<<
>>

ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XX ВЕКА

Проблемы культуры сегодня ставятся в новых исторических условиях, требующих больших творческих усилий. За последние 20 лет неизмеримо ускорился ход истории. Три гигантских факта определяют обстановку в целом: 1.
Головокружительное развитие науки и техники. 2. Построение социализма, превратившегося в мировую систему. 3. Деколонизация двух континентов — Азии и Африки. Речь идет не о количественных изменениях, не о некоторых новых открытиях, некоторых успехах социализма, не об освобождении нескольких -колоний. После второй мировой войны произошли качественные изменения. Таким образом, возникли, не существовавшие ранее проблемы, и нам следует определить, какие необходимо применить усилия, чтобы поднять марксизм до уровня нынешних требований. Сознание людей отстает от развития истории. Если мы хотим изыскать средства для преодоления этого отставания, нам нужно полностью осознать этот факт, и только тогда марксизм сможет успешно сделать новый обобщающий вывод. осе наиболее значительные течения мысли выдвигают сейчас это требование. Всеми ощущается разрыв между исторической действительностью и сознанием. Необходимость «обновления», приведения в порядок дел, не является уделом одних католиков. Это общее явление. Как же ставятся проблемы, исходя из перечисленных выше трех великих фактов? За двадцать лет власть человека над природой возросла в большей степени, чем за предыдущие двадцать веков. В основе этого переворота лежат несколько крупных научных и технических открытий. Наиболее поразительным Аактом является производство атомных и термоядерных бомб. В 1945 году (Хиросима) речь шла всего лишь о бШГее мощном, чем другие, средстве поражения; 10 лет спустя произошло качественное изменение: при наличии существующих запасов бомб и при методическом их разбрасывании с технической точки зрения стало возможным стереть с лица земли все следы жизни. Начатая миллион лет назад эпопея человечества может прийти к концу. Второе следствие этих открытий является не менее важным: человеческая история теперь обрела безграничные перспективы. Еще тридцать лет назад можно было предвидеть момент, когда истощатся запасы угля и нефти — источников энергии на нашей планете. С открытием законов расщепления материи более не существует четких границ власти и богатства людей. Третье следствие этих открытий относится к общей судьбе человечества. Охлаждение Солнца и Земли делало мыслимым конец жизни человеческого рода на нашей планете, которая превратилась бы в необитаемую. Первые шаги в космосе и энергетические возможности расщепления материи позволяют сегодня отбросить такую перспективу. Благодаря своим достижениям человечество может мечтать о действительном бессмертии. В результате обобщенного изучения явлений саморегуляции и исчисления вероятностей примерно в 1949 году, после появления книги Норберта Винера о кибернетике, родилась новая наука. Менее чем за десяти лет эта наука нашла массовое применение. Речь идет не просто о количественных изменениях, не просто о новом этапе применения машин. До сих пор, начиная с открытия огня и обработки камня и кончая открытием силы пара, изобретением мотора внутреннего сгорания и открытием электричества, орудия труда, а затем и самые совершенные машины имели целью умножить физическую силу человека, заменить ручной труд, ускорить этот труд, сделать его более продуктивным. Теперь же произошло качественное изменение: речь идет о замене некоторых форм умственного труда человека. Например, для того чтобы управлять полетом спутника, необходимо вычислять его траекторию в каждый данный момент. Для этих операций потребовались бы десятки высококвалифицированных математиков, которые работали бы долгие месяцы. Когда они завершили бы свой труд, спутник был бы уже далеко и их работа была бы проделана впустую. Электронно-вычислительные машины могут безошибочно выполнять миллионы сложных операций в секунду, а время стало измеряться «нано-секундами» (миллиардными долями cei машина это не просто регистрирующая касса в универмаге с усовершенствованной счетной машиной. Нет, эта машина производит отбор решений и даже информирует ученого, если он неправильно поставил проблему в самом начале. Применение этого изобретения 'распространяется на все области.. В США электронный аппарат «Геда» автоматически контролирует производство и распределение электроэнергии девяти электростанций... Аппарат следит за количеством потребляемой энергии, рассчитывает для каждой электростанции стоимость угля, его калорийность и степень относительной влажности, параметры линий электропередач и т. п. В Москве в январе 1964 года электронно-вычислительная машина была использована для расчета оптимального технического варианта строительства здания. В марте 1964 года на верфях Ленинграда начато строительство устройства, которое автоматически выводит суда на места рыбной ловли и руководит ловом и обработкой рыбы. Произошли качественные изменения и в области средств сообщения и связи. В течение примерно 2000 лет изменений в этой области было мало: Юлий Цезарь и Наполеон затрачивали на поездку от Парижа до Рима примерно одинаковое время; скорость передвижения определялась скоростью лошадей и организацией их перепряжки. Пар и железные дороги также привели лишь к количественным изменениям: скорость возросла всего в 3—4 раза. Авиация осуществила еще одно количественное изменение: скорость возросла в 7—8 раз. Космическая ракета переносит нас уже в иной масштаб измерения — в масштаб движения небесных тел. Спутник движется с намного более высокой скоростью, чем скорость вращения Земли. Увеличение скорости уже не в 3—4 или 7—9 раз, а в сто и тысячу раз. Благодаря авиации у человека появилась возможность жить в масштабах планеты. Теперь же он начинает новый путь: его ждет космическая судьба. В течение^ долгого времени информация распространялась с такой же скоростью, с какой путешествовали люди. Курьеры передвигались в зависимости от скорости лошадей. Сбгодня же не только имеется техническая возможность немедленного распространения информации по всему миру, но это сдвло массовым явлением благодаря очень быстрому росту за последние десять лет числа радиоприемников и телевизоров. Европовидение, мировидение через спутник Телестар и, наконец фотографирование Луны. Эта система распространения информации произвела глубокий переворот в условиях политической пропаганды, а также образования и культуры. В биологии за десять лет было сделано открытий больше, чем .за период от Гиппократа до Клода Бернара. Начиная с 1954 года оыли сделаны открытия, повлекшие за собой качественные изменения. В начале века Лёб считал, что отдаленными целями биологической науки являются: синтез белка; овладение эволюцией видов. Но благодаря начатому в 1954 году Ошоа и Корнбергом синтезу нуклеотидов, способных воспроизводиться, и направленным модификациям цепочек этих нуклеотидов, осуществленным Уотсоном и Криком, мы уже находимся на пути к достижению этих целей. Есть вевкие основания считать, что в последнюю треть этого века в биологии будут сделаны по крайней мере столь же важные открытия, как открытия в области физики за первые две трети XX века. Человек сейчас становится не только «сознающей саму себя эволюцией», но руководящей сама собой эволюцией, одним из факторов эволюции. Человек становится способным изменять наследственность и биологически направлять способности человека. Все это ставит внутри самой науки моральную проблему — проблему целей: во имя каких ценностей будут отбираться подлежащие развитию способности? Это всего лишь некоторые примеры происшедших изменений. Они ставят со всей остротой проблему обучения, усвоения, распространения и овладения этими достижениями. Для того чтобы только подчеркнуть размах поставленных проблем, напомним три факта: в настоящее время в мире насчитывается больше творческих ученых, чем за все время с момента зарождения человечества (доклад Оже в секции научных исследований ЮНЕСКО); за восемь лет количество человеческих знаний удвоилось (объем научных изданий, исследовательских работ, научных журналов, за вычетом научно-популярных изданий); неизмеримо сокращается время между фундаментальным открытием и его практическим массовым применением: для применения фотографии потребовалось 112 лет, телефона — 56, .транзисторов — 5 лет. Эти факты показывают размах проблем. Философская проблема: Энгельс говорил, что материализм должен менять свою форму с каждым великим открытием, составляющим эпоху в истории наук. Ленин проделал гигантскую работу, чтобы осмыслить физику своего времени. Какую же колоссальную работу следует проделать нам сейчас, чтобы поднять марксистскую философию до нынешнего уровня развития науки! Политическая проблема: головокружительный рост власти техники над природой дает горстке людей такую информацию и возможность организации, что в их руках сосредоточивается ужасающая власть. Этот технократический разрыв между руководителями и массами является закономерностью в условиях монополистического строя, где концентрация средств является классовым делом. Возникающие в результате этого в принципиально иных условиях объективные трудности ставят вопрос о развитии подлинной социалистической демократии. Педагогическая проблема: масса знаний удвоилась за 8—10 лет, но было бы недостаточно добавить новую главу в программу выпускных классов, чтобы дать детям хотя бы общее представление о том, что в настоящее время создается. Необходимо коренным образом пересмотреть программы, и здесь особую актуальность приобретает проблема внешкольного просвещения. Утверждение социализма создало условия для невиданного расцвета культуры и искусства. Прежде всего благодаря тому, что в ходе борьбы рабочего класса, руководимого и направляемого марксистско-ленинской партией, начинает преодолеваться разрыв между трудом и культурой. Далее, благодаря тому, что победа рабочего класса и диктатура пролетариата позволяют покончить с такой системой, которая превращает культурные ценности в товар. Наконец, благодаря тому, что социалистическая демократия дает каждому человеку, каждому ребенку возможность полностью развить заложенные в нем человеческие способности и тем самым возможность осмысливать и создавать культурные ценности. Если культура начинается вместе с трудом и развивается вместе с ним, то любое крупное изменение в организации общественной труда и производственных отношениях влечет за собой глубокие изменения в области культуры и в условиях ее развития. Одной из основных черт социализма, отличающих его от капитализма, является то, что в силу его классового характера, в силу уничтожения частной собственности на средства производства впервые в истории человечества появляется возможность действительного планирования общественного труда Когда планы более не определяются прибылью и не срываются во имя ее, когда они составляются не в интересах кучки владельцев средств производства, а с учетом действительных потребностей всех людей, тогда в человечестве начинает совершаться большой культурный и моральный сдвиг: человек впервые получает возможность осознать преследуемые цели. Человек может взять на себя заботу об эволюции, двигателем которой является уже не природа, не звериное столкновение противоположных интересов, а культура, познание целей и средств человеческого развития. Коммунизм дает возможность преодолеть ограниченные проекты сменявших друг друга эксплуататорских классов и набросать всеобщий проект: при коммунизме, то есть когда будут преодолены рыночные отношения и государственные отношения, могут родиться собственно человеческие отношения.» Каждый сможет жить как все, и человеческий мир впервые станет «единым целым». Такова теоретическая линия развития, «пунктиром» намеченная Марксом и Энгельсом. Действительное историческое развитие Советского Союза и стран, строящих социализм, оказало во всем мире решающее воздействие на будущее культуры: вера миллионов в возможность перестройки человеческих отношений, создания иных человеческих отношений, чем в капиталистическом обществе и в других классовых обществах, — одним словом, вера в возможность социализма — стала очень широко распространенным убеждением, пусть даже для многих идея социализма остается туманной и расплывчатой. Однако действительное историческое развитие социализма оказалось богаче, чем его теоретически начертанный путь. В частности, в области организации общественного труда проблемы планирования сейчас стали неизмеримо более сложными, чем 40 или даже 20 лет тому назад. В Советском Союзе, например, проблема планирования вначале заключалась в создании технических и экономических основ социализма. Прежде всего необходимо было преодолеть отставание от капиталистических стран; с точки зрения целей, а также методов и средств план создавался, так сказать, с нуля или даже с отрицательных величин по сравнению с уровнем развития крупных промышленных стран. Цель плана: создание средств ооороны и возможностей потребления. Средство: предоставить абсолютную первоочередность развитию тяжелой промышленности,, производству средств производства с целью удовлетворения нужд обороны и будущего потребления. Эти требования предполагали наличие определенной морали, эстетики, педагогики: хорошо и прекрасно все, что служит осуществлению этой великой цели. Прежде всего это предполагало основанную на самоотречении, дисциплине, жертвоприношении и самопожертвовании грандиозную мораль, которая' проявилась на фронтах гражданской войны и борьбы с интервенцией, 3ateM в труде на великих стройках пятилеток, затем вновь в войне с гитлеровским фашизмом. * В области эстетики наиболее крупными произведениями этого периода были те, которые прославляли эту цель и служили ей: от «Чапаева» Фурманова до «Цемента» Гладкова, от «Хождения по мукам» Алексея Толстого до «Молодой гвардии» Фадеева, от «Педагогической поэмы» Макаренко до «Поднятой целины» Шолохова. Ссютветствовавшая этому периоду педагогика была такой, которая основывалась на этой морали дисциплинированности и самопожертвования и вместе с тем делала упор на быстрое усвоение знаний о природе и технике. Нет никакого парадокса в том, что именно после XX съезда, то есть после того как были подведены грандиозные итоги одержанных побед, в социалистическом мире стали наблюдаться трудности. Было бы неверным полагать, что эти трудности были вызваны разоблачением Сталина. Напротив, они были вызваны значимостью одержанных побед. Повышение жизненного уровня в странах, строящих социализм, быстрое распространение образования, прогресс социализации в учреждениях и области морали — словом, успехи социализма вызвали к жизни новые требования. Центральной теоретической проблемой, начиная с которой были переосмыслены вопросы общественной организации труда и планирования, является проблема роли товарных отношений и действия закона стоимости в социалистической экономике. Чтобы дать себе в этом отчет, надо исходить из самого принципа социалистического строя и совокупности тех условий, в которых он осуществляется. Отправная точка состоит в том, что социализм является переходной ступенью от капитализма к коммунизму. В капиталистическом обществе товарные отношения регулируют почти все человеческие отношения, а стихийное действие закона стоимости является двигателем развития. В коммунистическом обществе товарные отношения растворены в отношениях между людьми, а закон стоимости является всего лишь средством расчетов в масштабе страны. В социалистическом обществе наблюдается противоречие между этими двумя крайностями — между проектом прямого й централизованного планирования, в результате которого все человеческие отношения станут прозрачными, и товарными отношениями, все еще объективно подчиненными закону стоимости. На основе этого общего анализа характера социализма профессор Шик из Праги показал, что причиной существования товарных отношений в социалистическом обществе является именно это противоречие между общественным сотрудничеством, ставшим возможным в результате установления социализма, и характером труда и потребления, порождающим такие интересы и стимулы отдельных лиц и групп, которые еще не совпадают с основными интересами всего общества в целом. В этот период товарные отношения и действие закона стоимости позволяют согласовывать интересы групп, проявляющиеся в рамках направляемого планом общественного сотрудничества. На этом пути можно впасть в систематические ошибки двоякого рода: в сектантскую ошибку — если ожидать, что каждый гражданин социалистического общества будет вести себя уже как гражданин коммунистического общества, для которого сознание и моральные стимулы являются определяющими, и рассматривать материальные стимулы как простой пережиток старого капиталистического общества, или в оппортунистическую ошибку — верно, что в социалистическом обществе труд еще не стал первой потребностью человека и, следовательно, прямым и первым стимулом труда является заинтересованность трудящихся в удовлетворении своих материальных и культэдэных потребностей, но это вовсе не означает, что их потребности остаются неизменными и исторически не меняются. Трудность состоит в том, чтобы осознать живую диалектику материальных и моральных стимулов, а не противопоставлять их: только постоянно нацеливая на общественные интересы материальные интересы отдельных лиц и коллективный труд с помощью распределения по труду и товарных социалистических отношений, можно развить социалистическую мораль. Исторический опыт, таким образом, привел к идее о множественности «моделей» этого построения. Уничтожения частной собственности на средства производства, как первейшего и необходимого условия социальной революции нашего времени, недостаточно для ликвидации всех видов отчуждения человека. Исторический опыт показал, что в области управ ления коллективной собственностью система централизованного планирования, которая в определенных исторических условиях, особенно на первых этапах строительства, бывает абсолютно необходимой, может породить технократические и бюрократические извращения в концепции государства и даже партии и породить новые виды отчуждения класса в партии и партии и государства в личности руководителя. С другой стороны, преходящая необходимость широко учитывать' закон стоимости и товарные отношения в условиях строя, основанного на коллективной собственности на средства производства и системе «самоуправления», позволяющих наладить постоянную самокритику и установить непосредственную экономическую и политическую демократию, сталкивается с проблемой сочетания инициативы снизу с техническими требованиями национального планирования. Какова бы ни была «модель», применяемая в зависимости от условий развития каждого народа, всегда существуют трения между этими двумя требованиями. В этой области нельзя полагаться ни на стихийность, которая привела бы к хаотическому столкновению интересов отдельных групп, ни на догматическое притязание определять сверху потребности и вкусы всех трудящихся в целом. В первом случае из виду упускается перспектива, во втором — реальное положение вещей. Частные интересы групп производителей могут быть приведены в соответствие с основными интересами всего общества лишь в том случае, если интересы этих групп производителей сочетаются с интересами других трудящихся, потребляющих продукты их труда. А это можно сделать лишь через посредство товарных отношений, закона стоимости и цен. Означает ли это, что речь идет о возврате к принципам капитализма? Никоим образом. Прежде всего при социалистическом строе ограничена сфера действия закона стоимости: земля, например, в основном изъята из товарного обращения. Тем не менее при социалистическом строе существует отдаленный эквивалент дифференциальной ренты в зависимости от плодородия почвы, климата и т.п. В колхозах-мил- лионерах Армении и Грузии жизненный уровень значительно отличается от жизненного уровня в сибирских колхозах; труд, вернее рабочая сила, перестал быть товаром, но плата труда различных категорий рабочих но определяется автоматически количеством и качеством груда: оплата может значительно меняться в зависимости от конъюнктуры, нужд и быта. Сам принцип планирования при социалистическом строе отличается от принципа планирования при капиталистическом строе. При капиталистическом строе сознательное руководство экономикой невозможно. Самое большее, что может быть, — это некоторые акты вмешательства, нацеливающие экономику не на единую цель, а на различные цели, поскольку направление капиталовложений определяется интересами, зачастую противоречивыми, крупных капиталистических групп; осуществляемый «план» слагается из соотношения антагонистических сил. При социалистическом строе планирование не зависит от подобных противоречивых интересов, поскольку оно определяется не равновесием между аппетитами соперничающих в погоне за прибылью групп, а общими потребностями всего общества в целом. После того как социализм сумел удовлетворить непосредственные потребности широких масс, планирование становится все более и более трудным делом. Теперь план уже не определяется заранее вплоть до мелочей неотложными нуждами. Если настает момент, когда можно предоставить каждому гражданину три пары туфель в год, то нельзя ставить целью снабдить каждого шестью или двенадцатью парами. Возникает проблема целей, а вместе с ней проблемы качества, пропорций, равновесия, выбора. Нельзя более слепо верить в «объективный закон пропорционального развития» в том смысле, как его понимал Сталин. Пропорцию нужно находить в повседневных поисках, а цели уже нельзя более определять только сверху. Следует учитывать как подлинные, действительно имеющие место потребности масс, так и экономические возможности, которые ведут к необходимости' уделять более серьезное внимание вопросам рентабельности. Это никоим образом не означает возврата к капиталистическим нормам прибыли, поскольку при социалистическом строе не существует возт можности частного присвоения прибавочной стоимости. Учитывать рентабельность предприятий при социалистическом строе — значит обеспечивать развитие социалистического накопления и покрывать непроизводительные расходы (на оборону, социальное обеспечение, образование и т.п.). И здесь товарные отношения и действие закона стоимости позволяют определить эту рентабельность, рассчитать затраты общественно необходимого труда, преодолеть противоречие между личным и общественным, краткосрочным и долгосрочным, материальными и моральными стимулами. Таким образом, экономические проблемы, и в частности проблемы планирования, стоят уже иначе, чем в героическую эпоху первых пятилеток: они стали несравненно более сложными как в определении целей, так и в отношении методов управления и определения пропорций. Это изменение базиса требует внесения изменений b надстройку. Так, например, факт осознания объективной необходимости учитывать товарные отношения в течение длительного периода предполагает и требует более активного участия масс в разработке экономических планов и политических решений, в управлении экономическими -и политическими делами. Сейчас разрабатывается новая советская конституция. Все это ставит новые проблемы: в философии первостепенное значение — и это не случайно — приобретают проблемы гуманизма и отчуждения. Они отражают стремление порвать со всеми формами позитивизма и сциентизма, приводящими к тому, что за цель принимается средство (идет ли речь о системе планирования и руководства хозяйством или же о форме государства или структуре партии); в общественных науках марксистская социология развивается как независимая отрасль науки, тем более что появляется необходимость более конкретно заняться изучением объективных законов социалистической действительности; в политэкономии новые требования, предъявляемые к планированию, привели к принятию отраслей науки, ранее расценивавшихся как «буржуазные», таких, как эконометрия и кибернетика; в морали наряду с такими ценностями, как дисциплинированность и самопожертвование, по необходимости делается упор на инициативу и творчество; в эстетике больше невозможно резко противопоставлять друг другу социалистический реализм и критический реализм, поскольку это противопоставление вытекало из слепой веры в то, что социализм уже полностью построен и поэтому более не существует коренного противоречия между личностью и обществом, нет более отчуждения. Социалистический реализм, перестающий быть критическим, растворяется в идиллическом ирреализме. Это осознание великих перемен помогает нам избежать ряда ошибок в области культуры: 1) ошибки, которая состоит в вере в то, что, поскольку созданы экономические и социальные основы социализма, надстройка неизбежно вытекает из них и что человек преобразится автоматически, будто он является простым продуктом или результатом тех условий, в которых он живет; 2) ошибки, которая состоит в вере в то, что культура является лишь средством достижения непосредственных целей экономического плана или политического проекта; 3) ошибки, которая состоит в вере в то, что наука и техника могут решить все поставленные ими проблемы, и в пренебрежении к гуманистическому аспекту культуры, аспекту поисков целей. Таковы1 проблемы, возникшие перед нами на нынешнем этапе развития социализма. Третьим великим историческим фактом, глубоко преобразившим самую постановку проблем, является факт деколонизации двух континентов — Азии и Африки — менее чем за двадцать лет. Основное историческое значение этого нового факта состоит в том, что Запад, то есть Европа и Северная Америка, не является более единственным центром исторической инициативы, единственным созидателем ценностей, цивилизации, культуры. Хотя народы Азии и стран Черной Африки не создали столь эффективной технологий, как наша, тем не менее для гуманизма нашего времени было бы пагубно не разыскивать и не признавать ценности, созданные народами, задержанными в их первоначальном развитии колониализмом и лишенными их собственной истории. Марксизм, выступающий в качестве наследника всей культуры прошлого, не может сводить эту культуру исключительно к западным традициям классической немецкой философии, английской политэкономии, французского социализма, греческого рационализма и техницизма, порожденного эпохой Возрождения. Если бы марксизм поступил так, он стал бы просто западным и из его поля зрения ускользнули бы некоторые человеческие измерения. Всемирное призвание марксизма — укорениться в культуре каждого народа. Алжирец мусульманской культуры может прийти к научному социализму, отправляясь не от Гегеля, Рикардо или Сен-Симона: у него был свой утопический социализм в лице движения карматов, свои рационалистические и диалектические традиции в лице Аверроэса, свой предшественник исторического материализма в лице Ибн Хальдуна; именно к этим традициям он может привить научный социализм. Это никоим образом не исключает того, что он впитает в себя наследие нашей культуры, точно так же, как мы должны впитать в себя его культурное наследие. То, что в Черной Африке не торопятся объявлять себя приверженцами материализма и создавать марксистские партии, а в Азии появились раскольники, — это исторические явления, ставящие перед нами фундаментальные проблемы. Речь идет вовсе не о том, чтобы отвергнуть рационалистическую и техническую традиции в угоду иррациональному или отказаться от них, а о том, чтобы подключить все жизненные силы к рационализму, обогащенному этим вкладом, и благодаря знанию других основных подходов к жизни провести необходимое критическое разграничение, с тем чтобы избежать догматизации пашей собственной традиции. Еще в меньшей степени речь идет о снисходительном отношении к некоторым вывернутым наизнанку расистским теориям, которые привели бы к тому, что народы застыли бы в своем прошлом. Речь идет о выработке действительно всеобщего гуманизма, ничего не утрачивая из достижений разума, а открывая для себя новые сферы культуры. Марксизм по самой своей природе способен на эту универсальность, а богатый опыт борьбы за национальное освобождение народов, находившихся под колониальным гнетом, и строительство социализма каждым из них по своему пути значительно обогатит его гуманизм. Марксизм в связи с опасностью стать «провинциальным» не может развиваться, ограничиваясь монологом; он может развиваться, только ведя диалог со всеми творениями человека. Проблемы, поставленные деколонизацией, вернувшей народам, ранее находившимся под колониальным гнетом, их собственную историю, побуждают нас вновь найти живую душу марксизма, отбросив схематизации и упрощения, которые разлетаются в прах при более широком исследовании мира. Размышления над каждым из трех «великих фактов» нашего века приводят к одному и тому же выводу. Развитие естественных наук и техники окончательно похоронило претензию на обладание раз и навсегда непреложными элементами действительности или непреложными принципами познания. Как подчеркивал Башляр, в наши дни метод познания является «некартезианским»: он подменяет во всех областях диалектикой интуицию. Развитие социализма в различных исторических и географических условиях в масштабе нескольких континентов обязывает нас ввести также понятие множественности «моде лей», точно так же как всемирное движение деколонизации, высвобождая новые источники человеческого творчества, долго отрицавшиеся и попиравшиеся колониализмом, вынуждает нас расширять горизонты гуманизма, до сих пор считавшегося исключительно западным. Под каким бы углом мы ни подходили к. проблемам XX века, догматизм стал непригодным. Таким образом, нам следует начать с размышления о природе догматизма.
<< | >>
Источник: РОЖЕ ГАРОДИ. МАРКСИЗМ XX ВЕКА. 1994

Еще по теме ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМ В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XX ВЕКА:

  1. § 2. Образование селений служилых татар-арзамасцев с последней трети XVI по начало XVII века
  2. § 1. Арзамасские и алатырские служилые татары и мурзы на охране рубежей страны в последней трети XVI - начале XVII веков
  3. АГРЕССИЯ США И ЕВРОПЕЙСКИХ ГОСУДАРСТВ ПРОТИВ СТРАН ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКИ ВО ВТОРОЙ ТРЕТИ XIX ВЕКА
  4. Сенюткин С. Б.. История татар Нижегородского Поволжья с последней трети XVI до начала XX вв. (Историческая судьба мишарей Нижегородского края): Монография. — Нижний Новгород: Изд-во ННГУ. — 416 с., 2001
  5. 8.3.4. Некоторые тенденции развития антропологии в последние десятилетия XX века
  6. Походы в Западную Сибирь в последней четверти XV века
  7. Искусство эпохи неолита (последнего периода каменного века)
  8. Искусство первобытных народов в последний период каменного века
  9. Глава 1. ВКЛАД ТАТАР НИЖЕГОРОДСКОГО КРАЯ В ИСТОРИЮ ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО С ПОСЛЕДНЕЙ ЧЕТВЕРТИ XVI ПО XVIII ВЕКА
  10. Постановка цели
  11. 1.9.1 Техника постановки стоп — лоссов
  12. Постановка проблемы