<<
>>

Приход к власти ПАСВ и обстановка в стране в 1968—1969 гг.

В условиях острого политического кризиса, поразившего режим Аре-фа — Тахера Яхьи, руководство ПАСВ вновь взяло курс на захват власти в стране. Заручившись поддержкой ряда политических деятелей, а также армейской группировки, возглавлявшейся Абдель Разза-ком ан-Найефом и Ибрагимом Даудом, 17 июля 1968 г.
баасисты совершили государственный переворот, ударной силой которого была армия, выступившая на их стороне. Абдель Рахман Ареф был смещен с поста президента и выслан за границу, а Тахер Яхья и его ближайшие помощники арестованы. Для управления страной был учрежден Совет революционного командования (СРК), председателем которого был избран Ахмед Хасан аль-Бакр, занявший одновременно пост президента республики. Абдель Раззак ан-Найеф и Ибрагим Дауд в новом правительстве получили посты соответственно премьер-министра и министра обороны.

Однако сразу же после захвата власти между руководителями ПАСВ и лидерами армейской группировки развернулась острая борьба, в результате которой 30 июля ан-Найеф и Дауд были смещены с занимаемых постов. Новое правительство возглавил президент аль-Бакр. Эти события ясно показали, что в стране была установлена политическая власть ПАСВ.

Вскоре была обнародована программа нового правительства, которая отражала позицию руководства ПАСВ по основным вопросам внутренней и внешней политики. В программе предусматривалось усиление борьбы против империализма и сионизма, за единство арабских государств, в том числе укрепление связей с ОАР; развитие на позитивной основе отношений с СССР и другими социалистическими странами.

В области внутренней политики предполагалось ослабить позиции иностранного капитала в стране и проводить самостоятельную экономическую политику, прежде всего в вопросах добычи и переработки нефти, оказывать всестороннюю помощь ИННК, укреплять государственный сектор в экономике, установить контроль над деятельностью частного сектора, завершить проведение аграрной реформы.

В программе подтверждалось намерение решить курдский вопрос в рамках единого иракского государства и гарантировать всем гражданам основные права и свободы. Целью этих политических мер объявлялось создание атмосферы, необходимой для возврата к демократическим принципам правления и восстановления парламентской системы. На основе этой программы СРК призывал все прогрессивные организации страны установить между собой тесные контакты, чтобы обеспечить Ираку возможность «сыграть ведущую роль в борьбе арабской нации против империализма и израильской агрессии, в деле сплочения всех освободительных сил мира».

310

Первые практические шаги нового правительства были направлены на то, чтобы укрепить социальную базу режима за счет привлечения на свою сторону трудящихся слоев населения. Так, для категорий населения с низким доходом был отменен «дополнительный оборонный налог», введенный в 1967 г., уменьшены другие налоги. Были снижены цены на бензин и дизельное топливо, отменен ряд ограничений на импорт товаров первой необходимости.

Одновременно новое правительство пошло на некоторую демократизацию политической жизни. Оно ликвидировало тюрьму Нукрат ас-Сальман и выпустило па свободу около тысячи политзаключенных, большей частью коммунистов и представителей других левых партий и массовых организаций. Правительство амнистировало военнослужащих, отказавшихся участвовать в военных действиях в Курдистане и дезертировавших из армии при режиме Арефа, восстановило на работе лиц, в этот же период уволенных с государственной службы по политическим мотивам. Военная цензура была заменена гражданской комиссией по контролю за печатью.

Политическая цель указанных мер заключалась в завоевании доверия к ПАСВ со стороны других сил, выступавших в оппозиции к режиму Арефа, что рассматривалось как важное условие обеспечения стабильности нового режима, выполнения обнародованной правительственной программы.

В начале августа 1968 г. президент аль-Бакр встретился с представителями компартии и ряда других демократических организаций и обратился к ним с предложением занять посты в правительстве и принять участие в осуществлении объявленной программы.

Однако эта попытка объединения национальных сил оказалась неудачной, так как большинство участников встречи отклонили предложение баасистов. В частности, коммунисты в тот период рассматривали свое участие в правительстве как преждевременное, считая необходимым предварительно определить свое отношение к ПАСВ на основе ее практических действий, а также обсудить предложение президента и уточнить характер совместных требований с другими левыми организациями. В качестве обязательного условия для возможного объединения участники встречи выдвинули выполнение следующих требований: полное восстановление гражданских свобод, официальная легализация политических партий, создание Учредительного собрания путем немедлен-ных всеобщих выборов.

Руководители ПАСВ отказались выполнить предварительные условия других патриотических партий, поскольку считали, что это могло бы привести к ослаблению позиций партии в государственном аппарате и армии, и стремились привлечь другие организации к сотрудничеству лишь на основе собственной политической платформы. Вместе с тем отказ ряда патриотических партий сотрудничать с ПАСВ был использован теми, кто стремился воспрепятствовать налаживанию отношений, прежде всего между правящей партией и ИКП, кто призывал продолжать политику репрессий против коммунистов и других демократов.

21 сентября 1968 г. СРК принял новую временную конституцию, которая заменила временную конституцию 1964 г.

Новая конституция наделяла СРК всей полнотой власти. Широкие полномочия предоставлялись председателю СРК, совмещавшему обязанности президента республики и главнокомандующего вооруженными силами. Конституция провозглашала Ирак «народно-демократическим государством» и выдвигала задачу «построения социализма», одновременно гарантируя гражданам неприкосновенность частной собственности. Провозглашалось равенство всех граждан перед законом, им гарантировались политические права и свободы (кроме свободы создания партий). Курдам и другим национальным меньшинствам

311

конституция также гарантировала гражданские права, не конкретизируя, однако, их содержания.

Срок действия временной конституции и ее замены постоянной не устанавливался.

Несмотря на прогрессивное содержание временной конституции, она не встретила широкой поддержки со стороны других национально-патриотических организаций Ирака. Сохранявшаяся разобщенность прогрессивных сил способствовала активизации внутренней реакции, обеспокоенной наметившимися антиимпериалистическими тенденциями в политике нового правительства. 28 сентября группа правых офицеров во главе с генералом Абдель Хади ар-Рауи предприняла неудачную попытку государственного переворота. Хотя властям и удалось раскрыть и обезвредить заговор, обстановка в стране оставалась напряженной.

Происки правой реакции побудили компартию предпринять шаги с целью сплочения патриотических прогрессивных сил страны. В начале ноября 1968 г. ИКП выдвинула проект Хартии сотрудничества патриотических сил Ирака в едином фронте. Проект Хартии отражал интересы всех национально-патриотических сил иракского общества. Он обосновывал необходимость сплочения национальных прогрессивных сил и определял их насущные задачи и нормы взаимоотношений. Так, в проекте Хартии выдвигалась программа борьбы против империализма, неоколониализма и сионизма при одновременном укреплении отношений с прогрессивными силами в арабском мире, с СССР и другими социалистическими государствами. Содержалось требование провести глубокие социально-экономические и политические преобразования: ликвидировать пережитки феодализма и крупную собственность на землю, существенно улучшить условия жизни трудящихся, обеспечить политическую демократию, создать коалиционное правительство из представителей национально-патриотических партий, решить курдский национальный вопрос. В специальных разделах проекта Хартии были изложены особые требования в интересах рабочего класса, крестьянства, молодежи и студентов, женщин. В документе особо подчеркивалась необходимость сохранения каждой партией самостоятельности в решении политических, идеологических и организационных вопросов, неукоснительного соблюдения принципа равенства прав и обязанностей всех участников предполагаемого объединения.

Однако обсуждение проекта Хартии не состоялось.

Документ получил отрицательную оценку со стороны руководства ПАСВ, так как в нем содержалась резкая критика политики баасистов во время их пребывания у власти в 1963 г., а также не признавалась ведущая роль ПАСВ в возможной коалиции.

Кроме того, в сложной политической обстановке, сохранявшейся в Ираке в конце 1968 г., усилилось давление правительства на оппозицию. Оно осуществлялось под лозунгами борьбы с империализмом и сионизмом, однако наряду с явными противниками прогрессивного развития страны, такими, как Абдель Хади ар-Рауи и Абдель Азиз аль-Укейли, эти меры затронули и представителей левых сил, в том числе некоторых баасистов (Фуада ар-Рикаби) и коммунистов.

Компартия стремилась повлиять на линию правящей партии, отмечая в ее политике негативные аспекты. Так, в опубликованном в феврале 1969 г. совместном заявлении ИКП и Арабского социалистического движения о положении в Ираке содержался призыв к сплочению всех патриотических и прогрессивных партий, к устранению из политической практики ПАСВ насильственных мер в отношении национальных сил. В то же время в заявлении приветствовались намерения правительства проводить антиимпериалистический курс и указывалось, что его продолжению способствовали бы общая демократизация политической обстановки в стране, создание единого патриотического фронта.

312

В ноябре 1968 г. состоялся VII региональный съезд ПАСВ, материалы которого были обнародованы в марте 1969 г. VII региональный съезд принял важные решения по основным вопросам внутренней и внешней политики правящей партии. На съезде было заявлено о ее твердом намерении усилить антиимпериалистическую борьбу Ирака, укреплять боевую солидарность со всеми национально-освободительными движениями в мире. Съезд призвал расширять отношения с социалистическими странами, прежде всего с СССР, рассматривая союз с ними как стратегический, дающий гарантию успеха в противодействии агрессивным замыслам империализма и сионизма.

Среди намеченных VII съездом социально-экономических мер, направленных на достижение экономической самостоятельности страны, ключевая роль отводилась ликвидации зависимости от иностранных нефтяных монополий, налаживанию самостоятельной добычи нефти и других полезных ископаемых, проведению ускоренной индустриализации на базе развития государственного сектора.

На съезде прозвучало требование проведения радикальной аграрной реформы с целью ликвидации пережитков феодализма в деревне и создания в сельском хозяйстве государственного и кооперативного секторов.

VII съезд рассмотрел важнейшие внутриполитические проблемы и наметил пути их решения. Так, было объявлено о стремлении нового правительства к мирному урегулированию курдского вопроса путем признания национальных прав курдов и установления конструктивных взаимоотношений с курдскими политическими партиями. Ставилась задача создания в Ираке единого фронта антиимпериалистических сил, целью которого являлась бы поддержка существующей политической власти на основе принципов и целей, сформулированных ПАСВ. Платформой для такого объединения должна была послужить Хартия национальных действий, разработать которую съезд поручил руководству партии.

Несмотря на известную непоследовательность и незавершенность принятых решений, VII региональный съезд ПАСВ существенно повлиял на всю дальнейшую политику партии. Осуществление намеченных VII съездом мер создавало необходимые условия для укрепления независимости Ирака, открывало перспективы для прогрессивного развития страны и тем самым объективно укрепляло основу для сплочения всех трудящихся и неэксплуататорских слоев общества в борьбе за национальное и социальное освобождение.

Прогрессивные мероприятия в 1969—1971 гг. Осуществление решений VII регионального съезда ПАСВ укрепило позитивные тенденции в общественном развитии Ирака. С 1969 г. начал неуклонно возрастать удельный вес государственного сектора в промышленности. В 1970 г. из совокупного капитала промышленных предприятий (исключая нефть, транспорт и переработку сельскохозяйственных продуктов) 56% приходилось на предприятия госсектора. В 1969—1970 гг. на них был отмечен значительный прирост производства, в результате чего госсектор стал давать около 70% общей промышленной продукции в стране.

В эти годы в Ираке осуществлялся целый ряд специальных экономических программ, направленных на обеспечение преимущественного развития госсектора. Одновременно предприятиям госсектора были предоставлены льготы, в том числе при получении лицензий, кредитов, выделении средств из госбюджета.

Повысилось внимание к развитию индустриальной базы страны в целом. Капиталовложения в промышленность как в абсолютном, так и в относительном выражении значительно возросли. Так, если по пятилетнему плану развития па 1965—1969 гг. на развитие промышленности направлялось 187,2 млн. динаров, или около 31% всех капиталовложений, то по пятилетнему плану на 1970—1974 гг. — уже более

313

500 млн. динаров, или 35%. При этом планировалось обеспечить ежегодный прирост промышленной продукции на 12%.

В середине 1969 г. были приняты три поправки к закону № 30 об аграрной реформе от 30 сентября 1958 г., которые положили начало важным преобразованиям в аграрной сфере. Поправки отменяли выкупные платежи и компенсацию феодалам за изымаемую землю, а также ликвидировали их право на выбор остающегося участка. Таким образом, было значительно ограничено экономическое и политическое влияние феодалов в деревне.

В мае 1970 г. был принят новый закон (№ 117) об аграрной реформе. По сравнению с законом 1958 г. он существенно понизил максимум землевладения, который был дифференцирован в зависимости от типа почвы, вида сельскохозяйственной продукции, способа орошения и места расположения участка по отношению к линии дождей. Максимум земель, оставляемых крупным землевладельцам по новому закону, был уменьшен более чем в 2 раза. Закон № 117 включал в себя упомянутые поправки и освобождал крестьян от уплаты выкупа за землю, общая сумма которого прежде составляла примерно 50 млн. динаров. Значительно ускорилось распределение участков в бессрочное и бесплатное пользование среди безземельных и малоземельных крестьян. Только за два года после принятия нового закона было распределено более 3,8 млн. дунамов, или па 0,8 млн. дунамов больше, чем за все предыдущее десятилетие. Всего к июлю 1972 г. было распределено 6,8 млн. дунамов помещичьих земель среди 125,7 тыс. крестьянских семей. Около 240 тыс. семей стали гарантированными арендаторами государственных земель. В целом около половины всех крестьянских семей получили землю на правах собственности или гарантированной государственной аренды.

Одновременно были предприняты серьезные шаги и в направлении кооперирования сельского хозяйства. В 1969 г. стали создаваться коллективные хозяйства производственного типа с обобществленной землей и основными средствами производства. Всего к концу 1972 г. в Ираке насчитывалось уже примерно 1100 потребительско-сбытовых, кредитных и иных кооперативов, объединивших более 158 тыс. (15%) семей против 400 кооперативов в середине 1968 г.

Преобразования в экономике сопровождались важными социальными мерами. Главные среди них — принятие закона о труде в 1970 г. и закона о социальном и пенсионном обеспечении в 1971 г. Оба закона способствовали повышению жизненного уровня трудящихся, улучшению условий труда рабочих.

Во внешней политике Ирака стал более четко проявляться антиимпериалистический курс. В апреле 1969 г. правительство страны заявило о признании ГДР, чуть позднее — временного революционного правительства Южного Вьетнама. Расширились торгово-экономические связи Ирака с социалистическими странами. По сравнению с 1959 г. доля капиталистических стран в иракском экспорте сократилась с 45,1 до 26,6% (в 1970 г.). В то же время импорт Ирака из социалистических стран возрос с 22,3 млн. динаров в 1967 г. до 39,5 млн. в 1970 г, и составил 22% всего иракского импорта.

Новое развитие получили связи между Ираком и Советским Союзом. В июне 1969 г. между двумя странами было заключено соглашение о технико-экономическом сотрудничестве, в соответствии с которым советская сторона обязалась оказать ИННК содействие в создании национальной нефтяной промышленности. Сотрудничество с СССР способствовало экономическому развитию страны, укреплению ее самостоятельности, усилению позиций в борьбе против иностранных монополий.

На фоне начатых прогрессивных преобразований руководство ПАСВ предприняло попытку привлечь на свою сторону другие прогрессивные

314

патриотические силы страны, с тем чтобы укрепить свое положение. Необходимость подобных мер диктовалась напряженностью на границах страны в связи с принятым односторонним решением Ирана в апреле 1969 г. о денонсации договора 1937 г. о разграничении вод р. Шатт-эль-Араб, а также неослабевающей подрывной деятельностью правых сил, вновь попытавшихся в мае 1969 г. совершить государственный переворот.

В июле президент аль-Бакр заявил о стремлении правящей партии к сотрудничеству с другими политическими силами, а 8 августа региональное руководство ПАСВ официально обратилось к патриотическим партиям с призывом создать единый фронт под руководством баасис-тов. В конце 1969 г. СРК принял к временной конституции Ирака ряд поправок, в соответствии с которыми увеличился состав СРК за счет введения в него новых членов баасистского руководства и расширились полномочия председателя СРК, особенно в осуществлении контроля за деятельностью министров. В то же время ограничения, наложенные баасистами на деятельность политических партий, не были сняты.

Особое место среди политических проблем общенационального масштаба занимал курдский вопрос, так как от его решения зависели осуществление намеченной социально-экономической программы и успешное противодействие империалистическим планам использования курдского национального движения в Ираке для подрыва национального единства страны. В то же время решение курдского вопроса было непосредственно связано с демократизацией всей общественной жизни и обеспечением сотрудничества национальных прогрессивных сил страны.

В 1968 г., еще до свержения режима Арефа, руководство ПАСВ достигло договоренности с лидерами курдского национального движения о выполнении в будущем условий соглашения 29 июня 1966 г. Однако после прихода баасистов к власти в 1968 г. выполнение этой договоренности затягивалось. В 1969 г. в Курдистане возобновились военные действия. Их поощряли шовинистически настроенные арабские консервативные круги. В ходе боев курдские повстанческие отряды добились значительных успехов, и к осени 1969 г. они поставили под свой контроль более половины Иракского Курдистана.

Прогрессивные организации Ирака осудили возобновление военных действий в Курдистане. Наиболее последовательную позицию заняла Иракская компартия, которая связывала решение курдского вопроса с углублением прогрессивных преобразований в стране. ИКП подчеркивала, что решение курдского вопроса возможно только путем предоставления курдскому народу его национальных прав. «Курдская национальная проблема — не проблема личности, племени или партии, —? отмечалось в заявлении ИКП по случаю 11-й годовщины революции 14 июля 1958 г. — Это проблема курдского народа, который должен почувствовать уверенность в том, что правительство на самом деле намерено предоставить ему возможность самоопределения». Левые силы Ирака выступали за урегулирование вопроса путем переговоров. К этому же склонялись и руководители курдского национального движения.

В середине 1969 г. СРК принял решение об установлении контактов с ДПК для достижения соглашения об урегулировании всех спорных вопросов мирным путем, о чем и было заявлено руководству партии. 11 августа был обнародован проект закона о новом административном делении страны и новой системе местного управления, который учитывал «законные требования курдского народа относительно местной администрации под флагом национального единства». Осенью были проведены первые предварительные встречи между представителями правительства и лидерами курдского национального движения, а в январе 1970 г. в Багдаде начались переговоры между ними. Курд

315

скую делегацию возглавлял член Политбюро, секретарь ЦК ДПК Али Махмуд Осман, в ее состав входили члены Политбюро Нури Шуайес, Хабиб Абу-ль-Керим и члены ЦК ДПК Салех аль-Юсефи и Дара Та-уфик. Предложения курдской делегации касались предоставления автономии Иракскому Курдистану и обеспечения других национальных прав курдов, прежде всего официального признания курдского языка и курдской культуры, выделения около Уз национального дохода на развитие северных районов и др.

Возможность урегулирования курдского вопроса обеспокоила реакционные, проимпериалистические круги в стране. В ночь с 20 на 21 января была предпринята новая попытка государственного переворота. Его руководители — бывший губернатор Багдада и бывший министр внутренних дел Рашид Муслех, полковник Салех ас-Самарраи и другие правые деятели — ставили целью реставрацию феодально-монархического режима, ликвидацию начатых социально-экономических преобразований в сельском хозяйстве и других сферах жизни.

Попытка переворота не только не сорвала переговоров, но даже способствовала взаимным уступкам сторон. 10 марта переговоры успешно завершились, а 11 марта СРК опубликовал декларацию об урегулировании курдской проблемы. Положения декларации предусматривали окончание военных действий и сотрудничество ПАСВ и ДПК в подготовке условий и разработке проекта закона о национальной автономии курдов в рамках Иракской Республики, который лег в основу декларации 11 марта. В соответствии с положениями декларации границы автономного района Иракский Курдистан должны были быть определены по результатам переписи населения: в его состав следовало включить те провинции и округа, где курды составляли этническое большинство. Декларация предусматривала, что курды будут иметь доступ ко всем государственным должностям и в будущем конституционном собрании они будут представлены пропорционально их доле в общей численности населения. Предполагалось, что одним из вице-президентов республики станет курд, а в районах преимущественного расселения курдов курдский язык будет признан официальным наравне с арабским. Декларация предусматривала создание курдских школ, национального университета в г. Сулеймания, издание газет и журналов, организацию радиовещания и телевидения на курдском языке. Для ускорения экономического развития Курдистана учреждалось министерство по делам севера и выделялись специальные средства из госбюджета, указывалось на необходимость распространения на Курдистан аграрной реформы. Все вопросы использования нефтяных месторождений в северных районах были отнесены к компетенции центрального правительства. Декларация предусматривала конституционное закрепление прав курдов и называла дату провозглашения автономии — 11 марта 1974 г.

Декларация 11 марта имела исключительно важное значение для углубления процесса демократизации общественной жизни в стране. Она закладывала позитивную основу для справедливого решения курдского вопроса в Ираке и представляла собой отправной пункт для укрепления отношений между всеми прогрессивными силами.

В Советском Союзе декларация И марта была встречена с горячим одобрением. Правительство СССР направило президенту Ирака телеграмму, в которой подчеркивалось, что «выполнение этого важного соглашения будет способствовать укреплению национального единства и дружбы между двумя братскими пародами Иракской Республики — арабами и курдами, успешному осуществлению социально-экономических преобразований в стране в интересах всего иракского парода, повышению его жизненного уровня и благосостояния».

Важным шагом в политическом развитии Ирака было принятие в июле 1970 г. новой временной конституции. Она провозгласила Ирак

316

«суверенной народной, демократической республикой, основная цель которой — создание единого арабского государства и установление социалистического строя». Конституция признавала наличие в стране двух основных национальностей и гарантировала права курдов в рамках единого государства. Все основные средства производства были объявлены в конституции объектами государственной собственности, но одновременно гражданам гарантировалась неприкосновенность частной собственности. В конституцию была введена ст. 54 о создании Национального совета, который предполагалось сформировать из «представителей всех слоев народа в социально-экономическом и политическом аспектах». Национальный совет наделялся законодательной властью и правом рассматривать на своих сессиях законопроекты, представленные СРК.

Временная конституция 1970 г. имела ряд существенных отличий от конституции 1968 г. В ней отразились позитивные тенденции в политике ПАСВ, эволюция взглядов партийного и государственного руководства в сторону частичного пересмотра ряда тактических принципов партии.

Одновременно наметились сдвиги на пути расширения в стране политической демократии, за установление которой выступали широкие круги иракской общественности. В декабре 1970 г. был принят закон о создании Национального совета, который не определял точных сроков его созыва, но открывал перспективу завершения длительного «переходного периода» в республиканской истории Ирака.

На фоне усиления антиимпериалистической направленности внешней политики Ирака и прогрессивных преобразований внутри страны еще большее значение приобрело установление конструктивного сотрудничества всех национальных прогрессивных сил, создание единого фронта.

В сентябре 1970 г. состоялся II съезд Иракской компартии, который принял новую программу. В ней подчеркивалось, что для развития в стране национально-демократической революции необходимы союз рабочего класса, крестьянства, мелкобуржуазных слоев и политическое сотрудничество представляющих их партий в рамках единого фронта. В документах II съезда были очерчены рамки такого фронта и условия его успешной деятельности: равенство всех участников, сохранение их идеологической и организационной самостоятельности, совместная борьба на благо народа.

В этих условиях конкретно встал вопрос об отношениях между ИКП и правящей партией ПАСВ. Коммунисты поддерживали все прогрессивные мероприятия правительства, которые объективно повышали авторитет ПАСВ среди широких слоев трудящихся. Важно было и то, что баасистское руководство заявляло о необходимости сотрудничества всех левых патриотических сил. X национальный съезд ПАСВ в марте 1970 г. поставил задачу создания в стране единого фронта при руководящей роли правящей партии, однако определенные различия в идеологических установках и программных целях потенциальных союзников и серьезные ограничения в отношении деятельности компартии и ряда других демократических организаций препятствовали осуществлению этой задачи. Вместе с тем участие в национальном фронте ИКП — влиятельной массовой политической организации, имевшей большой опыт борьбы, завоевавшей внутри страны и за рубежом прочный авторитет последовательного и принципиального борца за интересы трудящихся, — объективно способствовало бы укреплению правящего режима в Ираке.

В середине 1971 г. правительство значительно ослабило ограничения па деятельность ИКП; в частности, был разрешен выпуск периодических изданий компартии, что встретило положительный отклик с ее стороны. В конце июля в заявлении руководства компартии была да

317

на положительная оценка курса ПАСВ и отмечена готовность к сотрудничеству с ней в деле демократического развития Ирака на основе совместной антиимпериалистической, антифеодальной программы.

Создание Прогрессивного национально-патриотического фронта и углубление прогрессивного курса Ирака. 16 ноября 1971 г. руководство ПАСВ обнародовало проект Хартии национальных действий Ирака, в которой были определены основные направления внутренней и внешней политики страны. В области внешней политики Хартия призывала к дальнейшему усилению антиимпериалистического курса, к развитию всесторонних отношений с социалистическими странами. Социально-экономическая стратегия развития страны в этом документе основывалась на принципе неприемлемости капиталистического пути. Хартия поддерживала положения декларации 11 марта о мирном и демократическом решении курдского вопроса. В ней подробно излагались меры, направленные на улучшение социального обеспечения народа; развитие здравоохранения, образования, культуры, жилищного строительства и т. д.

Кроме того, в проекте Хартии анализировались причины побед и неудач революционного движения в Ираке, в том числе проблемы отношений между различными его отрядами. Хартия призывала к сплочению всех прогрессивных патриотических сил страны на основе совместной платформы борьбы против империализма, сионизма и реакции. Она предусматривала развитие массовых демократических организаций, гарантию гражданам политических свобод, в том числе свободы деятельности партий. Вместе с тем она серьезно ограничивала рамки небаасистской политической деятельности, прежде всего в армии и общественных организациях, подчеркивала необходимость признания другими партиями руководящей роли ПАСВ.

Несмотря на некоторую противоречивость Хартии, компартия дала высокую оценку этому документу, принимая во внимание его прогрессивное содержание. Высказав ряд конкретных предложений и дополнений к Хартии, коммунисты согласились принять ее за основу программы будущего национального фронта и выразили готовность вступить в непосредственные переговоры с ПАСВ. В феврале 1972 г. началось совместное обсуждение Хартии национальных действий представителями ПАСВ и компартии, к которым первоначально присоединилась и делегация ДПК.

Переговоры подкреплялись важными позитивными сдвигами в экономической и политической жизни Ирака, продолжением антиимпериалистического курса в международных делах.

В апреле 1972 г. в Багдаде был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве между СССР и Ираком, который отразил общность интересов двух стран в деле совместной борьбы против империализма, за социальный прогресс и создал прочную юридическую основу для дальнейшего развития двусторонних отношений. Договор предусматривал дальнейшее укрепление связей между двумя странами в экономической, политической, культурной и других областях, установление практики консультаций по вопросам, представляющим интерес для обеих стран.

Подписание договора было приурочено к вводу в строй крупного нефтепромысла в Северной Румейле, первого в Ираке, построенного при экономическом и техническом содействии СССР. Активное сотрудничество с социалистическими странами в деле создания и развития национальной нефтяной промышленности позволило иракскому правительству начать решительную борьбу против засилья иностранных нефтяных монополий в стране.

В начале 1972 г. серьезно обострились отношения Ирака с «Ирак Петролеум Компани», которая в том же году резко сократила добычу нефти, что, в свою очередь, привело к падению денежных отчислений в

318

пользу Ирака. Переговоры правительства с компанией продемонстрировали ее полное нежелание удовлетворить законные требования Ирака.

В ответ на грубое заявление со стороны руководства ИПК 14 мая 1972 г. Совет революционного командования предъявил компании ультиматум. По истечении двухнедельного срока, не добившись удовлетворения своих требований, СРК принял закон № 69 о национализации имущества ИПК, которое было передано государственной Иракской компании по нефтяным операциям. Теперь правительство получило возможность планировать добычу и сбыт нефти, оно приобрело важный источник финансирования экономического и социального развития страны.

Национализация ИПК нанесла сильный удар по позициям международного монополистического капитала в Ираке и на всем Ближнем Востоке. В ответ на эту акцию иракского правительства иностранные нефтяные компании попытались организовать бойкот иракской нефти на мировом рынке, затруднить ее добычу, переработку и сбыт. Однако бескорыстная помощь и поддержка СССР и других социалистических стран помогли правительству республики успешно преодолеть временные трудности, связанные с национализацией ИПК и созданием национальной нефтяной промышленности. В социально-экономической и политической областях руководство страны продолжало проводить курс, намеченный VII съездом ПАСВ. Продолжалось осуществление аграрной реформы, о приближающемся завершении которой было объявлено в августе 1972 г. В течение 1972 г. был принят ряд постановлений, обязывающих предпринимателей строго соблюдать законы о труде и социальном обеспечении, о повышении заработной платы низкооплачиваемым категориям рабочих. Пересматривалась программа экономического развития страны в сторону увеличения плановых заданий. Хотя перепись населения в курдских районах была отложена на неопределенный срок, были осуществлены и некоторые положения декларации 11 марта, в частности о включении курдских солдат в пограничные войска и выплате некоторым из них пособий. В середине мая 1972 г., когда национализация ИПК была фактически предрешена, произошла реорганизация правительства, в состав которого вошли два представителя Иракской компартии.

Если связи ПАСВ с ИКП постоянно расширялись, то в ее отношениях с представителями курдского национального движения ясно обозначился спад. Основные принципы национальной политики, изложенные в Хартии, нашли сочувственный отклик и поддержку у руководства курдского национального движения, прежде всего потому, что их содержание отвечало объективным интересам курдского народа, было направлено на обеспечение его национальных прав с другими народностями Ирака, подъем уровня его жизни и изменение всего социального облика Курдистана. Однако вскоре после начала переговоров участие Демократической партии Курдистана в обсуждении Хартии было прервано. Не последнюю роль в этом сыграли подрывные элементы внутри Ирака и за рубежом, которые стремились воспрепятствовать осуществлению декларации 11 марта, создать в стране обстановку политической нестабильности и в конечном счете похоронить идею создания национального фронта.

ИКП прилагала энергичные усилия для смягчения положения и урегулирования спорных вопросов, существовавших между ПАСВ и ДПК. В частности, по инициативе и при активном участии ИКП в декабре 1972 г. была создана трехпартийная комиссия по контролю за выполнением соглашения 11 марта. Однако она не смогла выполнить поставленные перед ней задачи.

Несмотря на все трудности, к середине 1973 г. обсуждение Хартии национальных действий на переговорах между ИКП и ПАСВ было

319

практически завершено, что открывало путь к созданию Национального фронта.

30 июня 1973 г. в Ираке была предпринята новая попытка государственного переворота, предпринятая генеральным директором службы безопасности Ирака Назымом Каззаром. Цель переворота заключалась в том, чтобы круто изменить политику Ирака, важнейшие направления которой, особенно в вопросах нефти, сотрудничества с СССР и другими социалистическими странами, проведения прогрессивных социально-экономических преобразований и создания национального фронта с участием коммунистов, вызывали злобные нападки со стороны внутренней и внешней реакции.

30 июня Н. Каззар арестовал министра обороны Хаммада Шехаба и министра внутренних дел Саадуна Гайдаиа, взяв их в качестве заложников, после того как не сумел склонить их на свою сторону. Заговорщики планировали убийство президента аль-Бакра и Саддама Хусейна, однако заговор был вовремя обезврежен, и Каззару пришлось бежать. Через несколько часов он был схвачен в пограничном с Ираном районе, но при аресте, пытаясь устранить заложников, убил Шехаба и тяжело ранил Гайдана. Прогрессивные силы Ирака единодушно осудили действия Каззара и его соучастников, охарактеризовав их как попытку реакционного переворота, инспирированную империалистическими кругами.

Эти события убедительно показали участникам переговоров всю опасность дальнейших отсрочек и заставили их проявить максимум политической мудрости и конструктивности в решении спорных вопросов. В результате 16 июля 1973 г. руководство ПАСВ и ИКП подписали соглашение о Хартии национальных действий и условиях деятельности партий, входящих в Прогрессивный национально-патриотический фронт Ирака (ПНПФ).

Согласованная на переговорах Хартия сохранила и углубила позитивные черты первоначального проекта. Она заявляла о неприемлемости капиталистического пути развития для Ирака, закрепляла прогрессивный курс на социально-экономические преобразования в интересах трудящихся внутри страны и борьбу против империализма на международной арене. В целом Хартия формулировала задачи, связанные с продолжением в Ираке национально-демократической революции. Она отмечала «особую роль» ПАСВ в управлении государством и руководстве Фронтом и в то же время признавала принцип «взаимного уважения идеологической, политической и организационной самостоятельности каждой партии», гарантией чего объявлялась свобода пропагандистской и политической деятельности участников ПНПФ, их право на легальное распространение партийной печати и работу в общественных организациях. В армии небаасистская политическая деятельность запрещалась.

Принятый одновременно с Хартией устав ПНПФ определил его организационную структуру. Он предусматривал создание руководящих органов Фронта: Высшего комитета, Секретариата Высшего комитета и провинциальных комитетов ПНПФ, в которых баасисты получали половину или более мест, остальные же места делились между представителями ИКП, ДПК и некоторых других партий.

Вместе с тем в 1973 г. ДПК уклонилась от участия в Фронте, оставив за собой свободу действий и право самостоятельно решать, в каких именно его мероприятиях она будет участвовать.

Создание ПНПФ стало крупным событием в политическом развитии Ирака. Состоявшийся в конце июля 1973 г. пленум ЦК ИКП оцепил это событие как открывающее широкую перспективу для дальнейшего углубления прогрессивного курса на базе сплочения национальных сил страны. Вместе с тем компромиссный характер совместных документов и всего политического сотрудничества между партиями,

320

создавшими ПНПФ, предопределял сохранение определенных сложностей в их взаимоотношениях — как в борьбе против реакционных кругов, заинтересованных в развале Фронта, так и в ходе выполнения требований Хартии, в обеспечении эффективной деятельности ПНПФ на всех уровнях.

Закон об автономии Иракского Курдистана и положение в курдском национальном движении (1973—1975). Согласно декларации И марта 1970 г., на подготовку и принятие закона об автономии Иракского Курдистана было отведено четыре года. Вскоре после создания ПНПФ, в сентябре 1973 г., правительство обнародовало проект закона об автономии и призвало «иракских прогрессивных, национальных и независимых деятелей» принять участие в его обсуждении. Тогда же, в конце сентября, было объявлено о правительственной программе экономических преобразований в курдских районах, в соответствии с которой на их развитие выделялось более 30 млн. динаров. Там предусматривалось строительство дорог, гостиниц, мостов, школ, жилых домов.

Начало обсуждения закона и обнародование программы вызвали у определенной части курдского населения Ирака сочувственный отклик. Однако такое развитие событий встревожило некоторых руководителей курдского национального движения, и прежде всего Мустафу Барзани, занимавшего максималистские позиции. Пользуясь нарастанием напряженности в северны^ районах страны, реакционные элементы провоцировали столкновения между представителями различных политических сил, поощряли нападения на коммунистов, в частности в провинциях Киркук и Сулеймания. Компартия использовала весь свой политический авторитет для того, чтобы не допустить перерастания этих провокаций в военные действия, сохранить национальное единство страны и добиться урегулирования отношений между правительством и курдским движением мирными средствами, в интересах осуществления национальных прав курдского народа и демократического развития Ирака в целом.

В январе 1974 г. между правительством и руководителями ДПК начались прямые переговоры. Они показали неизменность позиций обеих сторон и 2 марта были прерваны, не принеся результатов.

И марта 1974 г. решением СРК был принят закон об автономии Курдистана и внесены соответствующие изменения во временную конституцию страны. Закон объявлял о создании Курдского автономного района (КАР) с центром в г. Эрбиль. Автономия осуществлялась в рамках Иракской Республики. На территории КАР курдам гарантировались все гражданские права и политические свободы, курдский язык признавался официальным наравне с арабским. Для управления автономным районом предусматривалось создать органы законодательной, исполнительной и судебной власти с ограниченными полномочиями: Законодательный совет, Исполнительный совет, суды КАР. Для выравнивания экономического положения в курдских районах с другими районами страны закон предписывал создать специальный, чрезвычайный бюджет КАР, который должен был пополняться не только из обычных источников, но и за счет ежегодных дотаций государства.

В соответствии с декларацией И марта 1970 г. границы КАР определялись по статистическому принципу. Та или иная административная единица включалась в КАР, только если в ней абсолютное большинство постоянно проживающего населения составляли лица курдской национальности. Однако, так как новая перепись населения не была проведена, за основу для установления этнического большинства были приняты устаревшие данные переписи 1957 г. В результате этого в КАР не были включены округа с явно преобладавшим курдским населением — Синджар, Ханакин и Киркук (последние два района богаты нефтью). Закон вводил в центральном правительстве долж-

21 Зак. 436

321

ность государственного министра по делам севера, который должен был утверждать все решения органов власти КАР.

В ответ на принятие нового закона руководство ДПК не только отказалось его одобрить как «несовершенный и принятый без предварительного согласия ДПК», но и привело отряды «пешмерга» в состояние боевой готовности. Одновременно курдские министры, введенные в правительство после соглашения 11 марта, ушли в отставку, орган ЦК ДПК газета «Ат-Таахи» закрылась. Со своей стороны, правительство назначило в начале апреля пять новых министров-курдов, взамен вышедших из его состава. Одному из них, А. Акрауи, было поручено возобновить издание «Ат-Таахи». Позднее другой курд — Taxa Мо-хиэддин Мааруф был назначен на пост вице-президента.

В апреле 1974 г. в Курдистане начались военные действия. Дальнейшие переговоры с руководством ДПК иракское правительство решительно отвергло.

Хотя Иракская компартия видела недостатки закона об автономии, она дала ему в целом положительную оценку, так как в нем были верно отражены основные принципы мирного и демократического решения курдского вопроса. Выступая за проведение закона в жизнь, руководство ИКП исходило из того, что в условиях общего прогрессивного развития Ирака всякие призывы к отделению носят объективно реакционный характер, выгодны империализму и тем силам в регионе и внутри страны, которых не устраивают позитивные перемены, происшедшие в Ираке.

Основные свои усилия коммунисты сосредоточили на том, чтобы добиться наиболее полного и последовательного проведения в жизнь закона об автономии Иракского Курдистана, повысить роль ПНПФ в практическом решении курдского вопроса. Состоявшийся в июне 1974 г. пленум ЦК ИКП, отметив политическое размежевание в рядах курдского национального движения, призвал все курдские демократические политические партии объединить свои усилия, с тем чтобы начать сотрудничать с другими патриотическими силами страны в рамках ПНПФ. В качестве главных средств достижения поставленных партией задач пленум ЦК ИКП указал на политическую борьбу при опоре на широкие массы арабского и курдского населения. Подразумевалось демократическим путем создать предусмотренные законом органы автономии, обеспечить участие в них всех прогрессивных сил курдского народа, провести социально-экономические преобразования, особенно в аграрной области, обеспечить демократическое развитие КАР наряду с другими районами страны.

В результате наступления, предпринятого в Курдистане в августе 1974 г., иракская армия вытеснила отряды «пешмерга» из пограничных с Ираном районов и вернула их под контроль центрального правительства. Позиции регулярной армии еще более укрепились к декабрю, когда были заняты горные высоты, господствующие над границей с Ираном, откуда курды получали постоянную помощь.

В создавшихся условиях часть представителей курдского национального движения отказалась от жесткой позиции в отношении закона об автономии, занятой руководством ДПК во главе с М. Барзани. Это привело к размежеванию сил в курдском национальном движении и возникновению ряда проправительственных партий и организаций. Вновь созданная ДПК (с центром в Багдаде), Революционная партия Курдистана (РПК), Социалистическая партия Курдистана (СПК), ряд других организаций вместе с представителями ПАСВ и ИКП вошли в Исполнительный совет и приняли участие в образовании Законодательного совета КАР, первая сессия которого состоялась в октябре 1974 г. Представители новой ДПК и РПК вступили также в ПНПФ.

Стремясь воспрепятствовать стабилизации положения в Иракском Курдистане, шах Ирана поддержал сторонников Мустафы Барзани.

322

Не испытывая симпатий к курдскому освободительному движению в целом, в начале 1975 г. он стал оказывать широкую поддержку отрядам «пешмерга» в Ираке, снабжать их современным оружием, с тем чтобы сохранить в соседней стране опасный очаг внутренней напряженности, ослаблявший правящий режим.

Однако какое бы то ни было вмешательство Ирана во внутренние дела Ирака таило в себе угрозу возникновения вооруженного конфликта между двумя странами. Такое развитие событий было нежелательно для иранской стороны, так как в тот период ее амбициозные устремления были направлены на район Персидского залива. Руководствуясь стратегическими интересами, шах Ирана занял более гибкую позицию в отношении Ирака и после серии предварительных консультаций в па-чале марта 1975 г. подписал с Саддамом Хусейном соглашение во время встречи глав государств ОПЕК. По условиям соглашения стороны обязывались поддерживать обстановку доверия и безопасности на всем протяжении общей границы и осуществлять над ней действенный контроль, препятствуя деятельности, враждебной другой стороне. Соглашение также фиксировало линию границы на спорном участке р. Шатт эль-Араб. После подписания этого документа шах Ирана немедленно прекратил всякую помощь «пешмерга» и временно отказался от вмешательства во внутренние дела Ирака. Лишившись поддержки иранских властей, в условиях размежевания сил в курдском движении Мустафа Барзани заявил об отказе от дальнейшей борьбы. Вместе со своими сторонниками, а также с частью населения тех районов, где он пользовался традиционным влиянием, Барзани отошел па территорию Ирана. Впоследствии он переехал в США, где и скончался в марте 1979 г.

В мае 1975 г. военные действия в Иракском Курдистане прекратились, и правительство установило полный контроль над ним.

VIII региональный съезд ПАС В. Социально-экономические преобразования в 1973—1975 гг. Одновременно с созданием ПИПФ, принятием закона об автономии Иракского Курдистана продолжались преобразования в социально-экономической и политической областях. Важную роль в определении курса ПАСВ в эти годы сыграл ее VIII региональный съезд, состоявшийся в начале января 1974 г. Он проанализировал деятельность партии за период, истекший после предыдущего съезда (1968—1973), и наметил основные ее направления па следующее пятилетие.

В качестве первоочередных целей съезд определил укрепление политической независимости страны и завоевание подлинной экономической самостоятельности. В документах съезда решение этих задач непосредственно связывалось с борьбой за упрочение политической власти, установленной в июле 1968 г., и с усилиями ПАСВ по реализации идеи арабского единства. В них конкретизировались также пути решения основных проблем, связанных с завоеванием экономической самостоятельности. Особое значение придавалось таким актуальным для Ирака проблемам, как национализация нефтедобывающей промышленности и создание предприятий по переработке нефти, индустриализация, организация внешней торговли для удовлетворения потребностей Ирака в основных видах товаров, а также использование иностранных займов лишь на нужды экономического развития. В отчете VIII регионального съезда определялись задачи партии в плане расширения международных связей Ирака, подчеркивались коренные противоречия иракского народа и всех арабских народов с империализмом, особенно американским, против которого съезд призвал вести борьбу в политической, идеологической, информационной и других областях. В то же время подчеркивалось особое значение сотрудничества с социалистическими странами, в первую очередь с СССР, отношения с которым после подписания Договора о дружбе и сотрудниче

21*

323

стве рассматривались как «приоритетные». В отчете съезда кратко прослеживалась история развития советско-иракских отношений, в частности на важном для Ирака этапе борьбы за национальную независимость и экономическое развитие, и ставилась задача развивать эти контакты, а также связи между всеми арабскими странами и социалистическим содружеством в целом. Съезд подтвердил приверженность ПАСВ принципам неприсоединения и отметил коренную общность интересов иракского и всех арабских пародов с интересами пародов развивающихся стран Азии, Африки и Латинской Америки.

Разрабатывая стратегию развития страны, VIII съезд ПАСВ подтвердил ориентацию партии на строительство социализма. В числе наиболее важных социально-экономических преобразований съезд наметил аграрную реформу, индустриализацию, введение государственного контроля над внешней и внутренней торговлей, планирование экономики, развитие сферы услуг и инфраструктуры. В качестве центральной задачи в этой области па ближайшее пятилетие съезд определил последовательное проведение социалистических преобразований во всех сферах хозяйства.

Среди внутриполитических проблем особое место было отведено курдскому вопросу и различным аспектам сотрудничества национальных прогрессивных сил в рамках ПНПФ. В отчете съезда подтверждалось, что при решении курдского вопроса в Ираке ПАСВ и впредь будет придерживаться принципов декларации 11 марта 1970 г. Что же касается ПНПФ, то было вновь указано на необходимость развития сотрудничества ПАСВ с ИКП и другими национальными прогрессивными партиями и организациями. Съезд поставил задачу завершить создание Фронта в составе, предусмотренном Хартией национальных действий, и в соответствии со структурой, определенной уставом ПНПФ. В качестве стратегической линии ПАСВ в вопросе сотрудничества с другими участниками ПНПФ VIII региональный съезд определил усиление ее руководящей роли в деятельности Фронта.

Документы VIII съезда ПАСВ в целом подтверждали принципы и цели Хартии национальных действий, которая легла в основу программы ПНПФ. Они свидетельствовали о сохранении политического курса ПАСВ, направленного на прогрессивное развитие Ирака в условиях тесного взаимодействия с другими левыми силами, в том числе с ИКП, опираясь на дружбу и сотрудничество с социалистическими странами, прежде всего с СССР, с прогрессивными режимами в арабском мире, со всеми антиимпериалистическими силами Азии, Африки и Латинской Америки.

Иракская компартия приветствовала решения VIII регионального съезда ПАСВ, оценив их как свидетельство продолжения прогрессивных преобразований в стране и антиимпериалистического курса на международной арене. Она заявила о своей готовности приложить все усилия и использовать весь накопленный ею опыт для мобилизации масс на претворение в жизнь программы, выдвинутой съездом, на упрочение сотрудничества прогрессивных патриотических сил в интересах демократического развития страны.

В 1973—1975 гг. продолжали осуществляться социально-экономические преобразования, намеченные VIII региональным съездом ПАСВ и Хартией национальных действий.

Особое место в эти годы принадлежало мероприятиям, направленным на постепенную ликвидацию господства иностранных монополий в нефтедобывающей промышленности республики. В феврале 1973 г. правительство национализировало компанию «Мосул Петролеум», в октябре 1973 г. — доли американской «Нир Ист Девелопмент Корпорейшн» и англо-голландской «Ройял Датч — Шелл» в компании «Басра Петролеум». В январе 1974 г. в собственность государства перешли «пять процентов» Гульбенкяна, а в декабре 1975 г. — имуще

324

ство двух последних на иракской земле иностранных нефтяных компаний — «Бритиш Петролеум» и «Компани франсэз де петроль». Переход нефтедобывающей промышленности под контроль государства, совпавший по времени с ростом цен на нефть на мировом рынке, привел к значительному увеличению притока финансовых средств в казну. Если в 1973 г. доходы Ирака от нефти составили 1,6 млрд. долл., то в

1974 г. они возросли до 6,9 млрд., а в 1975 г. — до 8,4 млрд. долл. Только за 1975 г. доход на душу населения почти в 2,5 раза превысил показатели 1974 г.

Резко возросшие финансовые возможности Ирака позволили правительству значительно увеличить ассигнования на развитие экономики. Только на реализацию пятилетнего плана на 1970/71—1974/75 гг. было выделено 1559,3 млн. динаров, т. е. на 45% больше, чем было намечено. Задания по капиталовложениям на следующее пятилетие (1975/76—1979/80) были увеличены более чем в 6 раз.

Продолжалось осуществление аграрной реформы. К сентябрю

1975 г. у крупных землевладельцев было конфисковано свыше 10 млн. дунамов земли, из которых более 6 млн. было распределено среди безземельных крестьян. Особенность этого этапа аграрной реформы состояла в том, что согласно принятому в 1974 г. закону земли, изъятые у крупных собственников или освоенные государством, запрещалось дробить и передавать в индивидуальное пользование, а предписывалось сдавать в аренду сельскохозяйственным кооперативам. К концу 1975 г. 240 тыс. семей объединились в 1652 сельскохозяйственных кооператива, что представляло значительный рост по сравнению с 1972 г., когда в 1068 кооперативах состояло 150 тыс. семей. В июне 1975 г. был издан закон об аграрной реформе в Курдском автономном районе (КАР). На основании этого закона уже к 1 сентября

1976 г. 68,2 тыс. крестьянских семей получили 375 тыс. га земель, конфискованных у феодалов.

Некоторых успехов добилась промышленность. В 1973 г. удельный вес обрабатывающих отраслей в ВНП превысил 12%. В стране насчитывалось 28,5 тыс. промышленных предприятий, в том числе 1,2 тыс. с числом рабочих более десяти. В результате строительства новых крупных промышленных объектов в национальной индустрии быстро возрастал удельный вес государственного сектора. В 1974 г. на его долю приходилось 16% крупных предприятий, 70% рабочих и 75% произведенной продукции. В 1975 г. доля госсектора в экспорте (без нефти) составила 76%, а в импорте — 92%.

Улучшение финансового положения Ирака позволило правительству более активно осуществлять мероприятия, направленные на повышение жизненного уровня трудящихся. Так, в 1974 г. была увеличена заработная плата рабочим и служащим, занятым в госсекторе, введены надбавки к заработной плате с учетом роста цен. В августе 1976 г. был принят закон об обязательном отчислении 25% прибылей предприятий госсектора на пенсионное обеспечение, в кассу социального страхования и фонд Всеобщей федерации рабочих профсоюзов Ирака (ВФРПИ). Немалые средства выделялись на экономическое, социальное и культурное развитие КАР. Только в 1975 г. эти ассигнования составили 100 млн. динаров. Всего же в 1970—1976 гг. на эти цели было израсходовано более 500 млн. динаров.

Внешняя политика в 1971—1975 гг. Углубление прогрессивных преобразований и позитивный внутриполитический курс правительства сочетались в эти годы с мерами по укреплению национальной независимости Ирака.

Важной составной частью этого курса было расширение и упрочение всесторонних связей между Ираком и социалистическими странами, прежде всего с Советским Союзом. Торговое, экономическое, техническое сотрудничество с СССР, Венгрией, ГДР, рядом других соци

325

алистических стран позволило Ираку осуществить крупные проекты в области нефтедобычи, строительства промышленных предприятий и коммуникаций, развития энергетики и ирригационной сети. Это сотрудничество создало необходимые условия для подготовки и проведения национализации нефтедобывающей промышленности и успешного противодействия попыткам иностранных монополий бойкотировать иракскую нефть на мировом рынке.

После заключения Договора о дружбе и сотрудничестве между Ираком и СССР отношения между ними продолжали развиваться по восходящей линии. Характеризуя значение связей с СССР и другими социалистическими странами, VIII региональный съезд ПАСВ отмечал: «Выдвинутый Партией арабского социалистического возрождения и революцией 17 июля лозунг стратегического союза с СССР и [другими] социалистическими странами правилен как с точки зрения принципов, так и с точки зрения практики. Он не противоречит принципам партии, ее панарабским целям и задачам борьбы за осуществление единства, свободы и социализма, равно как и интересам и чаяниям арабской нации и ее борьбе за освобождение и прогресс». Сотрудничество стало охватывать самые разнообразные сферы. Только в 1973 г. между двумя странами были заключены соглашение о культурном сотрудничестве, договор о правовой взаимопомощи, соглашения о туризме, об экономическом и техническом сотрудничестве. В марте 1975 г. иракское правительство заключило с СССР соглашение о строительстве ТЭС в Эн-Насирии, в апреле того же года — соглашение о ведении совместных исследований по использованию атомной энергии в мирных целях. В июле 1975 г. Ирак первым из развивающихся государств подписал соглашение о сотрудничестве с Советом Экономической Взаимопомощи.

Отношения Ирака с капиталистическими странами Запада развивались в этот период неровно. Важным для иракского правительства критерием, при помощи которого оно оценивало возможности развития связей с той или иной страной Запада, была ее позиция в отношении урегулирования ближневосточного кризиса, а также перспектив независимого, прогрессивного развития Ирака и других арабских стран. В частности, на развитии американо-иракских отношений негативным образом отразилась поддержка, которую оказывали США Израилю в проведении его экспансионистской политики, а также шахскому режиму в Иране. Так, в ноябре 1971 г., когда иранские войска высадились на трех островах Персидского залива, принадлежащих арабским эмиратам Шарджа и Рас-эль-Хайма, Ирак разорвал дипломатические отношения с Ираном и Великобританией. Отношения с США были прекращены еще в 1967 г., после израильской агрессии, поддержанной американским империализмом. Иракское правительство выразило решительный протест, когда в ходе визита президента США Р. Никсона в Тегеран в мае 1972 г. шахскому режиму было обещано любое неядерное вооружение для осуществления его гегемопистских замыслов в Персидском заливе, а также помощь американских специалистов в подготовке иранской армии.

В январе 1974 г., после арабо-израильской войны в октябре 1973 г., в ходе которой США и другие империалистические государства полностью поддержали Израиль, VIII региональный съезд ПАСВ констатировал: «Противоречие, существующее между нами и этими государствами, особенно США, является фундаментальным, острым и долговременным. Оно может исчезнуть только в результате радикального изменения их линии и их отношения к нам и к нашим существенным проблемам». Исходя из этой позиции, иракское правительство отвергло в 1974 г. предложение США участвовать в совещании стран — экспортеров и импортеров нефти в Вашингтоне, расценив его как попытку закрепить и усилить неравноправный характер отношений между

326

развивающимися странами и империалистическими государствами. В 1975 г. Ирак осудил действия США, направленные на заключение сепаратных сделок между отдельными арабскими странами и Израилем, а также соглашение о разъединении египетских и израильских войск на Синае.

Важной составной частью внешней политики Ирака в 1971 —1975 гг. были его отношения с другими арабскими государствами, которые ПАСВ рассматривала как особую сферу своих международных связей. Сюда относился комплекс проблем, касающихся совместной борьбы против израильской агрессии, за осуществление законных прав арабского народа Палестины, а также отношения Ирака с другими арабскими государствами Персидского залива.

Иракское правительство прежде всего стремилось нормализовать свои отношения с арабскими странами, непосредственно противостоящими израильской агрессии, добиться объединения их усилий и лучшей координации их действий. Однако достижение этих целей осложнялось рядом обстоятельств, в частности особым подходом Ирака к решению ближневосточной проблемы. В эти годы для иракского руководства были характерны отказ от самой идеи политического урегулирования ближневосточного кризиса, признание вооруженной борьбы с Израилем вплоть до его полного уничтожения в качестве единственного средства обеспечения прав арабских народов. По этой причине иракское правительство долгое время отвергало резолюции Совета Безопасности ООН, идею созыва Женевской мирной конференции и другие предложения, направленные на урегулирование конфликта мирными средствами.

В конце 1968 г. иракское руководство выдвинуло идею создания объединенного военного командования с участием Египта, Сирии, Иордании и Ирака. Президент Египта Насер отверг это предложение, а руководители Сирии и Иордании приняли его. В марте 1969 г. была достигнута договоренность о создании объединенного «Восточного командования», в соответствии с которой на территорию Иордании были введены иракские войска численностью 20 тыс. человек. Однако в результате сентябрьских событий 1970 г. в Иордании3 между участниками соглашения возникли трения, и в январе 1971 г. иракские войска были выведены из Иордании.

Национализация ИПК в июне 1972 г. укрепила авторитет Ирака в арабском мире. Решение о национализации было немедленно поддержано правительством Сирии, которое в знак солидарности национализировало имущество Р1ПК на территории своей страны. ЛАГ официально поддержала действия Ирака и Сирии, а ОАПЕК приняла решение о создании специального фонда помощи этим двум странам, выделив им в виде беспроцентного долгосрочного займа соответственно 140,1 млн. и 17,7 млн. долл. на покрытие убытков, связанных с бойкотом капиталистическими странами иракской и сирийской нефти.

В октябре 1973 г. иракские части, направленные в район Голанских высот, оказали помощь Сирии в отражении израильской агрессии. В октябре 1974 г. иракские руководители участвовали в работе Рабат-ского совещания глав государств и правительств арабских стран, принявшего важные резолюции по палестинской проблеме, в том числе решение о признании ООП единственным законным представителем арабского народа Палестины. После октябрьской войны 1973 г. постепенно начали нормализоваться отношения Ирака с арабскими странами, в частности с Египтом, Ливией и Алжиром.

Что же касается отношений Ирака с арабскими государствами Персидского залива, то они во многом определялись ситуацией, сложившейся в этом районе после ухода оттуда в 1969—1971 гг. британ

3 См. раздел «Иордания».

327

ских оккупационных войск и с ростом военного присутствия Ирана, поддерживаемого США. Стремление противодействовать влиянию Ирана в заливе в известном смысле стимулировало развитие отношений Ирака с арабскими государствами этого района.

Вскоре после прихода к власти баасистское правительство попыталось улучшить ирако-саудовские отношения в надежде на установление конструктивного сотрудничества в деле создания системы совместной безопасности стран Персидского залива. В сентябре 1968 г. состоялись ирако-саудовские переговоры, не внесшие, однако, существенных сдвигов в отношения между двумя странами. В этот период и несколько позднее на иракско-саудовских отношениях негативным образом отражалось различие их позиций по ряду вопросов, в частности в отношении США. В то же время империалистические круги всячески подталкивали Саудовскую Аравию в ее региональной политике на сближение с Ираном, игравшим тогда роль американского жандарма в Персидском заливе. На достижение этой цели был направлен и визит шаха Ирана в Саудовскую Аравию в ноябре 1968 г.

В феврале и мае 1969 г. иракское правительство вновь предложило Саудовской Аравии сотрудничать в обеспечении безопасности залива, но и на этот раз саудовские руководители отвергли это предложение, так как планировали создание оборонительного пакта совместно с Ираном. Ирак дал отрицательную оценку такому курсу саудовского руководства, расценив его как фактор, объективно способствующий включению зоны Персидского залива в сферу влияния США. Такая позиция Ирака практически не претерпела изменений до середины 70-х годов.

Более успешно складывались отношения Ирака с Кувейтом. Вскоре после прихода ПАСВ к власти Кувейт признал новое правительство Ирака, а в конце 1969 г. между двумя государствами было заключено соглашение о сотрудничестве в области информации. Этому предшествовали переговоры о военном сотрудничестве в Персидском заливе (апрель 1969 г.), соглашение о компенсации за национализированную кувейтскую собственность в Ираке (октябрь 1969 г.) и соглашение о сотрудничестве в области добычи и транспортировки нефти (ноябрь 1969 г.). В феврале 1970 г. были возобновлены двусторонние переговоры о демаркации общей границы, а в феврале 1971 г. было заключено новое таможенное соглашение. В июне 1972 г. кувейтское правительство поддержало Ирак в вопросе о национализации ИПК. Однако в декабре 1972 г. дальнейшее развитие сотрудничества двух стран оказалось под угрозой, так как кувейтское правительство было встревожено сообщениями о наращивании иракских вооруженных сил на границе. Пограничный инцидент, имевший место в марте 1973 г., еще больше обострил отношения между двумя странами. Такое положение сохранялось вплоть до 1975 г.

Отношение других арабских государств залива к Ираку во многом определялось сдержанной позицией Саудовской Аравии и Кувейта. Ирак приветствовал вывод британских войск из этого региона и поддержал решение о создании в 1970 г. федерации княжеств Персидского залива. Тогда же были заключены соглашения об экономическом сотрудничестве с Бахрейном и Катаром, а в 1973 г. — соглашение с ОАЭ о предоставлении им помощи иракских специалистов. Однако в целом контакты Ирака с этими государствами в 1972—1975 гг. носили ограниченный характер. Настороженное отношение к нему со стороны феодальных монархий залива объяснялось в значительной мере тем, что их руководители рассматривали развертывающиеся в Ираке прогрессивные преобразования, в особенности участие в них иракских коммунистов, как непосредственную угрозу социальной и политической стабильности в своих странах, а папарабские лозунги ПАСВ зачастую воспринимали как стремление ее лидеров распространить свое

328

влияние на весь регион. Поэтому они охотнее шли на сотрудничество с шахским Ираном, нежели с баасистским Ираком. Иракское же правительство в таких условиях оказывало поддержку оппозиционным движениям в странах залива. Так, в первой половине 70-х годов Ирак предоставлял финансовую и другую помощь Народному фронту освобождения Омана.

Внутриполитическая обстановка в 1975—1979 гг. К середине 70-х годов политическая обстановка в стране стабилизировалась. Это объяснялось осуществлением крупных социально-экономических преобразований в интересах трудящихся, в частности аграрной реформы, что, с одной стороны, значительно расширило и укрепило социальную базу режима, а с другой — существенно ослабило старые эксплуататорские слои, стремившиеся к ликвидации республиканского строя. Положительное влияние на обстановку в стране оказало и проведение в жизнь закона об автономии Иракского Курдистана и прекращение к лету

1975 г. военных действий на севере страны. Возросшие в результате национализации нефти финансовые возможности государства позволили приступить к реализации широкомасштабных социальных программ, направленных на повышение материального и культурного уровня жизни народа, что также способствовало росту авторитета ПАСВ. Одним из наиболее важных факторов стабилизации баасистского режима явилось создание ПНПФ, объединившего в своих рядах наиболее влиятельные прогрессивные организации Ирака.

Закрепление позитивных тенденций во внутренней и внешней политике иракского руководства побудило компартию выдвинуть программу завершения национально-демократической революции в стране. Эта программа была принята III съездом ИКП в мае 1976 г. Она ставила задачу дальнейшего углубления прогрессивных завоеваний в социально-экономической области, продолжения антиимпериалистического курса в международных делах, расширения сотрудничества национально-патриотических сил страны в рамках ПНПФ. Важное условие осуществления этих задач ИКП видела в повышении уровня политической активности масс, во всестороннем развитии политической демократии.

Однако в этот период осложнились отношения между участниками ПНПФ, прежде всего между правящей ПАСВ и компартией. Первые признаки напряженности возникли в связи с усилившимися ограничениями деятельности компартии. Так, еще в конце 1974 г. был принят закон, запрещавший любую небаасистскую политическую деятельность в армии. ИКП приняла этот закон во внимание, рекомендовав коммунистам прекращать партийную деятельность на время прохождения действительной воинской службы. Затем в 1975 г., уступая требованию правящей партии, компартия была вынуждена заморозить работу массовых молодежных, студенческих и женских организаций, находившихся под ее влиянием. Руководство компартии пошло на это, желая сохранить целостность ПНПФ. В то же время деятельность органов Фронта развертывалась довольно вяло, медленно шло формирование массовой базы ПНПФ.

Давая в целом положительную оценку действиям правящей партии по выполнению Хартии национальных действий, проведению аграрной реформы, развитию экономики, решению курдского вопроса, руководство компартии обращало внимание ПАСВ па возникавшие трудности и негативные явления, указывало пути их преодоления. Руководство ПАСВ воспринимало такой анализ с неудовольствием и в августе

1976 г. обратилось к компартии с требованием прекратить критику политической линии правительства за рамками Фронта.

Трения между участниками ПНПФ всячески разжигались реакционными и империалистическими кругами, которые старались разобщить патриотические силы и тем самым создать предпосылки для

329

изменения политического курса Ирака. Так, в начале февраля 1977 г. в Неджефе и Кербеле — центрах паломничества мусульман-шиитов — были спровоцированы беспорядки. Пленум ЦК ИКП, состоявшийся в феврале 1977 г., отмечал в связи с этим, что целями давления империализма и арабской реакции на Ирак являются разжигание межпартийной и межобщинной розни, усиление шовинистических тенденций, антикоммунизма и антисоветизма, ослабление ПНПФ, подрыв отношений дружбы с СССР.

Преодоление возникающих трудностей, действенная защита интересов иракского народа и углубление его завоеваний нуждались, по мнению ИКП, в последовательном выполнении положений Хартии национальных действий, закрепленных в ней принципов политического сотрудничества прогрессивных сил страны, согласованных позиций по коренным вопросам социально-экономического и политического развития. Состоявшийся очередной пленум ЦК ИКП в марте 1978 г. наряду с несомненными успехами в развитии Ирака отметил и некоторые нерешенные проблемы. В документах пленума в тактичной, лояльной форме указывалось на необходимость большей последовательности в проведении экономических мероприятий, в особенности по отношению к частному сектору, в регулировании структуры внешнеэкономических связей Ирака, решении курдского вопроса и развитии политической демократии.

После опубликования решений пленума ЦК ИКП антикоммунистические круги расширили пропагандистскую кампанию против компартии и сотрудничества с ней в Фронте, усилили нажим на руководство ПАСВ. В мае 1978 г. в печати поднялась новая волна нападок на ИКП. На этот раз поводом послужила казнь группы военнослужащих-коммунистов по обвинению в ведении коммунистической пропаганды в армии. В конце лета — начале осени правительство приняло меры против распространения периодических изданий компартии, а в декабре 1978 г. репрессиям подверглись ее первичные организации. Учитывая создавшуюся обстановку, в марте 1979 г. руководство ИКП приняло решение об отзыве своих представителей из ПНПФ и правительства и о переходе на нелегальное положение.

Внутриполитическое положение в 1979—1985 гг. IX региональный съезд ПАСВ. Летом 1979 г. в руководстве ПАСВ и в правительстве произошли перестановки. 16 июля прежний президент республики Ахмед Хасан аль-Бакр ушел в отставку со всех занимаемых им постов. Генеральным секретарем регионального руководства ПАСВ, председателем СРК, президентом республики и премьер-министром стал Саддам Хусейн, бывший ранее заместителем аль-Бакра в партийных и государственных органах.

Вскоре после этого в Багдаде было объявлено о раскрытии заговора, который, как явствовало из официальных сообщений, имел целью свержение нового руководства. По решению специально созданного трибунала двадцать участников заговора, в том числе пять членов СРК, были казнены. Ряд деятелей, занимавших высокие посты в партийном и государственном аппарате, были приговорены к различным срокам тюремного заключения.

В июле 1979 г. состоялся пленум ЦК ИКП, который проанализировал положение в стране и определил задачи партии после ее выхода из ПНПФ. В резолюции пленума содержался призыв к борьбе за ликвидацию «переходного периода» и создание нового правительства на базе широкой демократической коалиции. Пленум обратился к оппозиционным политическим организациям с предложением создать единый фронт. В январе 1980 г. была организована многосторонняя комиссия для выработки программы фронта, а в ноябре того же года было объявлено о создании Демократического национально-патриотического фронта Ирака (ДНПФ), в который вошли ИКП, Национальный союз

330

Курдистана и ряд других оппозиционных организаций. Руководящий центр ДНПФ находился в Дамаске.

В ноябре 1980 г., почти одновременно с ДНПФ, на севере Ирака возник еще один оппозиционный блок — Национально-демократический фронт (НДФ), имевший практически ту же программу, что и ДНПФ. Причиной создания параллельного Фронта были разногласия между Национально-социалистической партией Курдистана (НСК) и оппозиционной ДПК, возглавляемой сыном Мустафы Барзани — Ма-судом.

В конце 1979 г. правительство приняло меры по совершенствованию государственного устройства, в том числе по преодолению «переходного периода», начавшегося задолго до прихода ПАСВ к власти.

В декабре 1979 г. был опубликован законопроект о создании Национального совета — органа с консультативными полномочиями и правом законодательной инициативы — и Законодательного совета Курдского автономного района. Выборы в Национальный совет состоялись в июне 1980 г. На 250 мест в Совете было выдвинуто 840 кандидатов из числа представителей ПАСВ и партий, оставшихся в ПНПФ, а также независимые кандидаты. Выдвигать кандидатуры коммунистов и представителей других оппозиционных партий было запрещено. Государство взяло на себя расходы кандидатов на ведение избирательной кампании.

В сентябре 1980 г. прошли первые выборы в Законодательный совет КАР, куда представили своих кандидатов курдские политические партии, сотрудничавшие с ПАСВ.

Наряду с совершенствованием государственного устройства ПАСВ принимала меры и по укреплению своих позиций в стране. Со второй половины 1979 г. ускорилась «баасизация» общества, проходившая под лозунгом «Обеспечить единую волю, единую власть, единую ориентацию». В рамках этой кампании расширилась пропаганда баасистской идеологии в общественных организациях и союзах, в армии и на курсах по ликвидации неграмотности, предпринимались шаги по вовлечению в ряды ПАСВ работников учебно-воспитательных и культурных учреждений, служащих государственного аппарата. Всего в 1976— 1979 гг. в ПАСВ вступило около 800 тыс. человек. Чаще стал применяться декрет СРК от 3 июля 1978 г., предусматривавший суровое наказание за привлечение баасистов к вступлению в другие политические партии.

С началом в сентябре 1980 г. ирано-иракской войны были приняты новые меры для консолидации политической власти. 24—27 июня 1982 г. состоялся IX внеочередной региональный съезд ПАСВ. Съезд заслушал и утвердил политический отчет, в котором были изложены основные направления внутренней и внешней политики партии. Делегаты съезда отметили значительное расширение рядов партии и выразили полное одобрение линии руководства ПАСВ во главе с Саддамом Хусейном; последний был избран генеральным секретарем регионального руководства партии. Ключевые посты сохранили за собой еще семь членов прежнего руководства, в том числе заместитель генерального секретаря Иззат Ибрагим. Одновременно была произведена реорганизация Совета революционного командования; его состав сократился с 16 до 9 человек, причем все они — члены вновь избранного регионального руководства ПАСВ. Были сделаны и некоторые перестановки в правительстве.

В соответствии с решением IX съезда ПАСВ с февраля 1983 г. началось обсуждение нового проекта Хартии национальных действий. С апреля 1983 г. шла подготовка к общенациональной конференции ПНПФ, для участия в которой наряду с партиями, входившими в ПНПФ, привлекались представители различных общественных и профессиональных организаций. Конференция должна была рассмотреть

331

план деятельности Фронта и проект новой Хартии. Обсуждение проекта продолжалось в 1984 г. в руководящих органах ПНПФ — Высшем комитете и Секретариате, где было решено передать его для утверждения Национальному совету нового созыва. Проект повой Хартии национальных действий основывался в отличие от старой на признании руководящей роли ПАСВ во всех сферах жизни иракского общества. В нем содержался призыв к расширению рамок ПНПФ за счет всех сил, поддерживающих принципы новой Хартии.

В начале августа 1983 г. состоялись очередные выборы в Законодательный совет Курдского автономного района.

В 1984 г. прошла кампания по выборам в Национальный совет. Каждый официально зарегистрированный кандидат получил возможность использовать средства массовой информации. Для осуществления контроля иа выборах были созданы комиссии из представителей министерства юстиции, ПАСВ и ПНПФ. Ограничения на выдвижение кандидатур были такими же, как и в 1980 г. На выборах, состоявшихся 20 октября, из 786 зарегистрировавшихся кандидатов было избрано 250 депутатов Национального совета, в том числе 26 представителей КАР.

С самого начала ирано-иракской войны правительство принимало энергичные меры, стремясь не допустить объединения усилий антиправительственных шиитских организаций и курдских политических партий, выступавших за расширение автономии Курдистана.

В 1983 г. правительство начало диалог с представителями Национального союза Курдистана. В результате этого диалога НСК не только вышел из состава ДНПФ, но и повернул оружие против своих недавних союзников по Фронту, в том числе и компартии. В некоторых районах па севере страны начались вооруженные столкновения между сторонниками НСК и ИКП. По официальным сообщениям, диалог между правительством и НСК продолжался вплоть до конца 1984 г.

Социально-экономическое положение в 1976—1985 гг. Во второй половине 70-х годов социально-экономическое развитие Ирака шло довольно быстрыми темпами. Значительный рост наблюдался в химической промышленности, энергетике, производстве стройматериалов, ряде других отраслей. Государственный сектор по-прежнему играл в индустриальном развитии ведущую роль. На его долю к 1979 г. приходилось, по официальным данным, около 90% всей произведенной в стране промышленной продукции. Вместе с тем в Ираке имелось немало мелких и средних предприятий, принадлежавших частному капиталу. Так, в 1977 г. из 40 тыс. зарегистрированных промышленных предприятий 95% составляли полукустарные мастерские.

В конце 70-х годов продолжались важные перемены в деревне. К 1980 г. насчитывалось уже свыше 2 тыс. кооперативов (в том числе 79 коллективных хозяйств), которые объединяли около 370 тыс. крестьянских семей.

В 80-е годы экономическая политика правительства претерпела определенную трансформацию. Это было в немалой степени связано с объективными социальными процессами, в частности с ростом мелкотоварного производства, особенно в деревне, с распространением мелкого и среднего капиталистического предпринимательства. Ограничение позиций крупной и средней буржуазии города и деревни не выходило за рамки защиты экономических интересов мелкобуржуазных слоев, составлявших ядро социальной базы ПАСВ. К росту частнособственнических настроений вело и начавшееся во второй половине 70-х годов расширение экономических связей Ирака с Западом за счет возросшего сбыта нефти и закупок новейшей техники и технологии. Немаловажную роль сыграла и ирано-иракская война, которая вызвала серьезные финансовые затруднения, сократившие возможности для расширения капитального строительства и поддержания нерентабель

332

ных предприятий госсектора и сельскохозяйственных кооперативов, которые правительство передало частному сектору.

Частичная трансформация экономической политики ПАСВ затронула прежде всего отношение к частной собственности, определение сфер деятельности государственного и кооперативного секторов. В 1981 —1982 гг. правительство пересмотрело практику кооперативного строительства в деревне. Решением СРК многие кооперативы как нерентабельные были ликвидированы, одновременно Сельскохозяйственный кооперативный банк был переориентирован с кредитования кооперативов на кредитование индивидуальных хозяйств.

Основные положения экономической доктрины ПАСВ были изложены на ее IX региональном съезде в июне 1982 г. Частная собственность, действующая под контролем государства, была признана па нем не только полезной для экономического развития страны, по и равнозначной другим формам собственности. Одновременно IX съезд указал в своем политическом отчете на неправомерное расширение в предыдущие годы государственного сектора в промышленности, сельском хозяйстве, торговле и сфере услуг. Он сформулировал принцип господства государства равно над государственным и частным секторами экономики. Съезд провозгласил завершение строительства в Ираке «арабского социалистического общества». Он сформулировал понятие «неэксплуататорской частной собственности» и призвал к расширению частного предпринимательства во всех сферах национальной экономики.

Линия IX регионального съезда проводилась в жизнь в 1983— 1985 гг. Она была заложена в основу планов экономического развития и распределения инвестиций.

Внешняя политика в 1976—1985 гг. Во второй половине 70-х годов главным направлением иракской внешней политики было противодействие кэмп-дэвидской линии, воплощавшей тенденцию к пособничеству американским планам установления военно-политического контроля империализма над Арабским Востоком и капитуляции перед экспансионистским курсом Израиля.

Поездка президента Садата в Иерусалим в ноябре 1977 г. вызвала в Ираке резкий протест. Однако, хотя Ирак принял участие в совещании представителей Алжира, Ливии, Сирии, НРДЙ и ООП в начале декабря 1977 г. в Триполи (Ливия), он не вошел в созданный на нем Национальный фронт стойкости и противодействия (НФСП). Причина такого решения заключалась в том, что Ирак продолжал отвергать принципы мирного урегулирования ближневосточного кризиса на базе резолюции Совета Безопасности ООН № 242, которые легли в основу политической программы НФСП.

Иракское руководство приложило значительные усилия для организации и проведения в Багдаде осенью 1978 г. совещания глав государств и правительств арабских стран. На этом совещании была выработана общая позиция арабских стран, отвергших кэмп-дэвидские соглашения и осудивших предательские действия тогдашнего египетского руководства. Была согласована совместная программа противодействия капитулянтской политике Египта и определены санкции, которые следовало применить к нему в случае заключения им мирного договора с Израилем. Было достигнуто также соглашение о ежегодном созыве совещаний глав арабских государств и правительств и принято решение о предоставлении регулярной крупной финансовой помощи Сирии, Иордании и ООП. Ираку принадлежала важная роль в созыве состоявшейся вскоре после подписания в марте 1979 г. мирного договора между Египтом и Израилем встречи министров иностранных дел, экономики и финансов арабских стран в Багдаде, на которой было принято решение о введении в действие политических и экономических санкций против Египта.

333

Избранная иракским руководством линия в ближневосточных делах, а также возросший авторитет Ирака в арабском мире привели к изменению отношения к нему со стороны государств Персидского залива. В январе 1976 г. Ирак установил дипломатические отношения с Оманом. Улучшились отношения Ирака и с Бахрейном, Катаром и ОАЭ. Наметилось и некоторое сближение позиций Ирака и других арабских стран Персидского залива по целому ряду вопросов. В июле 1975 г. произошла нормализация ирако-саудовских отношений: Ирак и Саудовская Аравия подписали соглашение о разделе нейтральной зоны и окончательной демаркации границы. В 1977 г., после того как Ирак отказался от территориальных притязаний к Кувейту и вывел свои войска из спорных районов, был урегулирован конфликт с Кувейтом по пограничным вопросам.

В эти годы Ирак решительно выступал против усиления иранского влияния в зоне Персидского залива. Так, в 1976 г. он категорически отклонил предложение шаха заключить пакт о коллективной безопасности в регионе под эгидой Ирана. Ирак отверг также план региональной безопасности, выдвинутый султаном Омана Кабусом в сентябре 1979 г., после падения шахского режима. Этот план предусматривал выделение 100 млн. долл. па приобретение на Западе военной техники и оборудования для размещения их по берегам Ормузского пролива. Главной составной частью плана было обязательное участие в нем США, а также Англии и ряда других стран Западной Европы. В дальнейшем арабские государства Персидского залива, создавая с начала 1980 г. Совет сотрудничества, не пригласили Ирак для участия в нем.

Если в отношении военно-политических планов империалистических держав па Ближнем и Среднем Востоке Ирак занимал твердую принципиальную позицию, то торгово-экономические связи с развитыми капиталистическими странами во второй половине 70-х годов развивались. Еще на VIII региональном съезде ПАСВ к категории дружественных были отнесены Франция, Италия, ряд других западноевропейских стран, а также Япония. В 1978 г. па них приходилось 86% всего внешнеторгового оборота Ирака, а доля их участия в проектах развития национальной экономики достигла 91%. В 1979 г. общая стоимость контрактов с фирмами капиталистических государств достигла 6 млрд. долл. Среди ближневосточных стран Ирак занимал второе после Саудовской Аравии место по общему объему торгово-экономического сотрудничества с названными странами. Несмотря па отсутствие дипломатических отношений между Ираком и США, их торговый обмен развивался и в 1976 г. составил 500 млн. долл., а в 1979 г. превысил 1 млрд. долл.

В 1973—1978 гг. абсолютные показатели товарооборота Ирака с СССР и другими социалистическими странами удвоились, однако доля Советского Союза в общем товарообороте страны уменьшилась наполовину и составила в 1979 г. в экспорте 13%, а в импорте — 10%. Вместе с тем экономическое и техническое сотрудничество двух стран в этот период было эффективным и полезным для обеих сторон. При содействии СССР в Ираке осуществлялась широкая программа создания многоотраслевой промышленности, развития сельского хозяйства и транспорта. СССР участвовал в строительстве около 100 экономических объектов в таких важных отраслях народного хозяйства, как добыча и транспортировка нефти, энергетика, водное хозяйство.

После начала ирано-иракской войны во внешней политике Ирака наметились изменения. Как в международных, так и в межарабских отношениях на первый план выдвинулись связи с теми государствами, которые в условиях войны оказали Ираку конкретную экономическую и финансовую помощь. Так, значительно расширились контакты Ирака со странами Аравийского полуострова, которые только в 1982 г. предоставили ему заем в размере 14 млрд. долл. Заметно активизирова

334

лись отношения Ирака и с Иорданией, которая не только оказывала ему политическую поддержку в конфликте с Ираном, но и помогала в решении важных торговых и экономических' проблем. В частности, в январе 1984 г. было заключено ирако-иорданское соглашение о строительстве нефтепровода с территории Ирака к иорданскому порту Акаба. Необходимость разработки такого проекта, стоимость которого оценивалась в 1 млрд. долл., была обусловлена потребностью наладить экспорт иракской нефти после блокирования порта Фао и прекращения транспортировки нефти по трубопроводу, проходившему по территории Сирии.

После 1980 г. наметилось потепление и в отношениях между Ираком и Египтом. IX региональный съезд ПАСВ отметил, что с приходом к власти президента Хусии Мубарака положение в Египте стало меняться к лучшему, и выдвинул лозунг «Изоляция не Египта, а кэмп-дэвидского курса». В августе 1983 г. Ирак и Египет договорились урегулировать экономические и финансовые аспекты двусторонних отношений, включая перевод финансовых средств, клиринговые операции, учреждение представительств банков и ряд других вопросов. В конце 1984 г. Ирак содействовал восстановлению членства Египта в Организации Исламская конференция (ОИК), а в 1985 г. предпринял шаги в плане дальнейшей нормализации ирако-египетских отношений.

Империалистические круги надеялись, что логическим продолжением переориентации международных торгово-экономических связей Ирака в 80-е годы станет изменение его курса в международных делах. Так, официальные лица в США рассчитывали, что Ирак, развивая свои отношения с консервативной частью арабского мира, в конце концов присоединится к кэмп-дэвидским соглашениям и будет способствовать оживлению процесса «примирения» арабских стран с Израилем по американскому сценарию.

Однако эти надежды не оправдались. Хотя в ноябре 1984 г. отношения Ирака с США были восстановлены в полном объеме, Ирак не пошел в фарватере американской внешней политики. По всем основным проблемам международных отношений, в том числе по проблеме войны и мира, гонки вооружений и разоружения, Ирак оставался на антиимпериалистических позициях. В ООН и на других международных форумах он неизменно выступал против милитаристских планов империализма, его агрессивного курса и попыток вмешательства во внутренние дела других народов. В рамках движения неприсоединения Ирак поддерживал борьбу за укрепление политической и экономической независимости развивающихся стран, за установление нового мирового экономического порядка. Первоначально заняв негативную позицию в отношении Апрельской революции в Афганистане, иракское правительство к 1984 г. изменило ее, признав революционный режим.

В вопросах ближневосточного урегулирования позиция Ирака и его взгляды на перспективы развития отношений на Ближнем Востоке претерпели определенную трансформацию. В 1983—1984 гг. Ирак признал возможность всестороннего урегулирования ближневосточного кризиса мирными средствами и поддержал идею созыва международной конференции по Ближнему Востоку. В 1982 г. Ирак решительно осудил ближневосточный «план Рейгана».

Советско-иракские отношения в эти годы продолжали развиваться на основе Договора о дружбе и сотрудничестве, который охватывал техническую, экономическую и торговую сферы, а также контакты между общественными организациями двух стран.

Ирано-иракская война. С потерей важных стратегических позиций на Среднем Востоке после падения шахского режима в Иране и народной революции в Афганистане империалистические круги стали нагнетать напряженность в отношениях между Ираком и Ираном. Они вели дело к тому, чтобы столкнуть между собой и обескровить эти две

335

наиболее крупные в военно-политическом отношении страны Персидского залива, каждая из которых по-своему выступала против усиления военного присутствия США в регионе. Происки империализма облегчались наличием в ирано-иракских отношениях проблемы спорных территорий. После создания в Иране исламской республики договоры и соглашения, заключенные при шахе, в том числе и Алжирское соглашение 1975 г., подверглись пересмотру. В связи с этим отношения между двумя странами резко обострились. С 1979 г. на ирако-ираиской границе то и дело возникали конфликтные ситуации, которые в сентябре 1980 г. переросли в военные действия широкого масштаба. 17 сентября 1980 г. СРК Ирака денонсировал соглашение 1975 г. с Ираном.

Ирано-иракский конфликт стал одним из самых кровопролитных за последнее десятилетие. По неофициальным данным, на 1984 г. было убито или ранено около 700 тыс. человек. Огромный ущерб нанесен хозяйству обеих стран, их доходы от продажи нефти резко сократились, а валютные запасы начали истощаться. Так, в Ираке добыча нефти уменьшилась со 168 млн. т в 1979 г. до 44 млн. т в 1983 г. Ираку и Ирану понадобятся многие годы для восстановления разрушенной экономики. Война причинила большой урон и природной среде. Так, после бомбежки иранского нефтепромысла «Ноуруз» в марте 1983 г. вытекавшая в воды залива нефть нарушила рыболовство, поставила под угрозу работу опреснительных установок, снабжавших прибрежные государства питьевой водой.

В 1980—1985 гг. многие международные организации, отдельные государства, видные государственные и общественные деятели предпринимали безуспешные попытки привести стороны к столу переговоров. Среди них — ООН, движение неприсоединения, Лига арабских государств, ОИК, государства Персидского залива, Алжир, ООП. В марте 1985 г. Совет Безопасности ООН выразил особую тревогу в связи с участившимися бомбардировками гражданских объектов.

СССР и другие социалистические страны решительно выступали за прекращение войны между Ираном и Ираком и урегулирование спорных вопросов между ними путем переговоров. За немедленное прекращение войны выступает и Иракская компартия, которая требует немедленного урегулирования конфликта на справедливой основе.

<< | >>
Источник: Примаков Е.М., Лебедев Е.А., Наумкин В.В.. Новейшая история арабских стран Азии 1917-1985. 1988

Еще по теме Приход к власти ПАСВ и обстановка в стране в 1968—1969 гг.:

  1. ВТОРОЙ ПРИХОД К ВЛАСТИ ПАРТИИ БААС (1968-1979)
  2. ИРАК В ГОДЫ ПРАВЛЕНИЯ ПАСВ (С ИЮЛЯ 1968 г.)
  3. СИРИЯ ПОД ВЛАСТЬЮ ПАСВ (1963—1985)
  4. Приход фашистов к власти
  5. ПРИХОД К ВЛАСТИ ИНДИРЫ ГАНДИ
  6. Топильцин приходит к власти
  7. Большевики приходят к власти
  8. 1. Приход нацистов к власти. Унификация общественной и политической жизни (1933-1934)
  9. Политические комбинации осени — зимы 1932-1933 гт. Приход Гитлера к власти
  10. Рабинович А.. Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде, 1989
  11. ДРВ НА ЭТАПЕ БОРЬБЫ И СТРОИТЕЛЬСТВА (1969-1972)
  12. РЕСПУБЛИКА (1969-1977)