<<
>>

2. Анклавные экономики

Местные экономические группы не всегда могли удержать управление или господство в производственном секторе. В определенных обстоятельствах экономика латиноамериканских стран включалась в мировой рынок через производство в очагах первичной хозяйственной деятельности, которые напрямую контролировались извне.
Такое положение осуществлялось в различных условиях и давало разный социальный и экономический эффект в зависимости от степени дифференциации и экспансии, достигнутой национальными экономиками. Как представляется, наиболее общий случай образования экономических анклавов в Латинской Америке является результатом процесса, при котором национально контролируемые отрасли [82] экономики из-за своей неспособности реагировать и конкурировать в производстве товаров, требующих определенных технических условий, систем реализации и больших капиталов, постепенно разлагались. С другой стороны, однако, складывались ситуации, когда процесс образования анклавов был непосредственно связан с экспансией центральных экономик. Так происходило в странах, где местные экономические группы сумели наладить производство, интегрированное в мировой рынок лишь в маргинальных формах, как в случае континентальных государств Карибского бассейна. В обоих случаях, однако, вне зависимости от поведения местных групп экономическое развитие анклавов служит отражением динамики центральных экономик и характера, который принимает в них капитализм. Точно так же в обоих случаях, хотя и по-разному, производящие анклавы смогли упорядочить национальную экономическую систему и сообщить ей общие черты. В самом деле, начиная с момента, когда местная система производства уже не может расти без внедрения технических достижений и капиталов извне21, или с момента ее подчинения международным системам реализации роль местных производителей начинает утрачивать свое значение для развития национальной экономики.
В этих условиях местные производители теряют в значительной мере возможность организации в национальных границах самостоятельной системы власти и распределения ресурсов. Как мы уже видели, подобная ситуация в более острой форме имеет место, когда в мировой капиталистической системе изменяются формы взаимоотношений между периферией и центром. Тогда финансовый и торговый контроль, который до конца XIX века был характерен Для европейского капитализма, заменяется формами экономической деятельности, которые ориентируют инвестиции на достижение [83] контроля за теми отраслями производства в периферийном мире, которые считаются важными (реально либо потенциально) для центральных экономик. Кроме того, на этом этапе относительная независимость нового центра гегемонии в мире - экономики США - от многих сырьевых товаров (поскольку США также их производили) и их экономическая мощь ограничили рост латиноамериканских экономик, связанных с мировой торговлей через США в большей степени, чем это имело место в экономиках, связанных с поставками на европейский рынок. Подключение экспортных секторов этих стран через динамический импульс внешних анклавов привел в их национальной экономике к формированию «современного сектора», который был чем-то вроде продолжения в технологическом и финансовом смысле центральных экономик. В той мере, в какой национальные экономики выстраивались вокруг этого типа производственных систем, они все больше обретали характеристики, делавшие возможным сочетание относительно успешного экспортного сектора с узкой специализацией экономики и большим выходом добавочного дохода. Но в этих случаях успешный рост, ориентированный вовне, не всегда позволял создать внутренний рынок, поскольку приводил к концентрации доходов в анклавных секторах. В ситуациях анклавного развития целесообразно различать два варианта: анклав горнодобывающий и плантационный. Разница между ними определяется тем, что технологии и условия производства в обоих вариантах по-разному сказываются на использовании рабочей силы, достигаемой производительности труда и степени концентрации капитала.
Так, в анклаве аграрного типа используется много рабочей силы, а концентрация капитала может быть слабой. В минерально-сырьевых анклавах, наоборот уровень занятости ограничен, а концентрация капитала высока. Однако в обоих случаях анклав тяготеет к такому распределению [84] дохода, который мало соответствует интересам национальной экономики. В добывающем анклаве наряду с ростом производства существует тенденция к дифференциации заработной платы в пользу слоя квалифицированных рабочих без ущерба для сектора экономики, ориентированного на внутренний рынок. В плантационном анклаве, напротив, рост и модернизация приводят к занятию новых земель, негативно влияя на натуральное хозяйство и даже на производство для внутреннего рынка. При этом отсутствует серьезное давление с требованием повышения заработной платы, поскольку в этом случае будет привлечено больше неквалифицированной рабочей силы, которая всегда имеется в изобилии. Таким образом, политические и социальные последствия этих двух ситуаций имеют отличия. Для социально-политической системы развитие по пути экономического анклава имеет иные последствия, нежели те, к которым приводит модель развития, основанная на национальном контроле за производством. Альянсы классов и социальных групп, делающие его возможным, обнаруживают черты, которые данный тип развития придает в местной структуре господства и связям с внешним миром. Исходя из этого, необходимо с самого начала различать две полярно противоположные ситуации, в которых проходил процесс развития по модели анклава в латиноамериканских странах. С одной стороны, существование первоначально группы национальных экспортеров, утратившей контроль за данным сектором экономики и включившейся в мировой рынок через анклав. С другой стороны, случай, при котором развитие производства на экспорт в больших масштабах фактически стало прямым результатом образования анклавов. В этом втором случае анклавы сосуществуют с секторами национальной экономики, характеризующимися слабым присутствием на рынке и контролируемыми [85] «традиционными» олигархиями, которые не вошли в число капиталистических производителей.
В обоих случаях встают проблемы, имеющие общегосударственное значение, как это обнаружилось в ситуации, описанной выше. Речь идет об определении основ и условий преемственности действующей в стране структуры господства и установления пределов участия составляющих ее групп в производственной системе нового типа, представленной анклавами. Точно так же политические альянсы, возникавшие в обоих случаях, имели двойственный характер связей. Во-первых, с внешним миром, представленным компаниями-инвесторами, и во-вторых, с внутренним сектором, в той мере, в которой какая- либо группа (сама по себе или в союзе с другими) имела возможность сформировать систему господства и подчинения достаточно сильную и стабильную для того, чтобы договариваться об условиях, на которых в национальном масштабе могла допускаться экономическая эксплуатация анклавов. В определении этих условий возможности самостоятельности внутренних секторов относительно внешних различаются в описанных выше двух типичных вариантах анклавов. Существование первоначально достаточно значительной экспортной экономики позволяло господствующим национальным группам использовать тактику отступления в некоторые отрасли и проводить более твердую политику в области концессий (налоги, обязательные реинвестиции прибыли и т. д.). Все это варьировало в разные исторические периоды, в зависимости от условий рынка и степени внутренней сплоченности, достигнутой местными господствующими классами. В противном случае слабость «традиционных олигархий» делала их более покладистыми перед лицом «внешних секторов», превращая их порой в группы, находящиеся в имущественной зависимости от экономики анклава в той мере, в какой само управление государством начинало [86] зависеть от доходов, производимых отраслями экономики, контролируемыми извне. Когда национальные правящие круги способны сохранять, по крайней мере, частично, контроль над производственным процессом, внутри самой системы устанавливаются некие правила сотрудничества либо противодействия внешним силам, историческое развитие определяется детерминантами, присущими преимущественно первой описанной нами ситуации - развития вовне с национальным контролем в производственной системе.
И это происходит со страновыми особенностями. Местные финансовые и торговые группы, по-видимому, начинают играть более важную роль, ибо обеспечивают взаимосвязь с внешним сектором, в то время как аграрии и шахтовладельцы утрачивают свое значение в той мере, в какой их деятельность сводится к удовлетворению потребностей внутреннего рынка. С другой стороны, часто существовала возможность переключить интерес отдельных фракций правящей элиты на выполнение скорее политических и управленческих функций, нежели экономических деятельности. Ведь система альянсов группировок и классов, о которой уже говорилось, часто усиливала регулирующие функции государства, создавая таким образом крупный слой бюрократии, существовавшей благодаря налогам, извлекаемым из анклавного сектора. В случаях наибольшего успеха экспорториентированной модели в форме анклава вокруг государственной администрации складывался средний класс бюрократического толка. Наряду с возможностью получения рабочих мест в сфере, связанной с импортом и финансами, бюрократическое поприще стало «полем произрастания» традиционных средних слоев (т. е. тех, которые появляются не вследствие развития современного промышленного сектора) в тех латиноамериканских странах, которые развиваюсь по описанным эталонам. [87] В странах, не располагавших жизнестойким производительным классом, способным переориентировать свое участие в производственной структуре согласно требованиям анклава, местные господствующие слои, как мы видели, ограничивались вторыми ролями в производственной системе. В этом случае, вышеописанные тенденции ведут к появлению социальной структуры, которая сводится в основном к лицам наемного труда (в большей или меньшей мере в зависимости от уровня развития сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности) и малочисленной олигархии, которой удается контролировать бюрократический и военный аппарат. Это делается совместно с сектором непродуктивных латифундий, которые косвенно контролируются той же олигархией, а напрямую - местными «касиками».
Обобщая, можно сказать, что в странах, интегрированных в мировой рынок через анклавы, хозяйственные и политические системы взаимодействуют (если абстрагироваться от наличия национальных экономических групп определенной ориентации) с учетом следующих обстоятельств: а) производство является прямым продолжением центральной экономики в двух аспектах: поскольку контроль за решениями об инвестициях прямо зависит от заграницы и потому, что доходы, производимые капиталом слабо вовлекаются в оборот в самой зависимой стране, увеличивая общую массу капитала, поступающего в инвестиционный фонд центральной экономики; б) нет реальных связей с местной хозяйственной системой, с сектором натурального самообеспечения или с аграрным производством для внутреннего рынка; однако они есть с зависимым обществом, проходя через такие каналы, как система власти, поскольку та определяет условия уступок и льгот; в) с позиции существования мирового рынка экономические отношения определяются в зоне центральных рынков. [88]
<< | >>
Источник: Фернандо Энрике Кардозо Энцо Фалетто. ЗАВИСИМОСТЬ И РАЗВИТИЕ Латинской Америки. 2002

Еще по теме 2. Анклавные экономики:

  1. Глобальная экономика — экономика, основанная на знаниях
  2. ГЛОБАЛИЗАЦИЯ ЭКОНОМИКИ
  3. 2.1. Денежные потоки в экономике
  4. ЭКОНОМИКА И КУЛЬТУРА
  5. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА
  6. 13. Государство и экономика
  7. 1.5.4. Туризм и региональная экономика
  8. Биологическая экономика
  9. 41. Социология и экономика
  10. Современная экономика Океании
  11. ЭКОНОМИКА ЗНАНИЙ
  12. 12.1. Глобализация экономики и финансов
  13. § 3. Роль экономики в жизни общества
  14. Роль денег в современной экономике
  15. § 2. Государственное управление в сфере экономики
  16. 1.Цели и задачи изучения дисциплины «Мировая экономика»
  17. Хозяйственный баланс архаической экономики
  18. 7.1. Основные факторы влияния религии на экономику
  19. § 3. ПРЕОБРАЗОВАНИЯ В ЭКОНОМИКЕ
  20. §1.Понятиеизначениеконкуренции в условиях рыночной экономики