<<
>>

I. ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЮСТИЦИИ НА ПОРОГЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ

В первых частях Концепции говорится о состоянии, в котором находится совокупная система юстиции. Мы считаем важным процитировать наиболее принципиальные положения, показывающие неудовлетворенность существовавшим положением дел в этой сфере.
Одно это уже может многое сказать читателю, в том числе о том, что изменилось (и изменилось ли) в данной сфере с 1991 года. 1. «Суды, прокуратура, органы дознания и предварительного следствия все более обнаруживают несостоятельность своих общих усилий по охране законности и правопорядка» (с.8). 2. «Привычка видеть в правоохранительных органах, в особенности являющихся правопреемниками печально знаменитых ОГПУ-НКВД-МГБ, чуждую и гнетущую силу, неспособность милиции, прокуратуры, суда удовлетворить запросы общества, возлагавшиеся на них надежды породили кризис доверия» (с.11). 3. «Традиционное давление партийно-советского аппарата ослабло, но правосудие не стало выразителем “интереса права“, в растерянности и моральной изоляции по инерции ожидая, какому “праву интереса” придется служить» (с.11). 4. «Слишком много стремящихся выполнять функцию, слишком мало способных оставаться личностью, надев мундир» (с.12). 5. «Известно,.. что правоохранительные органы явно не справляются с выпадающим на их долю фронтом работ» (с.13). 6. «Наконец, показательно положение с материально-техническим обеспечением правоохранительных органов. В настоящее время в РСФСР из 2428 народных судов 984, или 39% размещены крайне неудовлетворительно. Свыше 300 судов расположены в ветхих, аварийных зданиях. В половине судов республики нет специальных помещений для конвоя и подсудимых» (с.15). 7. «Вопреки вульгарным идеям целью уголовной юстиции является не борьба с преступностью, а защита общества от преступлений путем реализации уголовного закона, защита прав и законных интересов граждан, попавших в сферу юстиции (обвиняемых, потерпевших, гражданских истцов, гражданских ответчиков).
Под реализацией уголовного закона понимается при этом не только привлечение к уголовной ответственности и назначение наказания, но и отказ от преследования невиновных… Неверные цели, поставленные перед юстицией, порождают подтасовку ее сотрудниками, стремящимися оправдывать общественные и начальственные ожидания, отчетных данных о своей работе… Юстиция занимает круговую оборону от разочарованного общества. Оперирование показателем роста преступности для оценки работы юстиции порождает обвинительный уклон, снижает стандарты доказывания, ведет к несправедливому ужесточению наказаний, сближает позиции и негласную солидарность служащих розыска, следствия, прокурорского надзора и правосудия. Лицо не может уповать на контроль последующей инстанции, пока и поскольку она имеет общий интерес с предыдущей» (с. 19-20) 10. «До сих пор не проведена четкая грань между процессуальной и непроцессуальной деятельностью: УПК РСФСР использует многочисленные административные процедуры (особенно в главе о возбуждении уголовных дел); одинаковое юридическое значение придается дознанию, следствию и протокольной форме досудебной подготовки материалов; начальник следственного отдела, то есть административный руководитель, наделен процессуальными функциями» (с.22). 11. «Возложение на различные органы уголовной юстиции общих задач, когда суд, прокурор, следователь и орган дознания в равной степени обязаны возбудить уголовное дело… Между тем суд, стремясь изобличить преступника и привести в движение механизма уголовного преследования, теряет качество объективности, оказывается в одной упряжке с прокурором, следователем и органом дознания… Совпадение задач у органов, выполняющих функцию обвинения, и суда, призванного разрешит дело по существу, ошибочное определение целей юстиции предопределяют карательный уклон в деятельности правоохранительных органов, инквизиционный характер судопроизводства, в котором нет реальной силы, противостоящей обвинению» (с.22-23). 12. Зависимое положение суда и должностных лиц юстиции: - после партийно-советского “телефонного права” появились новые формы вмешательства в отправление правосудия (блокирование зданий суда, проведение демонстраций, истребование дел депутатами и их указания судьям о том или ином разрешении дел, тенденциозный подбор кандидатов на судебные должности по политическим мотивам, запросы депутатов в прокуратуру и органы внутренних дел о репутации избираемых судей; - не были затронуты прежние каналы зависимости суда: а) организационное руководство со стороны Минюста; b) судебный надзор не является единственной формой контроля в судопроизводстве, поскольку сохраняется еще непроцессуальное руководство нижестоящими судами; c) совершенно недопустима и обратная зависимость, когда куратор из вышестоящего суда несет ответственность за ошибки, допускаемые опекаемыми им народными судьями.
Такой куратор охотно закрывает глаза на просчеты подопечных, когда исполняет обязанности докладчика в кассационной инстанции… «Опасаясь последствий свободно выраженного внутреннего убеждения, судья начинает ориентироваться на позицию кассационных и надзорных инстанций, т.е. утрачивает самостоятельность»; d) не обеспечена и процессуальная самостоятельность следователя. Самостоятельность следователя и его личная ответственность за проведение следствия должны отличать следователя от чиновника администрации. Прокурор, дающий указания следователю – его руководитель по должности со всеми вытекающими отсюда последствиями; со следователями ОВД прокурор в непосредственные процессуальные отношения не вступает, но дает указания начальнику следственного отдела, который переадресовывает их подчиненному следователю от своего имени. «Следователь прокуратуры, по сути, не может быть никем иным, кроме как вспомогательным работником при прокуроре, обязанным способствовать последнему в обосновании обвинения. Статус следователя органа внутренних дел еще более низок: он – заложник оперативных служб» (с. 23-26). 13. Ориентация на интересы государства и негуманность юстиции: - «народному правосознанию нет места в судебных залах» (об отсутствии суда присяжных); - государство объявляет сферой публичного интереса области, традиционно считавшиеся частным делом граждан; - УК РСФСР переполнен деяниями, не являющимися по своей природе преступными; - «Мы не имеем суда, доступного населению, пользующегося его доверием и уважением. Суд над человеком должен быть заменен судом для человека»; - не каждое нарушенное право можно защитить в суде (с. 27-28). 14. «Кривое зеркало» статистики: - при регистрации преступлений; - отсутствуют необходимые данные и критерии оценки объема и качества работы юстиции, например, не проводится различия между уголовными делами по их трудоемкости; прекращенные по нереабилитирующим обстоятельствам дела завышают показатель раскрываемости. Между тем отчитываться за успехи в борьбе с преступностью с помощью статистических показателей вообще нельзя (с.
29-30). *** Перед тем, как представлять полную картину инвентаризации Концепции судебной реформы (т.е. в максимальном соответствии со структурой и последовательностью самого текста Концепции), мы сочли целесообразным изложить свое видение того, что именно сегодня является самым актуальным для того, чтобы граждане страны ощутили не через официальные оценки, а через свой собственный опыт, благодаря своим собственным ощущениям результаты судебной реформы или хотя бы движение к этим результатам. Общий образ юстиции (в широком значении этого слова – как системы, обеспечивающей справедливость посредством права) для человека в правовом государстве может быть сведен к следующим житейским суждениям: * меня как законопослушного гражданина никто из представителей власти не может без всякого повода, разумных и законных оснований задержать, арестовать, проверить мою личность, вторгнуться в мое жилище, изъять, даже временно, мою собственность; * если, однако, все-таки будет нарушено одно из моих личных прав, у меня есть уверенность в том, что я легко смогу прибегнуть к государственной (в первую очередь, к судебной) защите и виновный обязательно понесет ответственность; * мое заявление о преступлении будет обязательно зарегистрировано и по нему оперативно будут приняты необходимые меры; * полицейские службы, прежде всего постовые, участковые милиционеры охраняют от преступных посягательств меня, а не абстрактный порядок, я всегда могу обратиться к ним за помощью и получить ее; * любое незаконное решение или действие государственного или муниципального служащего, ущемляющее, по моему мнению, мои права и законные интересы, я смогу без особой нервотрепки, потери времени и больших денежных средств обжаловать в суд, причем даже если я не силен в написании жалобы; * для меня полностью доступна и необременительна судебная защита, что означает территориальную близость суда, удобные часы его работы, отсутствие пошлины по делам, связанным с защитой от чиновничьего произвола, отсутствие придирок к тексту моего искового заявления или жалобы при приеме в суде, возможность получить элементарную юридическую консультацию в суде в связи с моим делом; * суд, который примет мою жалобу, рассмотрит ее быстро и не будет принимать во внимание, что лицо, на действия которого я жалуюсь, имеет высокое должностное положение; * я получу достойную компенсацию за ущерб, нанесенный мне, если суд признает, что действительно были нарушены мои права и законные интересы; * я, будучи обвиняемым или потерпевшим, легко могу нанять защитника, даже если я не в состоянии оплатить его труд; * по моему заявлению в качестве обвиняемого мое дело будет рассмотрено судом присяжных.
Если все эти суждения несколько формализовать, можно сказать, что акценты в судебной реформе, или ее приоритеты (точнее было бы говорить о реформе юстиции) должны быть расставлены следующим образом: 1) ТОТАЛЬНЫЙ СУДЕБНЫЙ КОНТРОЛЬ: * беспрепятственное обжалование гражданами в суде любых решений и действий государственных органов и должностных лиц, в том числе и законов * полная судебная подконтрольность действий дознавателей, следователей и прокуроров * невозможность ограничений конституционных прав и свобод граждан в установленных законом случаях (в частности, при проведении оперативно-розыскной деятельности, следствия) без судебного решения 2) ДОСТУПНОСТЬ ПРАВОСУДИЯ И ЮРИДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ: * территориальная близость судов к местам проживания * удобное для граждан время работы * прозрачность судебного календаря (сроков и последовательности рассмотрения дел) * достаточное количество судей * недопустимость отказа в приеме исков, жалоб, заявлений от граждан по формально-техническим основаниям, возможность получить в любом суде консультацию о точном адресе суда, которому подведомственно или подсудно данное дело * достаточное число адвокатов, причем не только в крупных городах * бесплатность либо символическая плата (например, в виде гербовой бумаги) судебного обжалования решений и действий государственных органов и должностных лиц * возможность для обвиняемых беспрепятственно нанять защитника с соответствующей оплатой его из государственного бюджета с одновременным контролем качества защиты со стороны адвокатского сообщества 3) НЕЗАВИСИМОСТЬ СУДЕЙ КАК ЗАЛОГ ИХ ОБЪЕКТИВНОСТИ: * несменяемость судей * пожизненное назначение судей на должность, кроме мировых судей, которые должны избираться населением на срок не менее 5 лет * высокая оплата судейского труда и высокий уровень социальных гарантий судей * лишение председателей судов административных полномочий в отношении судей * лишение вышестоящих судов административных полномочий в отношении судей нижестоящих судов * введение в состав квалификационных коллегий судей представителей юридической общественности, не являющихся государственными служащими, в т.ч.
научных работников в области права, адвокатов, нотариусов, судебных репортеров и обозревателей * образование судебных округов и судебных участков с границами, не совпадающими с административно-территориальным делением * недопустимость дополнительного финансирования судебной деятельности федеральных судов из средств региональных и местных бюджетов * отсутствие влияния региональных и местных властей на возможность, сроки предоставления и качество жилищных и бытовых условий жизни судей 4) ГАРАНТИИ СОСТЯЗАТЕЛЬНОСТИ СУДЕБНОГО ПРОЦЕССА И РАВНОПРАВИЯ СТОРОН * распространение суда присяжных * твердые процессуальные гарантии обвиняемых и подсудимых и ответственность должностных лиц за их нарушение * укоренение роли прокурора в процессе лишь как одной из сторон, а не как «государева ока», надзирающего за судьями и соответственное восприятие представителей прокуратуры судьями * ликвидация всех остатков обвинительной функции суда 5) ИЗМЕНЕНИЕ ПРАВОВОГО СОЗНАНИЯ СУДЕЙСКОГО КОРПУСА: * понимание судьей, что он творит правосудие, т.е. справедливость, а не помогает тем или иным государственным органам * понимание судьей, что при рассмотрении дела он не является ступенью в иерархической системе, т.е. творит судебную власть не как подчиненный председателя суда или вышестоящего суда * понимание судьей, что он является «последней» инстанцией в процессе защиты права, даже если его решение может быть обжаловано в апелляционном или кассационном порядке * применение в судебном процессе норм законов с позиций конституционных принципов и норм международного права (права человека – высшая цель, равенство всех форм собственности, равенство прав вне зависимости от имущественного, должностного, социального положения, национальности и вероисповедания и т.п.) 6) ИЗМЕНЕНИЕ ОБРАЗА ПОЛИЦЕЙСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: * главная цель полицейских органов и спецслужб – не борьба с преступностью, а защита граждан и правового порядка от незаконных посягательств * полицейские органы и спецслужбы являются не карательными, а защитными (фактически это – те же службы спасения, только в особой сфере) * существование между разными полицейскими ведомствами, спецслужбами четкого и законодательно определенного разделения труда (функций и полномочий) * унификация материально-технического обеспечения и социальных гарантий различных полицейских ведомств и спецслужб * законодательное регламентирование использования спецподразделений * демилитаризация полицейской службы * четкое законодательное определение функций и предназначения полицейской службы и спецслужбы * понимание сотрудниками полицейских служб и спецслужб бессмысленности их деятельности по выявлению преступлений без законности сбора и закрепления доказательств вины
<< | >>
Источник: Неизвестно. ДОКЛАД. СУДЕБНАЯ РЕФОРМА: ОТ КОНЦЕПЦИИ 1991 ГОДА ДО СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ. (ПОПЫТКА ИНВЕНТАРИЗАЦИИ). 2001

Еще по теме I. ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЮСТИЦИИ НА ПОРОГЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ:

  1. 12.3. Министерство юстиции Российской Федерации
  2. На пороге российской этнпспциплпгии
  3. Судебная реформа
  4. Судебная реформа
  5. II. СТЕПЕНЬ РЕАЛИЗАЦИИ КОНЦЕПЦИИ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ 1991 ГОДА
  6. ИРАКЛИЙ ПЕРВОЕ ДЕСЯТИЛЕТИЕ ПРАВЛЕНИЯ ИРАКЛИЯ ИЗБРАНИЕ НА ЦАРСТВО. ДИНАСТИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП ВЕРХОВНОЙ ВЛАСТИ. ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ ГОСУДАРСТВА И ПРАВИТЕЛЬСТВА
  7. Раздел 7. XVIII в. европейской и североамериканской истории. Проблемы перехода в «царство разума». Особенности российской модернизации. Духовный мир человека на пороге индустриального общества.
  8. Т е м а: СУДЕБНАЯ СИСТЕМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (2 часа)
  9. Неизвестно. ДОКЛАД. СУДЕБНАЯ РЕФОРМА: ОТ КОНЦЕПЦИИ 1991 ГОДА ДО СЕГОДНЯШНЕГО ДНЯ. (ПОПЫТКА ИНВЕНТАРИЗАЦИИ), 2001
  10. 16. Судебная система Российской федерации
  11. § 1. Современное состояние и конституционные основы концепции местного самоуправления в Российской Федерации