<<
>>

1. Концепция «кризиса социализма» как проявление кризиса современного антикоммунизма

Вторая половина 70-х и начало 80-х годов стали временем глубоких потрясений экономики Запада, невидапного кризиса капиталистического общества, охватившего все его «этажи»: от экономического базиса до сферы политики, идеологии и морали.
С другой стороны, социализм в это время демонстрирует динамичное и стабильное развитие. Для трудящихся капиталистических стран н народов освободившихся государств возрастает притягательное значение примера социалистической экономики как оптимального способа организации хозяйственной жизни в интересах всего общества. В этих условиях антикоммунисты больше, чем в прошлом, делают ставку на фальсификацию экономических достижений социалистических стран. Наперекор фактам они пытаются «открыть» в экономике Советского Союза и других стран социалистического содружества некий «кризис», обусловленный якобы самой природой социализма. Не в силах отрицать огромные трудности, переживаемые капиталистической экономикой, антикоммунизм конца 70-х и первой половины 80-х годов стремится всячески замаскировать сущность социально-экономических противоречий эксплуататорского общества, найти новые рецепты для ослабления его противоречий, разработать новый вариант государственно-монополистической политики, призванный служить альтернативой теории и практике научного социализма. Радикальное изменение экономической конъюнктуры Запада в середине и конце 70-х, начале 80-х годов по сравнению с 60-ми годами вызвало большое смятение в лагере ан тикоммунистов и антисоветчиков. Различие положения в экономике СССР и других стран социалистического содружества с капиталистическим миром, вступившим в полосу огромных потрясений, стало столь очевидным, что многие антикоммунисты были вынуждены в это время признать определенные достижения экономики реального социализма. Так, в сборнике докладов «Советская экономика в новой перспективе», представленном Объединенной экономической комиссии Конгресса США 14 октября 1976 г., отмечалось наличие у Советского Союза «относительного иммунитета против инфляции и спада, которые в начале 70-х годов поразили западный капитализм» *.
Ряд авторов сборнпка — специалисты из правительственных ведомств США, частных исследовательских учреждений (экономической группы при «Чейз Манхэттен бэнк» и др.), университетов США, Великобритании, Канады и Израиля признавали, что «советская экономика командного типа имеет потенциальные преимущества в соревновании с экономикой США» 134, что в течение нескольких последних десятилетий «экономика Советского Союза росла очень быстро и в настоящее время Советский Союз занимает второе место в мире» 135. Известный английский буржуазный советолог Эдвард Карр, анализируя отношения Советского Союза и Запада, подчеркивал в 1978 г. «опасность недооценки огромных достижений Октябрьской революции»136. «Я думаю,— писал Э. Карр,— о решительности, преданности, организованности, трудной работе, проделанной в течение последних 60 лет, превративших Россию в крупное индустриальное государство, одну из двух сверхдержав. Кто до 1917 г. мог предсказать или вообразить это? Больше того, я думаю о трансформации жизни простых людей России; после 1917 г. из страны, население которой на 80% состояло из неграмотных или полуграмотных крестьян, она превратилась в страну полной грамотности... Все это достигнуто путем ликвидации основного критерия капиталистического производства — наживы и законов рынка, которые были заменены всеобъемлющим экономическим планированием, направленным на обеспечение всеобщего благосостояния» 137. Другой буржуазный советолог, французский журналист К. С. Кароль, немало потрудившийся на ниве антикоммунизма, вынужден был в конце 1975 г. признать контраст общего состояния советской экономики с состоянием экономики в развитых капиталистических странах. «Советский Союз и его союзники,— писал он,— в экономическом плане не уступают Западу. Им не надо больше завидовать японскому «чуду» или вообще сколько-нибудь значительному росту, так как в этом году во всех западных странах наблюдается снижение промышленного производства и сокращение национального дохода. Перед лицом этих трудностей Советский Союз выглядит страной если не примерной, то по крайней мере вызывающей зависть» Вместе с тем антикоммунисты пытаются изобразить дело так, что будто бы те противоречия и трудности, которые имеются в экономике Запада, имеют место и при социализме.
Тем самым они извращают природу кризиса капиталистического общества, пытаются ослабить притягательное значение примера реального социализма. Об этом свидетельствуют материалы чрезвычайных экономических совещаний глав крупнейших капиталистических держав, которые с 1975 г. проводятся ежегодно. Уже во время первого из них в Рамбуйе участники активно использовали тезис о «всемирном» характере экономических трудностей. Этот тезис и поныне широко используется представителями правящих кругов Запада138. По мере обострения социально-экономических противоречий в капиталистических странах эти общие утверждения представителей официальных кругов обрастали в работах идеологов антикоммунизма целым рядом новых положений и псевдоаргументов. В итоге можно сказать, что в конце 70-х годов родилась новая концепция «кризиса социализма», которая стала одной из основ экономической доктрины современного антикоммунизма. В настоящее время трудно пайти на Западе автора, стоящего на позициях антикоммунизма, который бы в той или иной степени не разделял этой концепции и не старался бы внести свою лепту в ее развитие. Отрыв авторов концепции от реальной действительности, продолжающийся рост экономики реального социализма и дальнейшее углубление общего кризиса капитализма обусловливают чрезвычайно противоречивый характер сочинений антикоммунистических авторов. Бездоказательность и грубая фальсификация в их работах сочетаются с поисками повышения политико-идеологической эффективности с помощью спекуляций на реально существующих трудностях и проблемах. Поэтому заявление о том, что в социалистических странах происходит такой же кризис, как и на Западе (с падением промышленного производства, сокращением национального дохода, ростом массовой безработицы и т. д.), не определяет основного содержания современных антикоммунистических фальсификаций. Такие приемы используются в массовой, главным образом устной, пропаганде (особенно в радиопередачах) представителями наиболее реакционного крыла современного антикоммунизма.
Пытаясь приспособиться к условиям нашего времени, антикоммунизм выдвигает на первый план более «тонкий» вариант фальсификаций, пытается широко использовать наукообразный «беспристрастный» анализ, всемерно активизирует деятельность представителей правого и «левого» оппортунизма и ревизионизма, различных ренегатов социализма и революционного движения в странах капитала. Но, несмотря на тот факт, что антикоммунисты при этом всячески паразитируют на некоторых объективных проблемах, имеющих место в соцпалистических странах, лживость этого более «тонкого» варианта антикоммунистической доктрины, беспочвенность ее основного утверждения о «кризисе социализма» очевидны для всякого, кто внимательно ознакомится с реальным положением дел. Рассмотрим прежде всего то, как антикоммунисты сегодня определяют проблему содержания так называемого «кризиса социализма». Многие антикоммунисты критерием «кризиса» предлагают считать замедление экономического развития, которое якобы приводит социалистические страны к ситуации «нулевого» роста. Так, в книге «Советская угроза. Миф и реальность», изданной в Нью-Йорке в 1978 г. под редакцией Грейсона Кирка и Нилса X. Уэссела, авторы — видные американские и английские буржуазные советологи — утверждают: «Экономическому сооружению Советского Союза все же грозит возможный крах. Темпы роста постепенно приближаются к нулю» Такого рода «аргумент» призван, во-первых, если не снять, то по крайней мере ослабить притягательное значение всемирно-исторических достижений социализма в развитии экономики. Однако он расходится с действительностью. Известно, что за 60 лет СССР (1922 — 1982 гг.) национальный доход СССР вырос в 173 раза, вся продукция промышленности увеличилась в 528 раз, в том числе производство средств производства — в 1390 раз, производство предметов потребления — в 156 раз, грузооборот всех видов транспорта — в 251 раз139. В 1982 г. объем промышленной продукции СССР вырос по сравнению с 1940 г. в 22 раза, по сравнению с 1970 г.— почти в 2 раза140.
В 1982 г. размер национального богатства СССР в сопоставимых ценах вырос по сравнению с 1965 г. более чем в 3 раза (с 0,9 до 3,0 триллионов рублей) 141. Во-вторых, утверждение о «приближении к нулю» темпов роста советской экономики прямо фальсифицирует факт динамичного и устойчивого роста всех отраслей народного хозяйства СССР, в том числе и в последние годы. При этом антикоммунисты сознательно спекулируют на факте некоторого уменьшения темпов роста отдельных показателей советской экономики в настоящее время по сравнению с первым этапом развития Советского Союза или периодом непосредственно после второй мировой войны. Особенно большое внимание в последнее время западная пресса уделяет сравнению одиннадцатой пятилетки с предыдущим этапом. Известно, что, согласно одиннадцатому пятилетнему плану, национальный доход СССР, промышленное производство, объем капиталовложений должны были увеличиться в меньшей степени, чем в предшествующий период. Реальные темпы прироста были несколько ниже запланированных. В этом сказались, в частности, последствия резких климатических колебаний в течение нескольких лет, а также негативное воздействие положения на мировых капиталистических рынках, огромной инфляции в западных странах, возросшей неустойчивости экономического и политического положения в современном мире. Но это уменьшение темпов роста отнюдь не означало его прекращения пли тем более уменьшения объема производства. Абсолютное увеличение продукции во всех отраслях народного хозяйства в десятой и одиннадцатой пятилетках значительно превосходит прирост производства в предыдущие годы. Среднегодовые темпы прироста за период 1951—1982 гг. (в %)1 СССР США Национальный доход 7,2 3,2 Продукция промышленности 8,4 3,6 Продукция сельского хозяйства 3,0 1,8 Грузооборот всех видов транспорта . . . 7,1 2,3 Капитальные вложения 7,9 2,6 Производительность общественного труда 6,1 1,9 Не менее важно иметь в виду постоянный рост «веса» каждого процента прироста продукции. Так, один процент прироста в седьмой пятилетке (1961 —1965 гг.) в сопоставимых ценах составлял 1,5 млрд.
руб., в восьмой (1966— 1970 гг.) —2,0 млрд. руб., в девятой (1971 — 1975 гг.) — 2,8 млрд. руб., в десятой (1976 — 1980 гг.) —3,6 млрд. ^ о руо. 142 Кроме того, западные советологи упускают из виду, а часто просто не хотят замечать качественных сдвигов в советской экономике, которые осуществлялись п осуществляются в ходе десятой и одиннадцатой пятилеток,— улучшение качества продукции, повышение эффективности, перевод хозяйства на более интенсивные методы и рост производительности труда. Наконец, третья задача, которую пытаются решить современные антикоммунисты с помощью тезиса о «затухании» темпов развития советской экономики, состоит в том, чтобы уравнять мир капитализма и социализма, доказать возможность сближения темпов их развития или даже достижения Западом опережающих темпов. Реальные факты свидетельствуют об обратном. Превосходство социализма не только не уменьшается, но, наоборот, возрастает в последний период. Так; если за 1961 —1965 гг. темпы роста промышленного производства в социалистических странах превосходили темпы роста в капиталистических странах в 1,2 раза, то в 1966 — 1970 гг. они были выше в 1,4 раза, а в 1971 — 1975 гг.—уже почти в 5 раз143. Очевидно, что особенно резкий скачок в опережении темпов роста социалистической экономики в значительной степени связан с экономическим кризисом на Западе. Но в том-то и дело, что социалистическая экономика не знает кризисов и обеспечивает устойчивые темпы роста. Причем это видно и при сравнении более длительных периодов. Об этом же говорит, например, приведенное сопоставление данных экономики СССР и США. Различие темпов роста промышленности социалистических и капиталистических стран в последние годы можно видеть из следующих данных, публикуемых официальными статистическими учреждениями этих стран: Темпы роста промышленной продукции в социалистических странах и остальных странах (1950=1)1 Социа лист. страны И8 НИХ Годы весь мир Остальные страны развитые капитал. страны развива ющиеся страны 1960 2Д 3,5 1,7 1.6 2,3 1970 3,9 7,2 3,0 2,8 4,6 1980 6,2 14 4,1 3,9 7,3 1982 6,2 15 4,0 3,8 7,1 Среднегодовые темпы прироста, процентов За 1971—1982 гг. 4,0 6,5 2,5 2,4 3,7 За 1982 г. -0,1 3,4 -2,9 —3,0 -1,0 Экономический рост Советского Союза и стран социалистического содружества за последние годы приводит к существенным сдвигам в соотношении сил между социализмом и капитализмом. За последние 30 лет национальный доход стран — членов СЭВ увеличился в 10 раз, объем промышленного производства вырос в 17 раз. Имея 10% населения земли, страны СЭВ производят сейчас 25% мирового национального дохода, Чз мировой промышленной продукции. Это в два раза больше объема промышленного производства Европейского экономического сообщества. Советский Союз добился болыйих успехов в экономическом соревновании с США, вышел на первое место в мире по таким видам продукции, как нефть (включая газовый конденсат) (в 1982 г. добыча нефти в СССР составила 144% от американской добычп), сталь (217%), минеральные удобрения (134%), цемент (181%), грузооборот всех видов тран спорта (133%), производство хлопчатобумажных тканей (183%), магистральные тепловозы и электровозы, тракторы, шерстяные ткани, кожаная обувь, животное масло и др. Сравнялся Советский Союз с США и по размерам инвестиций. По основным показателям удельный вес экономики СССР вырос за 1950 — 1982 гг. в два-три раза: по произведенному национальному доходу — в 2,3 раза, по продукции промышленности — в 2,7 раза'144. Советская экономика представляет собой ныне разветвленный, многоотраслевой, взаимосвязанный хозяйственный организм. Объектом фальсификаций современных антикоммунистов становится не только динамика, но и структура социалистической экономики. Перед лицом структурных кризисов Запада антикоммунисты, выполняя социальный заказ империализма, пытаются обнаружить подобные явления и в социалистических странах. Характерным примером может служить тезис об «энергетическом кризисе» в СССР. Так, эксперты-международники, подготавливающие прогнозы для президента США, в беседе с группой американских журналистов подчеркивали в конце 1977 г. как «самый серьезный фактор» сокращение энергетических ресурсов Советского Союза. Они использовали прогноз ЦРУ, согласно которому «уже в конце 70-х годов в Советском Союзе может уменьшиться добыча нефти», что в свою очередь будет, по их мнению, «глубокой причиной экономического кризиса в России в начале 80-х годов» 2. На самом деле 70-е годы являлись периодом бурного роста топливно-энергетического хозяйства СССР, о чем свидетельствуют следующие официальные данные: Топливно-энергетическое хозяйство СССР в 1965—1982 гг.* Виды топлива и энергии и единицы измерения 1965 1978 1982 Добыча нефти (включая газовый конденсат) — млн. то Добыча газа — млн. ле3 Добыча угля — млн. то Производство электроэнергии — млрд. кВт-ч 242,9 127.7 577.7 507 571.5 372,2 723.6 1202 613.0 467.0 718.0 1366 1 См.: СССР в цифрах в 1982 году, с. 60—62. 2 The Comming Crisis in Russia.— US News and World Report, 1977, N 24, p. 23. 3 См.: Народное хозяйство СССР в 1978 г. М., 1979, с. 142, 144— 145; СССР в цифрах в 1982 году, с. 66. Таким образом, вместо «сокращения энергетических ресурсов» имеет место быстрый рост топливно-энергетического производства, так же как и других отраслей народного хозяйства СССР. В результате самоотверженного труда рабочего класса, колхозного крестьянства и народной интеллигенции под руководством партии Советский Союз за последние 15 лет значительно продвинулся вперед на всех участках коммунистического строительства, в том числе и в области топливно-энергетического производства. Как отмечалось в постановлении ЦК КПСС от 13 декабря 1979 г. «О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина», в это время в Советском Союзе был «создан крупнейший в мире топливно-энергетический комплекс» *. С 1974 г. Советский Союз вышел на первое место в мире по добыче нефти, обогнав США 145. Разрыв между показателями СССР и США все время возрастает, так как рост советской нефтедобычи сопровождается застоем п даже сокращением добычи нефти в США. В 1982 г. уровень добычи нефти в СССР превысил американские показатели более чем на 40%, а еще в 1972—1973 гг. США превосходили Советский Союз в этой области146. С учетом того факта, что по уровню добычи каменного угля СССР уже давно превосходит США, а по добыче природного газа наши показатели существенно сблизились, несмотря на определенное отставание СССР от США по производству электроэнергии, Советский Союз в настоящее время стал крупнейшим в мире производителем топлива и энергии, обогнав в этой важнейшей сфере материального производства крупнейшую капиталистическую державу. Но бурный рост топливно-энергетического производства с учетом возрастающих потребностей в топливе и энергии не означал решения всех проблем социалистической экономики, устранения имеющихся трудностей развития. Речь идет в области ближайших задач о всесторонней экономии топлива и энергии, создании достаточных запасов топлива на зимпий период, а применительно к более отдаленной перспективе 80-х годов — о продолжении развития топливно-энергетических производств и существенном улучшении топливно-энергетического баланса страны в первую очередь за счет сокращения доли нефти как топлива для электростанций. Намечаются такие перспективные направления развития топливно-энергетического хозяйства СССР в 80-е годы: решительное увеличение темпов добычи газа, особенно в Западной Сибири, быстрое развитие атомной энергетики, в том числе и для нужд теплофикации, ускоренное освоение огромных угольных богатств восточных районов страны, создание там уникальных тепловых электростанций с передачей электроэнергии по новым сверхмощным линиям в центр страны, всестороннее сбережение тепла и энергии, развитие других отраслей производств, в том числе тех, которые определяют энергетику будущего и в значительной мере экономический рост страны (широкое строительство атомных электростанций с реакторами на быстрых нейтронах, развертывание работ по управляемому термоядерному синтезу, производству синтетического жидкого топлива, использованию солнечной н геотермальной энергии). Перечисленные реальные проблемы советского топливно- энергетического комплекса отнюдь не являются показателем «энергетического кризиса». Наоборот, они — живое свидетельство бурного роста социалистической экономики, ее способности успешно преодолевать возникающие трудности роста на основе учета интересов всего общества, комплексного, планомерного использования имеющихся ресурсов. Примерно то же самое можно сказать и о второй концепции, широко распространяемой современными антикоммунистами,— о «кризисе сельского хозяйства СССР». Рассуждения о «советском аграрном кризисе» были и раньше широко известны на Западе. В настоящее время в аргументации западных авторов по проблемам так называемого «аграрного кризиса» появляются некоторые новые элементы. Признавая усилия по развитию советского сельского хозяйства в 60-е и 70-е годы, западные авторы делают упор на якобы имеющийся застой сельскохозяйственного производства в СССР, снижение сто эффективности. В основе этих явлений, на их взгляд, лежит социалистический’ характер советского сельского хозяйства. Нередко говорят также о якобы имеющихся просчетах аграрной политики, связанных, в частности, с освоением целинных земель и некоторыми другими факторами147. На самом же деле именно социалистический характер аграрного строя СССР определил стабильность развития сельскохозяйственного производства, его высокие показатели, несмотря на неблагоприятные погодно-климатические условия последних лет. Немалую роль при этом сыграло успешное ос воение целинных земель в восточных районах страны. Свидетельством стабильного роста советского сельского хозяйства могут служить следующие данные: Среднегодовое производство зерновых в Советском Союзе в 1956—1980 гг. (млн. т)1 1956- 1960 1961 — 1965 1966- 1970 1971— 1975 1976— 1980 В среднем за год . . 121,5 130,3 167,6 181,6 205,0 Как отмечалось на майском (1982 г.) Пленуме ЦК КПСС, на протяжении трех последних пятилеток была качественно обновлена материально-техническая база сельского хозяйства. Энерговооруженность труда выросла более чем в 3 раза. В 3 раза возросли поставки минеральных удобрений148. Механизация работ в сельском хозяйстве выросла при севе овощей с 47% в 1965 г. до 92% в 1978 г., уборке сахарной свеклы — с 67 до 86%, уборке хлопка — с 22 до 55%, копке картофеля — с 54 до 91%, доении коров — с 27 до 88%, раздаче кормов на птицеводческих фермах — с 15% до 80% 149. Поставки сельскому хозяйству тракторов (по суммарной мощности двигателей) возросли более чем в 2 раза (12,8 млн. л. с. в 1965 г. и 29,4 млн. л. с. в 1982 г.), грузовых автомобилей— почти в 3 раза (94,3 тыс. в 1965 г. и 268,0 тыс. в 1982 г.), зерноуборочных комбайнов — почти в 1,5 раза (79,4 тыс. в 1965 г. и 110,5 тыс. в 1982 г.), а кукурузоуборочных комбайнов — в 14 раз (0,1 тыс. в 1965 г. и 1,4 тыс. в 1982 г.) 150. Все это позволило почти в 2 раза увеличить производительность труда в колхозах и совхозах. Произошли глубокие перемены в условиях жизни и труда советского крестьянства. Валовая продукция сельского хозяйства увеличилась с 82,8 млрд. руб. в среднем за год в седьмой пятилетке до 123,9 млрд. в десятой и 123 млрд. в среднем за 1981 и 1982 гг., то есть на 50%. В странах ЕЭС соответствующий показатель составил 31%, а в США — 29%. За 15 лет душевое потреблеппе мяса и мясопродуктов в СССР увеличилось па 41%, молока и молочных продуктов — на 25%, яиц — почти в 2 раза, овощей — на 35%, сахара — на 30% 1. Данные о росте сельскохозяйственной продукции, серьезных сдвигах в техническом уровне советского сельского хозяйства показывают необъективный характер концепции «аграрного кризиса». Отвергая фальсификации антикоммунистов, советские люди в то же время прекрасно понимают необходимость дальнейшего ускорения развития сельского хозяйства, решения тех проблем, которые имеются в области расширения интенсификации сельскохозяйственного производства, повышения его эффективности. Именно этим целям подчинена специальная Продовольственная программа на период до 1990 года, одобренная майским (1982 г.) Пленумом ЦК КПСС. Весьма модными среди антикоммунистов в последние годы становятся разнообразные концепции «валютно-финансового кризиса социалистических стран». Если говорить о первой стороне этой концепции («валютный кризис»), то фальсификация международного экономического положения Советского Союза и ряда других социалистических стран особенно затруднительна. Если взять оборот внешней торговли СССР, то 70-е годы дадут картину его бурного роста, отражающего высокие темпы развития советской экономики, все большее ее участие в мировом товарообмене. Оборот внешней торговли СССР (млрд. руб.)2 Годы Экспорт Импорт Оборот 1965 7,3 7,2 14,6 1970 11,5 10,5 22,0 1975 24,0 26,7 50,7 1977 33,3 30,0 63,3 1978 35,7 34,5 70,2 1980 49,6 44,5 94,1 1981 57,1 52,6 109,7 1982 63,2 56,4 119,6 1 См.: Продовольственная программа СССР на период до 1990 года и меры по ее реализации. М., 1982, с. 7, 8; СССР в цифрах в 1982 году, с. 116. 2 См.: Народное хозяйство СССР в 1978 г., с. 547; СССР в цифрах в 1982 году, с. 52, 53 (в ценах соответствующих лет; с пересчетом иностранной валюты по курсу, установленному Госбанком СССР). Приведенные выше данные свидетельствуют не только о постоянном увеличении советской внешней торговли, но и о ее сбалансированном характере в течение большинства последних лет. В этих условиях трудно говорить о «кризисе». Поэтому для доказательства последнего обычно берется факт расширения кредитов, которые предоставляют в последние годы банки Запада Советскому Союзу и ряду других социалистических стран. Сам по себе факт увеличения кредитов действительно имеет место. Но комментируется антикоммунистами он весьма оригинально. Для представителей деловых кругов Запада, выступающих за расширение торгово-экономического сотрудничества с социалистическими странами, эти кредиты выступают в качестве нормальной функции такого сотрудничества, способствующего, в частности, широкому распространению компенсационных соглашений. Для представителей социалистических стран эти кредиты служат средством дополнительного стимулирования развития отдельных производств, чего можно было бы добиться, хотя бы и с большими затратами времени, с помощью внутренних возможностей. А расходы на оплату кредитов, как правило, связаны с использованием новых производственных мощностей и тем самым не представляют проблем для социалистических стран. Но авторам, стоящим на позициях антикоммунизма, хотелось бы видеть в этих кредитах признак «кризиса социализма», некое «искусственное создание», которое якобы означает чуть ли не «перерождение» социалистического строя, когда «политика уступает экономике, а идеология — реальности» 151. Другие антикоммунисты стремятся напугать западных дельцов «якобы чрезмерными масштабами кредитования», их «катастрофическими последствиями для Запада» и т. д.152 Много пишется и о том, что западные кредиты усиливают инфляционные процессы в социалистических странах. «Инфляция при социализме» и составляет содержание так называемого «финансового кризиса», который «открывается» антикоммунизмом в 70-е годы. Многие буржуазные экономисты твердят о том, что инфляционные тенденции не только возможный, но и реальный спутник экономического развития социализма153. Но действительное экономическое развитие Советского Союза и ряда других социалистических стран весьма далеко от подобных утверждений. Это особенно ярко видно при сравнительном анализе положения в СССР я США, о чем говорят следующие данные, почерпнутые из статистического бюллетеня ООН: 154 Эволюция розничных цен в СССР и США в 1971—1978 гг. (1970 г.= 100) 1971 1972 1973 1974 1975 1976 1977 1978 СССР ОСщпй индекс розничных цен 99.9 99,7 99,7 99,6 99,7 99,7 100,0 100,7 Индекс цен на пред, товары 100,0 100,3 100,5 100,8 100,9 100,9 100,9 102 США Общий нндекс розничных цен 104,3 107,7 114,4 127 138,6 146,6 156,1 167,9 Индекс цен на прод. товары 103,0 107,5 123,1 140,7 152,7 157,4 167,3 179.5 В 1979 г. розничные цены в США, даже по официальным данным, более чем удвоились по сравнению с 1970 г., а в Советском Союзе их уровень вырос всего на 2—3% 155. Такое развитие заставляет антикоммунистов прибегать к уловкам и маневрам. Они вынуждены говорить о «скрытой инфляции», «перемещающейся инфляции», сетуя на отсутствие ее «статистического выражения». Одним из наиболее распространенных аргументов у авторов подобных концепций является ссылка на так называемый «избыточный спрос», который выражается, в частности, в росте вкладов в сберегательных кассах Советского Союза и других социалистических стран 156. Вклады населения в сберегательные кассы в Советском Союзе действительно выросли. Так, за период 1965—1982 гг. число вкладов увеличилось с 57,4 млн. до 152,9 млн., сумма вкладов возросла с 18,7 млрд. руб. до 174,3 млрд., а средний размер вклада вырос с 326 до 1140 руб.157 Советские люди видят в таком развитии показатель роста благосостояния совет ского народа, форму организации наилучшего использования получаемых доходов. Известно, что такого рода отношение к сберегательному делу характерно и для буржуазных экономистов, когда они говорят о положении в капиталистических странах. Примером может служить Франция — страна классических традиций в этом деле. Известно и то, что средства, хранимые на счетах государственных трудовых сберегательных касс, используются и для нужд социалистического накопления. Конечно, при этом необходимо соблюдать объективные экономические требования опережающего роста производительности труда. Вне теснейшей связи с этим решающим фактором повышение заработной платы, производящее вначале внешне благоприятное впечатление, в конце концов неизбежно оказывает негативное воздействие на всю экономическую жизнь. Оно, в частности, порождает запросы, которые не могут быть полностью удовлетворены при данном уровне производства, мешает устранить дефицит со всеми его уродливыми последствиями, вызывающими справедливое возмущение трудящихся. Правильное решение проблем распределения при социализме предполагает, конечно, натуральное обеспечение денежных средств населения разнообразными предметами потребления и услугами. Если допустить, что в какой-то мере рост сбережений отражает ситуацию «избыточного спроса» по сравнению с теми возможностями, которыми располагает социалистическая экономика в данный момент, это противоречие разрешается в условиях социализма плановым путем — путем ускоренного развития тех или иных отраслей народного хозяйства, на продукцию которых существует повышенный спрос. Напряжение, возникающее на отдельных рынках, снимается плановым порядком с учетом интересов всего общества, что и дает возможность не допускать инфляционных срывов и тем более всеобщего «пожара инфляции», характерного для экономики современного государственно- монополистического капитализма. Этот факт вынуждены признать и многие трезвомыслящие буржуазные экономисты. Так, один из них, Р. Портес, заявляет о том, что «общепринятая точка зрения, будто скрытая инфляция является повсеместной в странах с централизованным планированием, не подтверждается эмпирическими фактами» *. Конечно, справедливо то, что глубочайший валютно-финансовый кризис мирового капитализма оказывает определенное негативное воздействие и на экономику социалистических стран через механизм торговых связей, каналы валютно-финансового сотрудничества, механизмы формирования мировых цен. Это влияние возрастает по мере усиления роли этого экономического сотрудничества в развитии экономики данной страны. Но в Советском Союзе и других социалистических странах социалистическая природа производственных отношений, господство общественной собственности на средства производства, плановый характер экономического развития, наличие государственной торговой и валютной монополии охраняют экономику от потрясений, переживаемых капиталистическим рынком. Другим направлением антикоммунистических фальсификаций служат попытки представить экологический кризис как общемировое явление, присущее якобы и странам социализма. Антикоммунисты при этом пытаются спекулировать на отдельных фактах нарушения норм природоиспользования, которые имеются в социалистических странах, на трудностях создания и освоения безотходной технологии. Более того, частная собственность провозглашается современными антикоммунистами защитницей природы. В журнале «Проблемз оф коммюнизм» утверждается, например, что Советский Союз не только не обладает какими-либо преимуществами в решении проблем окружающей среды, но, напротив, уступает в этом отношении капиталистической системе Прогрессивные круги западных стран дают достойную отповедь таким измышлениям. Так, в теоретическом органе коммунистов Великобритании «Марксизм тудей» указывалось, что для капиталиста не важно, что и как производится, лишь бы была обеспечена прибыль. Каждое предприятие решает собственные проблемы производства наиболее выгодным для себя образом, не думая о последствиях. Целостность природы упускается из виду или вообще игнорируется. Таким образом, «анархия капиталистического производства была и остается катастрофой не только для рабочего класса, но и для всей природы» 158. Все большее число людей на Западе понимают преимущества социализма в использовании ресурсов природы. «Мы пришли к заключению,— писали в 1978 г. доценты кафедр политэкономии американских университетов Роберт Мэйн- тайр и Джеймс Торнтон,— что в настоящее время СССР и страны, экономика которых развивается по советскому образцу, имеют важные институционные преимущества, позволяющие найти эффективную программу снижения загрязненности природной среды» 159. Эффективность работы «почти оптимального» аппарата борьбы с загрязнением природы в СССР американские буржуазные специалисты объясняют «природой централизованного планирования и советской системой собственности» 160. Социализм показывает всему миру, что природоиспользо- ванпе и охрана природы должны основываться на общественной собственности на средства производства и на общем комплексном плане функционирования производительных сил в интересах всего общества. Извращая характер экономического развития социалистических стран, современный антикоммунизм пытается изобрести наукообразные объяснения изобретаемых им «кризисов социализма». Исходной основой таких объяснений часто служат создаваемые антикоммунистами модели социалистического общества, которые не имеют ничего общего с реальной действительностью. Продолжая традиции прошлого, современные антикоммунисты отрицают социалистический характер собственности на средства производства в Советском Союзе и других социалистических странах, походя ликвидируют основной экономический закон социализма, который заменяется законом производства ради производства, извращают положение человека в системе общественного производства социализма, его гуманный, демократический характер. Эти черты присущи большинству антикоммунистических концепций, посвященных так называемому «кризису социализма». В то же время при ответе на вопрос об источниках «кризиса» возникают серьезные противоречия взглядов, которые часто достигают уровня парадокса. «Изобретения» представителей одних направлений полностью исключают «открытия» других, что создает картину, далекую от научного анализа и элементарной объективности. Так, представители неоклассического направления делают упор на глобальные факторы объективного порядка. Мы уже говорили о советниках американского президента, видящих источник мифического кризиса в СССР в нехватке энергети ческих ресурсов. Другие авторы этого же направления говорят о недостатке рабочей силы в СССР, межнациональных противоречиях и других проблемах, относящихся к демографической сфере Для авторов неолиберального направления главным является сама государственная система социалистической экономики. Они доказывают, что имеющиеся ресурсы социализм не использует из-за «бюрократизации» экономики, существования коллективной собственности, централизованного планирования. Именно эти авторы увиделп в мерах по совершенствованию экономики, осуществляемых в Советском Союзе п других социалистических странах, своего рода «ползучий капитализм». Выдавая свое кредо идеологов капиталистического способа производства, они призывали социалистические страны «идти дальше — к свободе цен», свободе частного предпринимательства. Позиции неолибералов очень близки идеологам реформизма правой социал-демократии и правореформистских ренегатов социализма. Характерным примером могут служить сочинения чехословацкого эмигранта О. Шика. Он объявляет советскую экономику «государственно-монополистической» и видит основную причину ее «кризиса» в отсутствии действительного «рыночного механизма». Выход из этой ситуации, с его точки зрения, лежит в «введении механизма рыночных цен». А идеологи левацкого экстремизма твердят о «чрезмерной товарности», отказе от «истинного» социализма. С одной стороны, «недостаточная товарность», с другой — «чрезмерная», «недопустимая» для мифической «истинной» социалистической экономики. Такие противоречия во взглядах — лишнее доказательство надуманного характера этих конструкций, оторванных от реальной действительности, объективно направленных против социалистического общества, защитниками которого многие из этих авторов себя называют. Притягательная сила марксистско-ленинских идей, рост авторитета и влияния реального социализма заставляют нашего классового противника менять методы борьбы. Буржуазия и ее идеологи, оппортунисты п ревизионисты всех мастей стремятся принизить значение успехов социализма. Но новые фальсификации развития социализма являются свидетельством продолжающегося кризиса буржуазной идеологии, обреченности капитализма — общества, лишенного будущего. На усилия антикоммунистов социализм отвечает дальнейшим всесторонним ростом экономики, совершенствованием социалистической демократии, последовательной борьбой против буржуазной идеологии, ревизионизма, догматизма, за чистоту и творческое развитие марксизма-ленинизма. 2.
<< | >>
Источник: Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с.. 1984

Еще по теме 1. Концепция «кризиса социализма» как проявление кризиса современного антикоммунизма:

  1. КРИЗИС ВУЛЬГАРНОЙ МЕТОДОЛОГИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ БУРЖУАЗНЫХ ТРАКТОВОК ЭКОНОМИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА
  2. Артемов В. и др.. Кризис стратегии современного антикоммунизма /Под общ. ред. В. Загладина и др.; Ин-т обществ, наук при ЦК КПСС; Акад. обществ, наук при ЦК СЕПГ.—- М.: Политиздат.— 319 с., 1984
  3. Глава I КРИЗИС ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИХ ОСНОВ БУРЖУАЗНЫХ ТЕОРИЙ СОЦИАЛИЗМА
  4. Особенности современного экологического кризиса
  5. Кризис современной семьи
  6. Современные тенденции брендинга в период кризиса
  7. Лекция 18 Русская революция в свете современного кризиса
  8. Глава II АНТИКОММУНИЗМ ПРОТИВ РЕАЛЬНОГО СОЦИАЛИЗМА
  9. «Сравнительная экономия» как современное направление антикоммунистических идеологических атак на реальный социализм
  10. Глава II БУРЖУАЗНАЯ «КОМПАРАТИВИСТИКА» КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИЕМ КОНСТРУИРОВАНИЯ АНТИНАУЧНЫХ КОНЦЕПЦИЙ СОЦИАЛИЗМА
  11. Тема 18. Экологический кризис как глобальная проблема
  12. Современные особенности антикоммунизма в США
  13. Тема 16ПОЛИТИЧЕСКИЕ КОНФЛИКТЫ И КРИЗИСЫ
  14. 2. Типы кризисов
  15. 6. Кризисы
  16. 5. Кризисы D
  17. Кризис буржуазного мировоззрения
  18. Глава VIII НОВОЕ В ЭКОНОМИЧЕСКИХ КОНЦЕПЦИЯХ АНТИКОММУНИЗМА
  19. Теории кризисов
  20. Сущность кризиса