<<
>>

Глава 5 Путь самоорганизации в природе и обществе: детерминация из будущего

  Будет скрыто многое и впредь, Чтобы наши завтрашние дали, Мы в себе сегодня обретали.

Райнер Мария Рильке

Где голос, посланный вдогонку Необоримой новизне,

Весельем моего ребенка Из будущего вторит мне.

Борис Пастернак

Будучи наследницей кибернетики и общей теории систем, синергетика развивает далее некоторые представления и понятия, которые были введены в названных областях знания. Речь идет, прежде всего, о таких понятиях, как изоморфизм, эквифинальность, обратная связь (причем не только отрицательная обратная связь, ответственная за самоподдер- жание, гомеостазис, но и положительная обратная связь, ответственная за процессы быстрого роста) и иерархичность организации систем. Но при этом синергетика ставит в центр проблемного поля, берет в качестве концептуального ядра идею эволюции, становления, процессуальности и эмерджентности вещей в мире.

Синергетика нацелена на изучение нестационарных, эволюционирующих структур, физических механизмов эмерджентного появления структур, возникновения порядка из хаоса. Структура в открытой и нелинейной среде не есть нечто данное раз и навсегда. Она не есть нечто собранное из жестких элементов, «кубиков», «кирпичей» мироздания. Согласно нелинейно эволюционному, синергетическому видению мира, структура — это процесс. Это процесс, локализованный на определенных участках сплошной открытой среды, процесс, имеющий определенную геометрическую форму, способный перемещаться по среде с сохранением формы (как, например, вихрь в жидкости или солитон в плазме), а также как-то перестраиваться, эволюционировать, распадаться или достраиваться, интегрироваться с другими структурами в этой среде.

Как отмечалось выше, синергетика ориентирована на поиск неких универсальных законов эволюции и самоорганизации мира, законов коэволюции сложных систем любой природы, будь то системы природные,

социальные или когнитивные.

Благодаря синергетике намечается сближение гуманитарных и естественных наук, мира человека, человеческой культуры и человеческого творчества и мира окружающей его природы, творчества самой природы, создания ею новых форм. Это нашло отражение в названии французского издания известной книги И. Пригожина и И. Стенгерс “La Nouvelle Alliance” (Париж, 1979), изданной в России в переводе с английского издания под названием «Порядок из хаоса. Новый диалог человека с природой» (первое издание: М.: Прогресс, 1986).

Мир человека, его языка и творчества, и мир природы до сих пор в науке были разорваны и смыкались лишь в поэтических и философских образах, таких, например, как «Я живу в мире, который во мне» (Поль Валери), «Вещи нуждаются в нас, чтобы существовать или чтобы почувствовать свое бытие, а без нас они пребывают в ожидании» (Андре Жид), «Границы моего мира есть границы моего языка» (Людвиг Витгенштейн), «Язык — это дом бытия» (Мартин Хайдеггер), «Нет иной Вселенной, кроме Вселенной для нас» (Альберт Эйнштейн). Науке изначально было свойственно стремление понять мир в его объективности и истинной тако- вости, без каких бы то ни было субъективных, антропоморфных, вербальных и герменевтических наслоений. Но это как раз и составляло основную эпистемологическую проблему: насколько возможно снятие этой субъективной, герменевтической «шубы», насколько возможен прорыв к вещи как таковой? Как свидетельствуют современные результаты исследований в области эволюционной эпистемологии, продукты человеческого познания и деятельности неизбежно носят на себе печать природы человека как биологического существа, приспособившегося в ходе эволюции к определенной «когнитивной нише» — мезокосму, или миру средних измерений (средних расстояний и времен, средних скоростей, средних частот). То, как я воспринимаю и понимаю этот мир, зависит от того, каков я сам, какова моя мезокосмическая определенность, в какой Umwelt я вписан.

В синергетике намечается сближение мира природных сущностей и мира искусственных вещей, артефактов, природы и культуры, но несколько с другой стороны, с точки зрения возможных объективных механизмов самоорганизации и эволюции, действующих как в одном, так и в другом фрагменте универсума.

Как уже отмечалось в четвертой главе, синергетика соединяет два мира — мир неживой природы и мир живой природы, так как она пытается обнаружить универсальные механизмы, лежащие в основе квазицелесообразности поведения природных систем и целесообразного поведения человека, возникновения новых формообразований в природе и креативных способностей человека и инновационных устремлений социума. В неживом ведется поиск живого, вернее аналогов живого, аналогов интуиции и распознавания образов как процессов са- модостраивания. А в живом — поиск того, что обще ему с неживым, что уже преддано, преформировано в «мертвой» природе, в законах эволюции Вселенной.

С одной стороны, происходит в некотором роде идеализация природы, ибо синергетика активно оперирует представлениями о целях, струк-

турах-аттракторах эволюции, совершенных формах организации природы, что собственно и составляет предмет обсуждения данной главы. А с другой стороны, имеет место натурализация культуры, мы начинаем понимать, что культура развивается по тем же законам самоорганизации, бифуркационных изменений, катастрофических, лавинообразных всплесков, взрывов и спадов, что и развитие природы, о чем писал Ю. М. Лотман ]К 

<< | >>
Источник: Князева Елена Николаевна, Курдюмов Сергей Павлович. Синергетика: Нелинейность времени и ландшафты коэволюции. 2011

Еще по теме Глава 5 Путь самоорганизации в природе и обществе: детерминация из будущего:

  1. Раздел 9. ИНТЕРНЕТ-ОБЩЕСТВО БУДУЩЕГО
  2. 4. Природа человека и общества
  3. 4. Путь образования и путь разрушения форм
  4. Самоорганизация, аутопойесис
  5. 2.4. НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ Ц САМООРГАНИЗАЦИЯ
  6. Дети, испытывающие недостаток произвольности и самоорганизации
  7. Глава 13 Взаимные фонды: косвенный путь на фондовый рынок
  8. 15.5. Ереван — новый центр самоорганизации национальной общности
  9. Глава 9 Будущее профессии — транспрофессионализм
  10. Глава 1.5 Психология масс в прошлом и будущем
  11. Глава пятнадцатая. Наследие социологии и будущее обществоведения
  12. Глава I. Природа обязательства