<<
>>

2. ВУЛЬГАРНЫЙ ИСТОРИЗМ В ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОТДЕЛЬНЫХ ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ В СССР

Анализ практики строительства социалистической экономики в СССР, опирающейся на марксистско-ленинское учение о закономерностях становления и развития коммунистического способа производства, позволил выделить следующие основные этапы развития социалистической экономики: этап построения социализма в основном, совпадающий с переходным периодом от капитализма к социализму; этап развитого социализма и его перерастания в коммунизм.

Буржуазная наука, игнорирующая производственные отношения как экономический базис общества и подходящая к периодизации развития социалистической экономики в СССР со стороны хозяйственного механизма, неспособна осмыслить качественную эволюцию социалистического способа производства.

Непосредственно следуя за перестройками в методах управления, буржуазные экономисты выделяют в экономическом развитии СССР первые месяцы после революции, «военный коммунизм» и нэп, переход к «экономике советского типа» (конец 20-х годов), экономическую реформу 1965 г. и период «малых реформ в рамках административной плановой системы» (конец 70-х—80-е гг.).

В качестве начального этапа в истории развития социалистической экономики в СССР буржуазные экономисты выделяют первые месяцы после Октябрьской революции как образец прагматически ориентированной «смешанной экономики», базирующейся на применении централизованного и децентрализованного хозяйственного механизма, плана и рынка, государственного хозяйствования и частного предпринимательства. Следует отметить, что всякий раз, когда реальная хозяйственная практика не вмещается в жесткие рамки той или иной определенной концепции, буржуазные авторы прибегают к аргументам, эклектически заимствованным у других концепций. Прагматическая трактовка всеми буржуазными экономистами первых послереволюционных месяцев представляет собой в этом смысле характерный пример.

Исходным пунктом для подобной интерпретации является ложный тезис о так называемой «неподготовленности» большевиков к практическому руководству экономикой страны. Так, сторонники «идеологической» концепции, утверждающие, что социалистический переворот в России — результат идеологии, объясняют прагматизм «неразработанностью» проблем социалистического хозяйствования у классиков марксизма, «отступлением от марксистской теории», заключающимся якобы в том, что революция должна была осуществиться сначала в странах промышленного Запада, а не в «отсталой» России; отсюда вытекает положение о «неподготовленности» России для социалистического хозяйствования Сторонники традиционалистской концепции считают прагматизм неизбежным вплоть до наступления периода, когда традиции вновь возьмут верх над хаосом периода «революционной дезинтеграции»162. Для сторонников прагматической концепции первый период так же «прагматичен», как и все остальные.

Подобные «аргументы» являются прямым искажением научного наследия классиков марксизма-ленинизма и революционно-теоретической деятельности партии большевиков. Основные черты нового социально-экономического строя были выведены Марксом и Энгельсом из анализа развития капиталистического способа производства, а такие мероприятия Советской власти, как экспроприация эксплуататорских классов, национализация основных средств произ водства и другие, намеченные в работах В. И. Ленина и документах партии до революции и осуществленные в первые послереволюционные месяцы, не имеют ничего общего с прагматизмом, поскольку представляют собой первые научно обоснованные шаги на пути построения социалистического общества.

«Дело идет сейчас именно о том, — писал В. И. Ленин в первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти», — чтобы со всех сторон приняться за практическое возведение того здания, план которого мы уже давно начертили...» 163

Особое место буржуазная советология отводит фальсификации сущности «военного коммунизма» и нэпа. На примере «военного коммунизма» буржуазные идеологи пытаются запугать развивающиеся страны «антидемократизмом» социалистического пути развити, нэп же служит им «доказательством» неизбежности перехода социалистической экономики к капиталистическим формам производства 164. Характерной чертой, объединяющей всех буржуазных исследователей экономического развития СССР, являются попытки не только полностью противопоставить «военный коммунизм» нэпу, но и оторвать его от социально-экономических преобразований, осуществленных Советской властью до лета 1918 года. Эти попытки имеют цель выхолостить общую социалистическую направленность процессов, протекавших на протяжении всего переходного периода, затушевать ее путем акцентирования внимания на перестройках методов и форм регулирования и управления экономикой страны в меняющихся внутренних и международных условиях.

Несостоятельность подобных интерпретаций очевидна. Принципы и методы руководства, известные под названием политики «военного коммунизма», были вызваны гражданской войной и иностранной интервенцией, прервавшими последовательное претворение в жизнь программы социально-экономических преобразований, намеченных Лениным и партией накануне Октябрьской революции и в первые месяцы Советской власти. Высоко оценивая опыт «военного коммунизма», В. И. Ленин, тем не менее, после разгрома иностранной интервенции и внутренней контрреволюции обосновал необходимость перехода «от «военного» коммунизма к правильному социалистическому фундаменту» *. Дальнейшей конкретизацией ленинского плана построения социализма в СССР явился нэп. Учитывая, что прямой переход к социалистической системе хозяйствования невозможен в стране с многоукладной экономикой, В. И. Ленин наметил ряд переходных мер, осуществление которых должно было привести к ликвидации многоукладности в экономике и полной победе социалистического уклада. Он писал, что «новая экономическая политика не меняет единого государственного хозяйственного плана и не выходит из его рамок, а меняет подход к его осуществлению» 165. Новизна этого подхода заключалась в том, что на смену жесткому планированию периода «военного коммунизма» пришло более гибкое сочетание централизованного планирования производства и распределения в обобществленном секторе с косвенным регулированием производства, оставшегося за рамками этого сектора.

В качестве особого рубежа развития социалистической экономики в СССР буржуазные экономисты отмечают конец 20-х гг. — именно в эти годы, согласно трактовке советологов всех направлений, «потерпела крах» политика нэпа 166 и экономика превратилась в «систему народного хозяйства советского типа, которая приобрела характер модели для других социалистических стран» 167. Специфика экономической системы «советского типа» усматривается во введении якобы принципиально отличного от периода нэпа хозяйственного механизма, предназначенного для осуществления новой (также якобы отличной от периода нэпа) цели — быстрого экономического роста. Именно для осуществления этой цели, как считают буржуазные экономисты, был взят курс на индустриализацию страны и коллективизацию сельского хозяйства 168.

Тезис о «крахе» в конце 20-х годов новой экономической политики и ее замене жестким «командным механизмом» основывается на искажении буржуазными экономистами сущности и главных задач нэпа.

Нэп в ленинском понимании — это политика, ставящая своей задачей построение социалистической экономики, политика, рассчитанная на весь переходный период от капитализма к социализму. Нэп нельзя было «отменить» ', он мог лишь постепенно эволюционизировать в сторону экономической политики, присущей победившему социализму. Это значит, что сам нэп имел этапы, он развивался, чего не хотят признать придерживающиеся метафизического типа мышления буржуазные идеологи. Конец 20-х — начало 30-х гг. в истории социалистической экономики в СССР знаменуется вовсе не внезапным переходом от «рыночно-капиталистического» к «командному» регулированию, а революционным по содержанию развитием вширь и вглубь социалистических производственных отношений — отношений нового типа, одержавших полную победу с завершением переходного периода.

Переломным моментом в истории развития социалистической экономики в СССР буржуазные экономисты называют реформу 1965 г., которая якобы явилась свидетельством построения в СССР «современного индустриального общества», достижения этапа, когда прежние факторы «исчерпали» себя 169. Поскольку же «императивы» индустриальной экономики, обобщаемые буржуазными идеологами модным термином «улучшение качества жизни», якобы несовместимы с принципами социализма, перед советской экономикой, по мнению буржуазных экономистов, один путь — эволюционировать в том направлении, в каком эволюционируют и западные страны. Экономическая реформа, якобы внедрявшая рыночное регулирование экономики и использование капиталистических принципов, обозначила, по мнению буржуазных советологов, начало этой эволюции.

Интерпретация экономической реформы 1965 г. в качестве переломного момента в истории развития советской экономики со всей очевидностью продемонстрировала эмпирический, формальный подход буржуазных экономистов к периодизации экономического развития. Характерно, что буржуазные исследователи социалистической экономики пишут об одновременном «кризисе» экономических отношений во всех социалистических странах исходя из того формального момента, что экономические реформы, мероприятия по совершенствованию хозяйственного механизма проводились во всех странах социалистического содружества более или менее одновременно. Однако для марксистских исследователей очевидно, что любые мероприятия по совершенствованию планирования, управления, стимулирования производственной деятельности, будучи неразрыно связаны с опреде- леным уровнем развития производительных сил и производственных отношений общества, имеют в то же время относительно самостоятельное значение. Это вытекает уже из того факта, что более или менее аналогичные мероприятия проводились в странах, находившихся на разных этапах социалистического и коммунистического строительства.

Интерпретируя комплекс мероприятий по совершенствованию хозяйственного механизма, проводившихся с 60-х гг.,как отход к рыночному регулированию экономики, внедрению капиталистических элементов, буржуазные экономисты принимали желаемое за действительное. С самого начала проведения хозяйственной реформы все мероприятия были нацелены не на «отход к капиталистическим методам», а на создание условий, способствующих лучшему использованию преимуществ социализма. Это подтвердил опыт последующего развития СССР и других социалистических стран. В буржуазной литературе после потока восторженных заявлений о предстоящем возвращении России в лоно капитализма вновь стали появляться унылые тезисы о тенденции «рецентрализации» в СССР, о «консервативно-прагматическом» характере осуществленных мероприятий, о том, что реформа не затронула «фундаментальных черт» советской экономики, что экономической рационализации мешает идеология и т. д. '.

С этими тезисами связано выделение буржуазной советологией конца 70-х—80-х гг. как особого этапа экономического развития СССР этапа «малых реформ в рамках административной плановой системы» 170. В обзоре докладов советологического симпозиума, проведенного Немецким институтом экономических исследований (Западный Берлин), отмечалось: «В странах СЭВ наблюдается новая стратегия реформ: ныне, в отличие от 60-х годов, речь идет не о широкомасштабных реформах и новых концепциях, а о мелких частных изменениях экономического механизма» 171. Участники симпозиума пришли к выводу, что экономический эксперимент, проводимый в СССР, не выходит за рамки «традиционной плановой системы». Поэтому и результаты преобразований, связанных с этим экспериментом, могут иметь лишь ограниченный характер. «Коренные же реформы по- прежнему наталкиваются на внутри- и внешнеполитические, а также идеологические границы» 172.

В этих тезисах обнаруживаются растерянность буржуазных идеологов, невольное признание ими несостоятельности исходных ме тодологических принципов, на которых базируются их концепции факторов и этапов развития социалистической экономики в СССР. Следуя за перестройками форм хозяйственного механизма, буржуазные авторы делают «скачок» от одной системы управления к другой, не замечая качественной эволюции самого способа производства. Между тем, как подчеркивается в новой редакции Программы КПСС, крупные успехи в экономике, социальной и политической сферах, науке и культуре вывели нашу страну на новые исторические рубежи '.

Таким образом, отрицание понятия способа производства — фундаментальной категории, без которой немыслим подлинно научный анализ социально-экономического развития, апелляция к поверхностным явлениям социальной жизни, идеализм, предвзятая апологетика капиталистического строя, едва скрываемый (а нередко и открытый) антисоветизм — все это обусловливает бесплодность буржуазной науки, неспособность осмысления ею действительной сущности этапов поступательного развития социализма на пути к высшей фазе коммунизма.

<< | >>
Источник: Ю. Я. ОЛЬСЕВИЧ, Т. ТРЕНДАФИЛОВ. МЕТОДОЛОГИЯ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ. 1987

Еще по теме 2. ВУЛЬГАРНЫЙ ИСТОРИЗМ В ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОТДЕЛЬНЫХ ЭТАПОВ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ В СССР:

  1. Глава V ВУЛЬГАРНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ МЕТОД В БУРЖУАЗНЫХ КОНЦЕПЦИЯХ ПЕРИОДИЗАЦИИ РАЗВИТИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики
  2. 4. Развитие первобытной истории в дореволюционной России, в СССР, в социалистических странах Восточной Европы
  3. 2. Восстановление и развитие экономики СССР в послевоенный период
  4. Глава IV ВУЛЬГАРНЫЙ СОЦИОЛОГИЗМ В БУРЖУАЗНЫХ ТРАКТОВКАХ СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВОЙ СТРУКТУРЫ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА
  5. ПРИНЦИП ИНДИВИДУАЛИЗМА В ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫХ ВЗГЛЯДАХ НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ
  6. Глава III Методология технологического детерминизма и вульгарного эволюционизма в буржуазных трактовках современного этапа социально-экономического развития социализма
  7. Глава VI ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД И ЕГО РОЛЬ В БУРЖУАЗНЫХ И ЛЕВОРАДИКАЛЬНЫХ ВОЗЗРЕНИЯХ НА СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ ЭКОНОМИКУ
  8. Глава десятая ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВОВ ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СОЦИАЛИСТИЧЕСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ
  9. ЛЕКЦИЯ 16. СССР В 1960 - 80-Е ГОДЫ: ЭКОНОМИКА, ВЛАСТЬ, ОБЩЕСТВО И.С. БАШЕНЬКИНА
  10. РАЗВИТИЕ ПО ПУТИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ОРИЕНТАЦИИ
  11. § 11. Особенности регулирования рабочего времени в отдельных отраслях экономики
  12. в)              Развитие функций прогноза в условиях социалистического строительства в ГДР
  13. 2. Характеристика инвестиционной активности в экономике России
  14. Глава 15. ПОСЛЕВОЕННОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ СССР
  15. § 3. Общая характеристика отдельных конвенций и рекомендаций МОТ, принятых в 1980—1999 гг.
  16. ВУЛЬГАРНО-ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД В СОВРЕМЕННЫХ БУРЖУАЗНЫХ ТРАКТОВКАХ СОЦИАЛИЗМА
  17. Особенности социально-политического развития отдельных стран