духовенства, боярства... "Молдоване" (кавычки - О. Гибу) Бессарабии в действительности не составляют больше эффективной части румынского народа, они не чувствуют к нему никакой привязанности и не пытаются ни по какому пути идентифицироваться с ним... В Бессарабии мы все больше имеем дело с особым молдавским народом". Уже в июне 1917 будущие члены Сфа-тул Цэрий В. Казаклиу и И. Валуцэ сообщали из Бэлць: "Происшествия в Бессарабии изо дня в день доказывают, что народ очень далек от наших национальных идей" (румынофильских). Однако, как писали К. Стере, П. Халиппа и другие депутаты и сенаторы "о Бессарабии" королю Фердинанду, "симпатия и поддержка населения (бессарабского) не могут быть завоеваны всеми ужасами осадного положения".

Намереваясь все же привлечь на свою сторону население, "более культурные элементы армии начали пропаганду (...), в этой работе по румынизации армии оказывала особую помощь группа мобилизованных преподавателей и учителей, колесивших по селам Бессарабии" П. Казаку (1924).

Были привлечены к этой пропаганде и румынские писатели, обратившиеся с Призывом к молдавскому народу Бессарабии: "Пришел день освобождения.., пришел час братства, когда брат ищет брата. Была вместе когда-то страна Штефана Воевода Великого и Святого - мы боролись и страдали вместе веками. - Пришло время, братья, молдавскому народу не знать больше преград для своей любви, для нашего сладкозвучного языка" (31.01.1918). Первым его подписал Михаил Садо-вяну, за ним - Корнелиу Молдовану, Ион Минулеску, Ион Пилат и др.

Но конкретные поступки солдат и офицеров, полиции и жандармов: избиения, истязания, грабежи, убийства, насилия, издевательства - привели к окончательному результату: молдоване навсегда возненавидили ромынизм, навязываемый пытками, убийствами, грабежами, национальным унижением диких жандармов, грабителей с большой дороги, политичес

В. Стати. История Молдовы_

322

кими авантюристами, явившимися из румынского королевства. Реальность подтверждается одним из румынских пропагандистов, мобилизованных на 6 месяцев на "патриотический труд" румынизации "Бессарабии", Л. Мрежеру: "Что большинство молдован из Бессарабии (..) смотрят на нас как на чужих и даже враждебными глазами, насколько правда, настолько больно..., бессарабцы жгли румынские книги, били учителей и т.д., потому что считали, что так удалят румын" (1918).

Румынский юрист В. Ербичеану, работавший в "Бессарабии" в 1918-1923, приводит множество свидетельств упорной борьбы "бессарабской " интеллигенции, духовенства против политического и духовного террора, установленного румынскими оккупантами. " В церковной сфере, -конкретизирует этот знаток бессарабских дел, - эта борьба выражалась в явной тенденции клира к независимости бессарабской церкви от румынской, за сохранение славянского языка, церковных ритуалов, за сохранение русского языка и русской истории в качестве главных предметов в духовных семинариях, за использование всех богатств епархии лишь в бессарабских интересах, а иногда и антирумынских... Чем больше в рядах представителей молдавского народа, объединенных в Сфатул Цэрий, велась агитация за идею объединения Бессарабии с Румынией, тем смелее становилось мирское духовенство... В сфере образования, -признает В. Ербичеану, - это сопротивление выразилось в презрении к румынской школе и ее методам., в ненависти к педагогическому персоналу, приехавшему из старого королевства, румынскому духу, дисциплине и порядку; в торможении полной румынизации народного образования, в бойкоте румынского театра и, наконец, в культивировании на высоком уровне русского языка, литературы, искусства, музыки и истории, рекомендуя их учащимся государственных школ в качестве высшего средства для достижения общего культурного развития..." (1934).

Осознав, что окончательно проиграли битву за румынизацию, что между румынами и молдованами сохраняются и углубляются отношения - оккупанты (румынская армия и администрация) и - оккупированные (население, лишенное всех прав и свобод), румынский военно-административный режим прибегнул к антидемократическим регла-ментациям, статистическим трюкам, мистификациям. Намереваясь стереть из истории молдавскую нацию, молдавские культурные ценности, "характер молдован", оккупационные румынские власти исключили молдован из числа этносов, которые предстояло взять на учет в 1930. Те же аннулирующие цели преследовали: Указ, относящийся к цензуре газет, телеграмм и корреспонденции (6.09.1918); Закон относительно получения и лишения румынской национальности (24.02.1924), - следует отметить: речь не о гражданстве; Указ относительно констатации румынской национальности (1924); Решение относительно пересмотра гражданства евреев (24.11.1934); Закон об охране национального труда; Закон об использовании румынского персонала в учреждениях (1934); Положение об использовании румынского персонала на предприятиях (1935); Решение относительно персонала предприятий (1937); Закон об этнической пропорциональности, принятый профашистским правительством О. Гоги и А. Кузы; а также законы об организации жандармерии, полиции и др.

_В. Стати. История Молдовы

323

Эти "демократические меры" (Н. Енчиу) в условиях постоянного осадного положения были призваны, как клялся генерал А. Вэйтояну, военный губернатор Бессарабии, "сделать из Бессарабии гнездо порядка и справедливости для всех и цивилизации" (2.06.1918). В действительности румынский оккупационный режим своей шовинистской политикой превратил территорию между Прутом и Днестром в огромный концентрационный лагерь, где население истязали, расстреливали, оскорбляли и грабили. Как свидетельствовали даже сами вершители этой политики.

В История Басарабией..., на которую мы ссылались, заявляется, что в 1918 "особенно Бессарабия была до тех пор полуколонией российской империи...". Это воображаемое превосходство носителей великой цивилизации, явившихся из метрополии в глушь, усвоили даже свежеиспеченные офицеры, солдаты - "большие группы неграмотных румынских крестьян" (П. Казаку). Вследствие этого, оккупировав "полуколонию Бессарабию", румынские армии стали вести себя как "на забытой периферии".

Уже в первые дни оккупации злоупотребления и беззакония румынских солдат и офицеров приняли такие масштабы, что 31.01. 1918 Ставка Верховного главнокомандующего издала приказ N8106, в котором обращала внимание: "Необходимо констатировать как хорошее положение дел, которое мы застали в момент нашего вступления в Бессарабию". Приказом N332 от 10.02.1918 командир 6-го армейского корпуса генерал Истрати подчеркивал, что "Предписания Ставки Верховного главнокомандующего N7106 (как и приказа N8106) категорические...". Но беззакония и злоупотребления румынских солдат и офицеров следовали одно за другим. Румынская верховная Ставка приказом, подписанным генералом Лупеску (и опубликованным 15.02.1918), вынуждена была просить принятия мер к "нашему войску, чтобы оно не вмешивалось в дела между помещиками и крестьянами...". Напомним еще раз: "Необходимо констатировать как хорошее положение дел, которое мы застали...".

Михаил Садовяну, побывавший в Молдове между Прутом и Днестром в 1919, писал, что среди румынских офицеров "попадались люди хорошие и спокойные...С другими...офицериками дело было хуже. Эти раздавали слово "большевик", как пощечину, направо и налево, продвигались как в неприятельской стране, эти шли с высоким знанием ругательств всех календарных святых; эти дети базаров частенько оставляли боны реквизиции на обрывках бумаги с неизменной подписью "По-песку", фамилией, ставшей фантастичной между Прутом и Днестром... Да они цыгане, господин, пытался убедить меня, усмехаясь, один мазил. Первым делом, ругаются так, что и землю поганят. Второе, все хвастают, что рода знатного и при поместьях".

Именно такие представители королевства и принялись "создавать Румынию (Великую) демократическим путем". Именно таким носителям высокой цивилизации была доверена миссия "интеграции в древнее королевство во всех аспектах: политическом, социальном, экономическом и культурном полуколонии Бессарабии".

В. Стати. История Молдовы_

324

<< | >>
Источник: ВАСИЛЕ СТАТИ. История Молдовы – 480с.. 2002

Еще по теме "Имеем дело с молдавским народом...":

  1. Второй взмах: что мы имеем в наличии?
  2. Военно-молдавский съезд
  3. Молдавская Демократическая Республика
  4. Молдавское право
  5. Молдавская Независимая Республика
  6. XV. МОЛДАВСКАЯ СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА
  7. Молдавская этноязыковая эпоха
  8. Башкирский народ и народ Башкортостана.
  9. Молдавская литература. XIX век
  10. "Естественное право Молдаван": борьба за молдавский язык
  11. Последние молдавские летописцы
  12. Первые переводы на молдавский язык
  13. Молдавская Республика в зените (1960-1990)
  14. XIII. МОЛДАВСКАЯ АВТОНОМНАЯ СОВЕТСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА
  15. V. МОЛДАВСКАЯ КУЛЬТУРА. XVI-XVII века "Повелели нам летописанию предать.."
  16. VII. МОЛДАВСКАЯ КУЛЬТУРА. XVIII - XIX (начало) Просветительские тенденции
  17. Молдавское вино
  18. XIV. "БЕССАРАБСКИЙ ВОПРОС" Молдавское сопротивление