<<
>>

§ 9. Договор как основание динамики правоотношений собственности. Договор традиции (передачи) вещи (п. 1367-1373)

1367. В соответствии с п. 1 ст. 223 ГК право собственности у приобретателя вещи по договору возникает (а у отчуждателя вещи по договору — прекращается) с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором.

Законодательное исключение из этого правила всего одно и касается оно имущества, отчуждение которого подлежит государственной регистрации. Право собственности на такое имущество возникает с момента государственной регистрации, если иное не предусмотрено законом (п. 2 ст. 8, п. 1 ст. 131 и п. 2 ст. 223).

1368. Приобретение права собственности на уже существующие вещи, происходящее на основание договора, в условиях рыночного хозяйства является наиболее распространенным случаем динамики правоотношений собственности. Принято считать, что в ст. 223 ГК ведет речь о любом договоре, в том числе и прежде всего — договорах купли-продажи и мены. Однако такое толкование представляется неправильным. Договоры купли-продажи и мены относятся к числу так называемых обязательственных сделок, совершение которых порождает новые, ранее не существовавшие обязательственные права и обязанности. Лишь реализация данных прав (исполнение корреспондирующих обязанностей) оказывает влияние на иные, ранее существовавшие правоотношения, в частности, на правоотношения собственности (см. п. 489 Учебника). Правильно считать, что ст. 223 имеет в виду только и исключительно распорядительные договоры, само совершение которых связывается с передачей вещи и, предопределяя их реальную природу, переносит право собственности на вещь с ее отчуждателя на приобретателя (вещные договоры). К их числу относятся договоры займа, банковского вклада, иррегулярного хранения и залога, дарения и пожертвования (см. § 9, 12, 14 и 15 гл. XV Учебника).

1369. Изложенное является основанием для вопроса: как же в таком случае, переходит право собственности при купле-продаже, поставке, мене, ренте, подряде? Ответ на него столь же логичен, сколь и закономерен сам вопрос: переход права собственности в этом случае осуществляется не на основании договора купли-продажи или мены*, а на основании действия, направленного на исполнение обязательств, вытекающих из данного договора — передачи вещи.

Будучи результатом встречного двустороннего волеизъявления контрагентов, направленного на прекращение обязательственного правоотношения, передача вещи сама приобретает характер сделки — абстрактного и реального договора особого рода. Возможно также в самом договоре связать переход права собственности не с передачей вещи, а с иным юридическим фактом, например, с моментом заключения договора**. Такой договор утратит свой обязательственный характер и приобретет значение договора вещного.

* Особое правило о моменте перехода права собственности по договору мены — см. п. 1989 Учебника и ст. 570 ГК.

** Так можно поступить только в том случае, если предметом договора является вещь, к моменту заключения договора индивидуализированная.

1370. Согласно п. 1 ст. 224 ГК, передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных без обязательства доставки. С момента передачи вещи, еще раз это подчеркиваем, считается исполненным обязательство передачи вещи, возникшее из обязательственного договора, и переходит право собственности на вещь вместе с расходами по ее содержанию и связанными с вещью рисками. Однако во всех случаях вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Фактическое владение вещью переходит, следовательно, только тогда, когда перевозчик (организация связи) выдал вещь во владение ее приобретателю, или указанному им лицу (его работнику, представителю, экспедитору и т. п.). Передача недвижимости считается осуществленной с момента подписания сторонами передаточного акта или иного документа о передаче (п. 1 ст. 556).

1371. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с момента заключения договора (п. 2 ст. 224 ГК). Вполне естественно, что право в этом случае прибегает к фикции, с одной стороны, рационализируя фактические действия сторон, а с другой — не распространяя юридические последствия передачи на время нахождения вещи у ее приобретателя на титуле ином, нежели тот, что стал основанием перенесения права собственности на вещь.

1372.

К передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее (п. 3 ст. 224 ГК)*. Правила передачи коносаментов установлены нормами ст. 148, 149 и 158 КТМ, а правила передачи складских свидетельств — ст. 915 ГК. Других товарораспорядительных документов действующему российскому законодательству неизвестно. Товарораспорядительные документы относятся к числу ценных бумаг и обладают всеми, присущими им свойствами, в частности — презентационной природой и публичной достоверностью (см. п. 1252-1253 Учебника). Законное владение товарораспорядительным документом создает отношения посредственного владения объектом права, удостоверенного документом (вещью), которое может быть объектом самостоятельной владельческой защиты (см. п. 1299 и § 9 гл. XXX Учебника).

* Оригинальный случай подобного «приравнивания» имеем в п. 1 ст. 573 ГК: помимо того, что передача дара может быть совершена посредством вручения, она считается состоявшейся с момента вручения не самой вещи (дара), а символа вещи (например, ключей от автомобиля) или правоустанавливающих документов на нее (п. 1 ст. 573 ГК). Можно сказать, что указанные действия приравниваются к передаче дара.

1373. Договор передачи или традиции вещи заключается во исполнение подавляющего большинства обязательственных договоров, но может производить различные юридические последствия. Они предопределяются содержанием договора, во исполнение которого договор традиции заключен. Так, договор традиции, заключенный во исполнение договора купли-продажи, прекращает право собственности передавшего вещь, и влечет возникновение права собственности на эту вещь у ее приобретателя. А договор традиции, заключенный во исполнение договора залога, права собственности не переносит, но устанавливает ограниченное вещное право залогодержателя на предмет традиции — залоговое право. В соответствии с этими положениями договор традиции можно назвать договором ограниченной абстрактности.

<< | >>
Источник: Белов В.А.. Гражданское право: Особенная часть: Учебник. – М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 767 с. 2004

Еще по теме § 9. Договор как основание динамики правоотношений собственности. Договор традиции (передачи) вещи (п. 1367-1373):

  1. § 5. Основания динамики правоотношений собственности и их классификация (п. 1345—1352)
  2. § 10. Особенности исполнения обязательства по передаче вещи из договора мены (п. 1987-1989)
  3. § 11. Особенности исполнения обязательства по передаче вещи из договора дарения (п. 1990-1993)
  4. Приложение ПРИМЕРНЫЕ ДОГОВОРЫ О ПЕРЕДАЧЕ ПРАВ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ ПРИМЕРНЫЙ ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ДОГОВОР
  5. § 8. Особенности исполнения обязательства по передаче вещи-товара по договору розничной купли-продажи (п. 1979-1981)
  6. § 9. Особенности исполнения обязательства по передаче вещи-товара по договорам поставки и контрактации (п. 1982—1986)
  7. § 2. Договоры о передаче товаров в собственность
  8. 8. Договоры о передаче имущества
  9. 7. Договоры о передаче имущества
  10. Тема 7 КУЛЬТУРНАЯ ТРАДИЦИЯ КАК МЕХАНИЗМ АККУМУЛЯЦИИ И ПЕРЕДАЧИ СОЦИАЛЬНОГО ОПЫТА
  11. Можно ли издать приказ о приеме на работу только на основании трудового договора или сотрудник, как и раньше, должен писать соответствующее заявление?
  12. § 2. Договоры по передаче имущества в пользование
  13. § 1. Основания прекращения трудового договора