>>

Три исторических поражения антикоммунизма как выражение бесперспективности империализма

Антикоммунизм отнюдь не нов: вот уже почти полтора века творит он свое грязное дело. Он возник как буржуазно-консервативная реакция на возникновение и рост организованного рабочего движения, вступившего в борьбу против капиталистической эксплуатации и господства буржуазии.
С тех пор антикоммунизм был и остается ответом буржуазии на общественный прогресс, на успешное продвижение человечества от капитализма к новым, социалистическим берегам. Стремясь остановить ход истории, президент США Рейган объявил «крестовый поход» против реального социализма, против национально-освободительного движения. Антикоммунизм служит осуществлению планов новоявленных крестоносцев, наиболее агрессивных сил империализма. Антикоммунизм всегда был враждебен трудящимся. Сегодня он стремится к атомной войне против социализма, угрожая тем самым существованию человечества. Успешная борьба против антикоммунизма стала условием спасения жизни на земле. Развитие антикоммунизма — яркое выражение исторической обреченности буржуазии в борьбе против рабочего класса и социализма. В частности его новейшая история стала своеобразной и убедительной демонстрацией бесперспективности империализма как умирающего капитализма. Эта принципиальная оценка антикоммунистической идеологии и политики не должна, однако, мешать осознанию того, что антикоммунизм является серьезным препятствием на пути общественного прогресса. В свое время, в XVII—XVIII вв., буржуазия сама выступала как носитель общественного прогресса, как революци онный класс, утверждавший свое существование и господство в борьбе с феодализмом. Но после преодоления феодальных порядков в основных странах Европы, с выходом на историческую сцену под собственными знаменами, с собственными требованиями рабочего класса революционность буржуазии иссякла. Начиная с революций 1848—1851 гг. оппозиция делу дальнейшего социального прогресса, то есть реакционность, стала все более очевидной чертой буржуазии как класса.
Она достигла своего апогея со вступлением капитализма в монополистическую, империалистическую стадию его развития. И наиболее яркое проявление этой реакционности, ретроградного характера класса буржуазии — антикоммунизм. Видимо, здесь следует сразу же сказать, что все содержание буржуазной идеологии и политики никогда не сводилось и ныне не сводится к антикоммунизму. Точно так же, впрочем, как идейно-политические силы, противостоящие идеологии и политике буржуазии, никогда не ограничивались и ныне далеко не ограничиваются коммунистами. В самом деле, с момента, когда революционность буржуазии исчерпала себя, вся ее идеология, политика по сути своей являются объективно реакционными в том смысле, что они в конечном счете направлены на сохранение и увековечение капиталистического строя, то есть на торможение социального прогресса. Однако в общем контексте буржуазной идеологии (как и политики) выделяются различные тенденции, направления (что вполне естественно, если учитывать крайнюю неоднородность самой буржуазии как класса, глубокие и многообразные противоречия в ее среде). В нашу задачу не входит детальное рассмотрение этого вопроса, но все же, рассматривая эту проблему в самом общем плане, следует указать, что эти тенденции и направления, будучи все некоммунистическими, не все являются откровенно антикоммунистическими, тем более — воинствующе антикоммунистическими. Конечно, можно сказать, что по своему объективному содержанию любая идеология (и политика), которая ориентирована на сохранение и упрочение, увековечение господства капитала (пусть в урезанном виде, «улучшенном» его издании), в конечном счете может рассматриваться как антикоммунистическая, то есть направленная против коммунизма, против перехода человечества от капитализма к социализму и затем — к коммунизму. Если подходить абстрактно, это верно. Однако, учитывая конкретную действительность, такой подход не может быть признан правильным. Он равнозначен представлению обо всех непролетар ских слоях как о сплошной реакционной массе; он лишает возможности различать тенденции и оттенки буржуазной идеологии и политики, то есть лишает пролетариат возможности бороться против наиболее опасных политико-идеологических тенденций буржуазии, изолируя менее опасные из них и даже привлекая в качестве союзников представителей тех слоев эксплуататорского класса, которые в перспективе способны перейти на сторону рабочего класса, участвовать в созидании нового общества.
Учитывая все эти соображения, участники Берлинской конференции коммунистических и рабочих партий (1976 г.) записали в ее итоговом документе, что «коммунистические партии не рассматривают как антикоммунистов всех, кто не согласен с их политикой или выступает с критических позиций по отношению к их деятельности» 1. Иными словами, они подчеркнули, что некоммунисты и антикоммунисты — два различных явления. Что же в таком случае понимается под антикоммунизмом? Антикоммунизм — идеология и политика основных сил капитализма, направленные на подавление или, как минимум, дискредитацию в глазах народных масс коммунистических партий, социалистических стран, начиная с Советского Союза, всех сил социализма, последовательно антиимпериалистических сил национального освобождения и современного социального прогресса, на подрыв их единства и сотрудничества, знаменосцами которых выступают именно коммунисты. Антикоммунизм таит в себе серьезную и постоянно растущую опасность для рабочего класса, национально-освободительного движения и всех демократических сил. Поражения антикоммунизма до сих пор не заставили его поборников отказаться от их безнадежной борьбы против социализма. Напротив: неодолимый общественный прогресс, проявляющийся в росте влияния реального социализма, коммунистов во многих частях несоциалистического мира и идей марксизма-ленинизма, приводит к тому, что атаки антикоммунизма становятся все яростнее. Расширяется арсенал средств и методов антикоммунизма, и эти средства становятся если не всегда более изощренными, то, во всяком случае, более опасными. В период после второй мировой войны, когда излюбленным оружием империализма стала политика «с позпции си лы», опирающаяся на ядерный шантаж, антикоммунизм приобрел характер угрозы самому существованию человечества. Перед первой мировой войной В. И. Ленин писал, что империалистический милитаризм имеет два основных направления: «во вне» — служа орудием империалистического грабежа других народов, захвата чужих земель и источников сырья, орудием конкурентной борьбы с другими хищниками капитала и «внутрь» — будучи орудием подавления классового противника, то есть пролетариата.
Иными словами, классовый, реакционный характер империалистического милитаризма был очевиден уже в ту пору. В наши дни к тому, о чем говорил вождь Великого Октября, добавились и новые моменты. Сегодня милитаризм «во вне» направлен в первую очередь против мирового социализма, а также сил национального освобождения. Можно сказать, что ныне произошло своего рода сращивание милитаризма с антикоммунизмом. Действительно, не об этом ли говорят акты американской агрессии против КНДР, против героического Вьетнама, против революционной Кубы? Не об этом ли говорит подготовка американским империализмом ядерной войны против СССР и других стран социализма? Можно утверждать, на наш взгляд, что оружие массового уничтожения с самого начала создавалось империализмом как оружие классового господства и антикоммунистического шантажа. Этим же целям подчинено и дальнейшее совершенствование ядерного оружия, в частности создание бомбы с повышенной радиацией и существенно сокращенной взрывной энергией, пли, как ее называют, нейтронной бомбы. Империалистические стратеги рассматривают эту бомбу как идеальное орудие классового подавления, которое, напри- мер, уничтожая рабочих-повстанцев, оставит нетронутыми производственные помещения и оборудование — «священную» частную собственность монополий... Антикоммунистический милитаризм — опаснейшее явление наших дней, поистине чудовищное порождение современного капитализма. Ясно поэтому, что борьба за решение задач общественного прогресса может быть успешной лишь в том случае, если она сопровождается ослаблением губительного влияния антикоммунизма. Успешное преодоление антикоммунизма — важная предпосылка победы мира, демократии и социализма. Когда рабочему движению капиталистических стран удается оттеснить антикоммунизм, как это было, например, на начальной стадии его развития во второй половине прошлого века, прежде всего благодаря неутомимой борьбе К. Маркса и Ф. Энгельса за распространение марксизма в рабочем движении, оно переживает революционный подъем. В период между возникновением коммунистического движения и победой Великой Октябрьской социалистической революции антикоммунизм потерпел своё первое крупное историческое поражение.
Несмотря на все усилия примитивного антикоммунизма, выступавшего тогда главным образом в форме антимарксизма, передовые силы рабочего движения высвободились из-под влияния буржуазии и конституировались в самостоятельные пролетарские партии, в которых марксизм на определенное время приобрел доминирующее влияние. Антикоммунистическая травля и клевета, преследования и террор в период перехода капитализма в его империалистическую стадию не смогли помешать успешному подъему марксизма на новую историческую ступень — его превращению в марксизм-ленинизм. На основе марксизма-ленинизма первоначально в России под руководством В. И. Ленина возникла и выросла партия нового типа. Это означало, что наряду с объективными предпосылками перехода к социализму сложились и субъективные условия для преодоления капитализма. Победа Великой Октябрьской социалистической революции на деле доказала, что антикоммунизм не способен остановить общественный прогресс. В итоге капитализм вступил в первый этап своего общего кризиса. С тех пор судьба антикоммунизма переплелась с историей этого общего кризиса, то есть с историей неизбежного упадка капитализма и подъема социалистического общества. Основным противоречием современной эпохи является противоречие между социализмом и империализмом. Антикоммунизм по-своему среагировал на это: в центр его политики и идеологии была поставлена борьба против первого социалистического государства — СССР и его руководящей силы — КПСС. Антисоветизм стал стержнем всего антикоммунизма. Начиная с 1917 г. антикоммунизм считал своей двоякой задачей мобилизацию всех сил империализма на уничтожение советского строя, стремительно продвигавшегося в направлении социализма, и всемерное противодействие растущему влиянию молодых коммунистических партий III Интернационала на трудящиеся массы капиталистических стран. Антисоветизм стал в этот период государственной доктриной империализма. Наиболее неприкрытой, жестокой, бесчеловечной формой антикоммунизма в период общего кризиса капитализма стал фашизм.
В 30-е годы путем травли и клеветы ему уда лось настроить на антикоммунистический лад широкие народные массы Германии, а также Италии и некоторых других стран. Везде, где он устанавливал свое господство, он стремился к физическому уничтожению коммунистов, всех истинных демократов, к тому, чтобы навсегда вытравить идеи марксизма-ленинизма из сознания людей. Приход фашизма к власти в Германии явился крупнейшим шагом на пути реализации антикоммунистической стратегии, имевшей целью военное уничтожение социалистического Советского государства. Нападение германского фашизма на Советский Союз, преступления, совершенные им на советской земле, окончательно обнажили варварство и человеконенавистничество антикоммунизма, который не останавливается перед уничтожением целых народов в своем стремлении воспрепятствовать общественному прогрессу. И тут антикоммунизм потерпел свое второе крупное историческое поражение. Разгром фашизма и переход ряда народов на предначертанный научным коммунизмом путь социализма еще нагляднее показали: правда, которую несет марксизм-ленинйзм, непобедима и ее уже нельзя изгнать из сознания масс; победный марш социализма неудержим и за пределами первого социалистического государства; антикоммунистическая идеология и политика бесперспективны. Капитализм вступил во второй этап своего общего кризиса. Но и после этого поражения поборники империализма не сложили своего антикоммунистического оружия. В ходе второго этапа общего кризиса капитализма они пытались найти новые, более эффективные формы и методы антикоммунизма и как идеологии и как политики. Вновь подтвердилось, что поражения антикоммунизма ведут не к капитуляции его фанатичных поборников, а к многократной эскалации их усилий, направленных на то, чтобы взять реванш за прошлое, преградить человечеству путь в будущее. Усилия антикоммунистической политической стратегии и идеологии в послевоенные годы еще больше сосредоточились на том, чтобы не допустить дальнейшего распространения социализма на планете, ослабить и даже «отбросить» его. Вскоре после окончания второй мировой войны ведущие лидеры империализма объявили Советскому Союзу и другим государствам, в которых социализм одерживал победу, «холодную войну». Речь шла об активной борьбе против социализма средствами постоянно наращиваемой военной угрозы, экономического бойкота и попыток внешнеполитической изоляции, средствами подрывной контрреволюционной деятельности против этих государств и не в последнюю очередь средствами непрекращающейся антикоммунистической травли и клеветы самого низкого пошиба. Однако антикоммунизм с неизбежностью шел навстречу своему третьему историческому поражению. Ему оказалось не под силу воспрепятствовать всестороннему усилению мировой социалистической системы, а тем самым и изменению соотношения сил в пользу социализма. В начале 60-х годов стало ясно, что политика военного «отбрасывания» социализма не имеет шансов на успех, а победоносная революция на Кубе показала, что утопией является и «сдерживание» дальнейшего распространения социализма. Начало третьего этапа общего кризиса капитализма и все более очевидные перемены в условиях существования империализма заставили его произвести некоторые изменения в системе своей антикоммунистической политической стратегии и идеологии. Центр тяжести был перенесен с открытого военного, экономического и политического давления на попытки добиться осуществления антикоммунистических целей, используя все более настоятельно необходимое взаимовыгодное сотрудничество государств как практическое воплощение принципов мирного сосуществования. Будучи вынужден после полувекового сопротивления признать эти принципы, империализм попытался, проводя политику «наведения мостов», создать условия для «эрозии» социализма изнутри. Одновременно антикоммунизм стал проявлять большую активность в связи с кризисом и крушением системы колониализма. Прежде всего он взял курс на дискредитацию и поражение последовательно антиимпериалистических сил в рядах национально-освободительных движений. В соответствии с этими изменениями в выборе средств и методов политической стратегии антикоммунизма новые акценты были расставлены и в антикоммунистической идеологии. Наряду с грубым, неприкрытым антикоммунизмом на передний план стали выступать и более завуалированные его формы. В целом идеология антикоммунизма стала более гибкой. Однако при всей гибкости ей не удалось стать убедительной и привлекательной для людей труда. Более того, именно на третьем этапе общего кризиса капитализма с особой силой раскрыл себя тупиковый, деструктивный характер антикоммунизма как идеологии. В самом деле, антикоммунизм не выдвигает позитивных идеалов — он отрицает любые идеалы социального прогресса. Антикоммунизм не предлагает созидать что-либо — он зовет к разрушению социализма, к отказу от социального твор чества. Идеалы антикоммунизма — тупой консерватизм, консервация давно изживших себя порядков или в лучшем случае их косметическая трансформация. По существу, в лице антикоммунизма человечество сталкивается с совершенно своеобразным и, если угодно, даже уникальным явлением — с антиидеологией, с идеологией духовного подавления человека, с идеологией антиразвития. И в этом в полной мере проявляет себя внутренняя реакционность империализма как умирающего капитализма. Нет ничего удивительного в том, что в этих условиях, при всех трансформациях, маскировках и «совершенствованиях», основой основ антикоммунизма и ныне остается борьба против реального социализма и антиимпериалистических сил в национально-освободительных движениях вовне и против коммунистического движения и других демократических движений внутри собственных стран. Как стало ясно к середине 70-х годов, и этот приспособившийся к изменившейся ситуации антикоммунизм был обречен на поражение. Тесно связанная с развитием общего кризиса капитализма, история антикоммунизма является прежде всего выражением углубляющегося кризиса антисоциалистической политической стратегии и идеологии империализма. В качестве основного элемента этой стратегии и идеологии антикоммунизм переживает поражение за поражением и все менее способен скрыть то обстоятельство, что и сам он находится в состоянии глубокого кризиса. 1.
| >>
Источник: Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с.. 1984

Еще по теме Три исторических поражения антикоммунизма как выражение бесперспективности империализма:

  1. Историческая обреченность «психологического» антикоммунизма
  2. Глава 1.Три типа социологического дискурса: исторический очерк
  3. БЛОГГИНГ КАК ВЫРАЖЕНИЕ НАРОДОМЫСЛИЯ
  4. Уборка снега как выражение общественного мнения
  5. 49. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ЗАНЯЛИ ТИЦЦАНО И РАЗБИЛИ ПИЗАНЦЕВ У ПОНТАДЕРЫ ПОСЛЕ ТОГО, КАК ПИЗАНЦЫ НАНЕСЛИ ПОРАЖЕНИЕ ЖИТЕЛЯМ ЛУККИ
  6. ФИЗИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ ДЕЛОВОГО ЧЕЛОВЕКА КАК ФОРМА ВЫРАЖЕНИЯ ЕГО ИМИДЖА
  7. 9.15. Как и почему потерпела поражение большевистская элита?
  8. 73. КАК ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ ГВЕЛЬФЫ ПОКИНУЛИ ФЛОРЕНЦИЮ И ОТПРАВИЛИСЬ В ЛУККУ
  9. 34. КАК ВОЙСКО ИМПЕРАТОРА ФРИДРИХА ПОТЕРПЕЛО ПОРАЖЕНИЕ ОТ ПАРМЕЗАНЦЕВ И ПАПСКОГО ЛЕГАТА
  10. ОПЫТ ПРОВЕДЕНИЯ СЕМИНАРСКИХ ЗАНЯТИИ ПО ТЕМЕ «ИМПЕРИАЛИЗМ, КАК ВЫСШАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ СТАДИЯ КАПИТАЛИЗМА»
  11. 37. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ПОТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЕ ОТ ГРАФОВ ГВИДИ ПРИ МОНТЕДИКРОЧЕ
  12. 304. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ПОТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЕ ОТ КАСТРУЧЧО ПОД АЛЬТОПАШО
  13. 115. КАК ГЕНУЭЗСКИЕ ГАЛЕРЫ НАНЕСЛИ ТУРКАМ ПОРАЖЕНИЕ НА МОРЕ
  14. 2. Изначальное требование Ломбардской Лиги / Северной Лиги: федерализм как выражение специфического общества