<<
>>

Региональная интеграция в современном мире

Актуальность исследования региональной интеграции определяется противоречивостью современных интеграционных процессов в разных регионах мира на фоне глобальных изменений системного характера.

Система

международных отношений, процесс формирования которой продолжается, имеет признаки жесткой стратификации, проявляющейся в концентрации принятия решений ключевыми политическими и экономическими актерами при отстранении от этого процесса большинства государств мировой периферии, а отчасти — и полупериферии, среди которых многие страны Ближнего и Среднего Востока, Латинской Америки и Карибского бассейна. Северной и, особенно, Транссахарской Африки и т. п. Недостаточный потенциал автономного развития способствует их периферизации, что усугубляется опасностью культурного «растворения» и частичной утраты суверенитета в вопросах, обычно относящихся к исключительно внутренней компетенции.

В процессе «одномерной» унифицирующей глобализации, воспринимающейся как эквивалент американизации мирового пространства, региональная интеграция выступает одной из форм поддержания и защиты суверенитета национального государства. Данный процесс в силу общих тенденций развития мировой системы получил особенное значение и актуальность в последнее десятилетие и сейчас приобретает беспрецедентную масштабность, перерастая в императив интегрированных региональных пространств. Поэтому определение конкретных детерминант политической интеграции и прогнозирование возможных путей ее развития, в частности неизбежных проявлений кризисное™, является актуальным как для развития теории международных отношений, так и для реализации внешней политики государств, которые не входят в так называемый золотой миллиард.

Понятие «интеграция» (от лат. «integratio» — возобновление, пополнение, и от «integer» — целый) характеризует состояние объединенности отдельных частей и функций системы или организма в целое, а также сам процесс объединения.

Результат такого процесса — организацию, альянс — латиноамериканский исследователь А. Бансарт обозначает как «множащий механизм», поскольку его суммарная масштабность, разносторонность и действенность оказываются большими, чем у каждого отдельного его компонента

Современная интеграция — это прежде всего институционализованный процесс, принимающий форму конкретных организаций: 1) экономических — Европейское Экономическое Содружество, Североамериканская Зона Свободной Торговли (НАФТА), Общий рынок Южного Конуса (МЕРКОСУР), 2) политических — ООН, Организация Американских Государств (ОАГ) или 3) во- енно-политических — НАТО, Межамериканский Договор о Взаимопомощи [295]. Выделение институционального аспекта является принципиальным, поскольку как пример интеграции можно рассматривать и международное сотрудничество в целом, и отдельные блоки времен системы биполярности [296].

Процесс регионализации является в определенном смысле более глубокой разновидностью интеграции. Это объединение на принципах «открытого регионализма» государств и целых регионов, имеющее целью улучшение позиций вовлеченной группы наций, связанных историческим прошлым, географическим положением, экономическими и политическими отношениями *, которое осуществляется путем создания, например, зон свободной торговли, таможенных союзов или обших рынков. Результатом продолжительного интеграционного процесса в мире стало формирование иерархической системы международных объединений: от межконтинентальных мегаблоков до небольших ассоциаций.

Политическую интеграцию можно определить как объединение, слияние общественных и/или государственных структур в рамках государства или более масштабного межгосударственного сообщества. Межгосударственная политическая интеграция осуществляется путем создания новых институтов власти с предоставлением им определенных суверенных прав национальных политических органов и развивается на базе интернационализации всей общественной жизни. Возникновение субрегионального или регионального интеграционного комплекса, связанное с появлением особых субрегиональных или региональных интересов, выделяющих данную группу стран в международном сообществе, осуществляется в рамках системы управления внутренними связями и внешними отношениями его участников.

Такой целостный комплекс создается на уровне политических систем участников интеграции с политико-правовой и институциональной частями надстройки.

Участниками интеграционного комплекса становятся все организации, группы, которые имеют определенные политические функции и в той или иной форме связаны с осуществлением власти и управлением обществом, т. е. специально образованные транснациональные и национально-государственные институты (части государственных механизмов соответствующих стран, политические партии, профсоюзы и пр.). При этом имеет место слияние политических функций участников в сферах хозяйственно-, социально-, административно-, военно- и внешнеполитической деятельности.

Согласно классическому определению К. Дойча, интеграция — это процесс взаимодействия политических элит, государственных учреждений и институтов гражданского общества с целью установления между народами стабильных, динамических, многоуровневых связей, параллельных внутренней консолидации общества.

Современное концептуальное оформление интеграции в рамках системного и структуралистского подходов имеет своей основой традиционалистские концепции времен холодной войны и сциентистские концепции 60-х гг. минувшего столетия. Среди традиционалистских концепций выделяются две группы подходов:

институционалистские подходы, в частности, концепция «мирового правительства» («благосостояние в мире достигается исключительно путем создания мирового правительства» — К. Уолтц, Г. Кларк, J1. Сон); регионалистские подходы, в частности, географическая позиция («с региона начинается мир»); именно они стали базой интеграционистских концепций и были адаптированы и использованы системным подходом.

Среди сциентистских выделяется группа интеграционистских концепций, их ориентация на научную перспективу связана с теориями интеграции, для которых, благодаря мирному сосуществованию 1960-х гг., мировая динамика сводилась к «ассоциативным», «функциональным» и «конвергентным» тенденциям. Эта группа включает: федералистские концепции: благосостояние мира может быть достигнуто если не через «мировое правительство», то через «мировую федерацию»; т.

е. главной целью является создание региональной федеративной сверхдержавы путем внедрения наднационального правительства для обеспечения выживания главного актера — отдельного государства; рассматривают политическую интеграцию как необходимое условие для экономической интеграции (В. Вильсон, К. Уолц; А. Макмагон, Ч. Мюре, Н. Левингс- тон, А. Этциони) '; функционалистские и неофункционалистские концепции: благосостояние достигается путем постоянного развития и усиления всех видов механизмов и «организаций интеграции»: сначала экономической, потом, автоматически, — благодаря «эффекту спирали» — политической. Первые концепции делают акцент на необходимости создания условий для технологического прогресса и оптимизации механизмов власти и социальных механизмов путем постепенного формирования функционально необходимых институтов при деполитизации международной жизни. Они считают главными актерами государство и институты гражданского общества, в общей конструктивной деятельности которых зарождаются региональные институты; ставят политическую интеграцию в зависимость от экономической и возражают против «фронтального наступления» на суверенитет интегрированных государств (Э. Хасс, Д. Митрани, Л. Н. Линдберг, Ф. Шмиттер). Неофункционалисты предлагали использовать государственный бюрократический механизм как инструмент для постепенного «размывания» суверенитета стран-участниц (Э. Хаас, Л. Н. Линдберг, Р. Кеохейн, Д. Най и др.) . В этой группе следует выделить коммуникационную концепцию, которая проводит идею создания «плюралистического сообщества безопасности» путем объединения наций на конфедеративной основе при их параллельном развитии с межгосударственными институтами и взаимодействии политических элит и обществ разных государств (К. Дойч, Д. Пьючелл); концепции «конвергенции» — наиболее молодые среди интеграционистских концепций: современный мир благодаря научно-технологической революции, начатой транснациональными корпорациями, имеет тенденцию к «восхождению» — созданию единого общества, которое будет синтезом позитивных аспектов капитализма и социализма без их дефектов (А.
Барбер).

Отдельно следует упомянуть концепции, также оказавшие значительное влияние на понимание интеграции: системные концепции: понимание мира как «целого» — «системы» — в постоянном взаимодействии с «частями» — «подсистемами» — и/или «актерами» (М. Каплан, П. Делаттр, Р. К. Мертон и прочие); глобалистские концепции: концепция «мирового общества» (Д. Бартон), геополитическо-экономическое видение (международной «асимметрии» или «бисегментации» Т. Смита и В. X. Вриггинза), концепция взаимозависимости и транснационализма (новая парадигма — не международные отношения, а «мировая политика» и «мировые отношения», взаимоотношения в рамках «сложной взаимозависимости», которые характеризуются большим количеством каналов связей между обществами (Р. Арон, Г. Кеохейн и Д. Най), изменением «природы власти» при ее «диффузии» через возникновение новых актеров и замещение «гегемонийного равновесия»), использование этого — в соответствии с логикой сепарации и правилами взаимодействия (взаимозависимость исключает «интеграцию»), а также в соответствии с логикой интеграции (динамика международной экономики — это динамика интеграции, примером является международное разделение труда — С. Хоффман).

Если подытожить сказанное, политическая интеграция — это сложный многоуровневый, многомерный процесс объединения общественных, государственных структур в пределах государства или межгосударственной общности; в терминах системной концепции мировых отношений — это «актерская» интеграция, которая имеет место, если два или больше актеров образовывают но вого актера с «новым» увеличенным потенциалом.

Понятие «интеграция» имеет несколько аспектов: она может рассматриваться как процесс и как результат, как цель (самоцель) и инструмент выполнения определенных задач. Для комплексного определения выделим две группы основных составляющих этого явления: по форме: интеграция как процесс и как результат; по функции: интеграция как цель и самоцель и как инструмент.

Как процесс интеграция является совокупностью средств, стратегий и

механизмов, направленных на формирование некоей новой институционализированной структуры.

В условиях международных отношений это многопрофильный процесс, который охватывает экономическую, политическую, социальную и геополитическую сферы. В целом его можно охарактеризовать как объединение потенциалов. Стратегиями и механизмами могут быть: соглашение, альянс, «инициатива», общий проект, зона торговли, юридическая норма и пр.

Если интеграция рассматривается как результат, она понимается в качестве унифицированного институционализированного пространства, т. е. как определенная институциональная структура, которая может быть «формальной», представляя собою определенный тип объединения (зону свободной торговли, общий рынок или таможенный союз; политический блок, организацию), или «неформальной», существуя в виде отдельных соглашений или «инициатив».

Обязательным объективным условием для эффективности интеграции является достижение взаимной зависимости объединенных частей.

Определение интеграции как цели лучше объяснить в рамках системной концепции при понимании мировой системы как системы взаимодействия отдельных актеров — т. е. на примере «актерской» интеграции. Непосредственной целью интеграции всегда является повышение дееспособности интегрирующихся частей — актеров. Она проявляется через власть (в смысле способности к действию) или владение «инструментальными факторами». Речь идет о появлении «новой», возросшей возможности действий нового актера вследствие объединения потенциалов отдельных актеров, способности достигать цели и выполнять решения, не подпадая под давление актеров, внешних для интеграционной системы.

Понимание интеграции как самоцели проявляется в ее направленности исключительно на создание институционализированного пространства, или нового актера. Как самоцель интеграция рассматривается, главным образом, на этапе планирования и создания интеграционных объединений, но потом ее значение существенно расширяется. Если, к примеру, обратиться к латиноамериканским реалиям, то следует отметить, что специалисты указывают на реализацию интеграции как самоцели в тех случаях, когда имеет место ее сведение к простой коммерциализации, без учета и воплощения прочих аспектов данного явления. С другой стороны, региональная интеграция никогда (за исключением идеологических концепций периода войны за независимость) не рассматривалась как самоцель — перед нею всегда ставились конкретные политические и социально-экономические задачи.

Широчайший спектр значений интеграции раскрывается через аспект «интеграция-инструмент». Имеется в виду использование интеграции для достижения целей больших, чем непосредственно включенные в контекст создания институционализированных пространств, недостижимых или почти недостижимых для любого из интегрированных компонентов в отдельности. В данном случае набор этих «значений» отличается для стран с различными уровнями экономического, политического, технологического развития и, соответственно, влиянием и местом в системе международных отношений. То есть более «многозначной» будет интеграция с точки зрения развивающихся и наименее развитых стран, поскольку она будет определяться большим количеством и более глубоким содержанием их проблем, которые могут быть решены благодаря интеграции.

Определим группы целей, которые содержит «инструментальный аспект» интеграции для определенного региона: общеэкономические: повышение уровня развития стран региона — экономического, социально-культурного, научно-технологического, достижение более высокого уровня жизни населения (в перспективе — среднемирового); преодоление периферийности; преодоление внешней задолженности; получение возможности самостоятельно пользоваться, распоряжаться собственными ресурсами; политические, геополитические/геостратегические:

усиление политико-экономических позиций региона; повышение его статуса и веса на мировом уровне; его непосредственное включение в систему международных отношений; преодоление внешней «уязвимости»; увеличение переговорной способности и получение возможности влиять на принятие решений, установление «правил игры» и соответствующего мирового порядка; обретение возможности осуществлять внешнюю политику как внешнеполитическую деятельность, а не как политику решения проблем, т. е. исключительного реагирования на внешние вызовы; «автономизация», т. е. преодоление зависимости, обретение возможности оказывать сопротивление давлению со стороны доминирующих государств и организаций и способности осуществлять автономную внешнеполитическую деятельность; поддержание и сохранение суверенитета и собственной идентичности в условиях глобализации и угрозы установления гегемонии США; конечная цель: формирование нового отдельного регионального «полюса» в новой, более сбалансированной мультиполярной мировой системе.

В соответствии с классификацией, предложенной Дж. Галтунг в 1969 г., интеграция как сложносоставной процесс (в рамках интеграции как самоцели) по своим аспектам может быть разделена на три типа, каждый из которых связан с двумя другими и имеет подклассы Ценностная интеграция: Модель равенства: актеры имеют сходные интересы. Нет существенного различия между ними, нет доминирования одного актера над другими. Наибольшие ценности — развитие, достижение независимости и т. д.; Модель иерархичности, актеры стратифицированы, организованы, актер высшего ранга доминирует над актерами низшего ранга. Ценности актеров высшего ранга становятся наивысшими и должны приниматься всеми (пример идеологии государств-лидеров блоков времен биполярности, современная Североамериканская Зона Свободной Торговли (НАФТА), проект Американской ЗСТ, в которых актером высшего ранга являются США);

Б. Интеграция как актерская интеграция: Модель подобия: интеграция как процесс между актерами, подобными по влиянию, демографическому составу, структуре экономики и ее проблемам, политической структуре и т. д. (например, Организация стран экспортеров нефти). Присущая им когерентность в целях, приводящая к когерентности в принципах, облегчает координацию принятия решений. Модель взаимозависимости: актеры объединяются на уровне интересов, устанавливая культурную, экономическую, политическую и другие типы взаимозависимости (например, западный блок времен биполярности). Это не обязательно предполагает совпадение интересов. Модель взаимозависимости родственна с иерархической моделью. Интеграция как взаимный обмен между частями и целым:

Модель лояльности: интеграционная система поддерживается частями, которые et составляют (например, международные организации). Модель ассигнования: целое существует и функционирует, если способно что-нибудь предложить частям: защиту, товары, услуги, информацию и пр. Таким образом, новый интегрированный актер должен содействовать решению проблем или достижению целей его составных частей.

Ни одна из описанных моделей не существует в чистом виде. Все они взаимосвязаны по принципу обратной связи — положительной или отрицательной. Случаю взаимозависимости в целом свойствен элемент стратификации и иерархичности; в случае подобия в отношениях между актерами преобладает идея лояльности на базе идеологии, способствующей достижению дипломатических компромиссов; и т. д.

Компоненты нового актера взаимодействуют между собою и вместе с внешними актерами определяют и создают для себя новую ситуацию как в рамках нового актера, так и в международной системе.

Этот новый интегрированный актер всегда имеет в качестве противоположности «анти-актера», представленного во внутренней среде или группами националистов, которые считают, что интеграционный процесс вредит суверенности, или лидерами с недостатком настойчивости и понимания ситуации, усложняющими интеграцию; тогда как во внешней среде — другими актерами, которые препятствуют интеграции, содействуя разделению или международной глобализации, в которую включен новый актер.

Таким образом, при анализе нового актера необходимо учитывать такие внешние параметры актерской интеграции, как способность актеров его создавать, а также его способность получать признание со стороны других членов мировой системы *: Новый дееспособный актер, признанный международным сообществом: это пример завершенного процесса интеграции. Признание нового актера является не дипломатическим признанием, а функцией его потенциала и эффективного участия в международных отношениях. В мировой истории интеграции за последние 50 лет только Европейский Союз может быть отнесен к данной категории, поскольку за это время он сумел трансформироваться в «мировую силу» с возможностью самообеспечения в аграрном секторе (Зеленая Европа), развития собственных технологий (Проект Еврека), принимать участие в проектах аэронавтики (Конкорд и ЭйрБас) и космической техники (Проект Aruanne). Новый дееспособный актер, не признанный международным сообществом: речь идет об интеграционной системе с определенным уровнем координации; тем не менее государства, которые составляют часть внешнего окружения этого актера, отказываются контактировать с ним как с интегрированной группой, отдавая предпочтение индивидуальным отношениям с его компонентами или частями. Примером может быть непризнание Бразилией Андского пакта как интеграционного целого на первом этапе его суще

ствования и взаимодействия с его членами в двухсторонней форме; подобная ситуация сложилась в отношениях между восточными странами, образующими определенные сообщества (например, Лигу арабских государств), и Европейским Союзом, между США и Центральноамериканским общим рынком и пр. Новый недееспособный актер, признанный международным сообществом: это интеграционная система, которая не функционирует, но, тем не менее, пользуется всеобщим признанием в мировом сообществе. В этом случае окружение воспринимает нового актера как обладающего намного большим единством, чем в реальности, и способным достигать определенных целей, что неверно. К этой категории можно отнести большинство интеграционных процессов в Латинской Америке, прежде всего Латиноамериканскую ассоциацию свободной торговли, Латиноамериканскую ассоциацию по интеграции и даже МЕРКОСУР. Новый недееспособный актер, не признанный международным сообществом: претензия на интеграцию при неэффективной деятельности и без необходимого признания международного сообщества. Андский пакт на последних этапах реформирования (бывших больше формальными, чем настоящими) не рассматривается мировым сообществом как реальное объединение.

Так, большинство латиноамериканских интеграционных систем оказались в определенной мере как дееспособными — в расширении межрегиональной торговли, так и недееспособными — в условиях региональных кризисов.

При оценке внутренних параметров актерской интеграции следует учитывать и такие характеристики, присущие новым актерам, как степень влияния (dominio) и радиус действия (alcance).

Внутренней степени влияния (это количество участников интеграционной системы) соответствует возможность нового актера абсорбировать определенное количество актеров.

Внешняя степень влияния характеризует количество актеров, которые признали нового актера. Например, Картахенское соглашение, касавшееся внешней задолженности, не было признано ни одним актером — ни внешними по отношению к ней, ни ее участниками; Контадорская группа и затем Группа восьми получили более широкое признание со стороны международного сообщества, чем стран региона.

Количество функций, которые должны выполняться интеграционной системой, определяет внутренний радиус действия, демонстрирующий степень внутренней интеграции, необходимой для поддержания существования системы. Фактически в латиноамериканском регионе взаимодействие между актерами, несмотря на заложенную в интеграционных соглашениях многопрофиль- ность, сводится преимущественно к отношениям в сфере торговли.

Под внешним радиусом действия понимается степень взаимодействия интеграционной системы с внешними по отношению к ней актерами. В этом смысле латиноамериканские интеграции не сумели проявить себя как реальные представители региона в системе международных отношений. Поэтому внешние актеры — третьи страны и международные организации — взаимодействовали с регионом не через них, а с их членами в рамках двухсторонних соглашений. Можно сделать исключение только для МЕРКОСУР,

который заключил соглашения со США, в первую очередь — «Розовый сад» и «Четыре плюс один», и с Европейским Союзом — Мадридское соглашение, и сейчас продолжает участвовать в переговорах с ними, а также с другими странами и объединениями как единый блок.

В соответствии со сферой действия интеграционных систем и с учетом кризисов, которые в них возникают, могут быть выделены следующие независимые взаимодополняющие и определяющие друг друга типы актерской интеграции.

А) Типы интеграции по сфере действия: Территориальный тип (Т) характеризуется соседством или территориальной близостью актеров (Ла-Платский пакт, Амазонский пакт, разные проекты, выработанные для объединения бассейнов Ориноко, Амазонки и Ла-Плата). Территориальная интеграция решает проблемы коммуникаций, транспорта, инфраструктуры в целом, она способствует поддерживанию, росту и укреплению осознания государствами региональной идентичности благодаря установлению более близких отношений. Однако данный тип интеграции не решает проблемы производства и координации политики. Организационный тип (О) включает два типа отношений: взаимозависимость и взаимодействие (примером может быть та же система международного разделения труда). Имеет место взаимный обмен между актерами, разделение труда, в результате которого возникают вертикальные отношения, что проявляет большую и меньшую дееспособность актеров. Основными чертами данного типа актерской интеграции являются: гетерогенность состава, иерархичность взаимоотношений, неравенство распределения прибыли и преимуществ, полученных в результате интеграции *. Примерами организационного типа интеграции могут служить НАФТА и МЕРКОСУР.

В пределах организационного типа выделяются актеры-производители, которые могут быть заменимыми и незаменимыми, и их обязанности или функции, которые они выполняют (статус), — в свою очередь, могут быть необходимыми или не необходимыми. В соответствии с данными характеристиками можно выделить следующие типы актеров. Незаменимый и необходимый актер, выполняющий необходимую функцию, — это может быть страна-производитель некоего стратегического сырья, технологии или капитала. Незаменимый, но имеющий статус не необходимого, — например, в случае членства в договоре о безопасности, когда актер не имеет достаточного вооружения для континентальной защиты: он является незаменимым, потому что принадлежит к зоне безопасности, но его статус не необходимого вытекает из недостаточности вооружений или их отсутствия. Заменимый, но имеющий статус необходимого, — речь идет о стра- не-производителе нестратегического сырья: эта страна может быть заменена другой, располагающей таким же сырьем, ведь ее статус необходимой обусловливается только потребностью в данном сырье для производства. Заменимый и не необходимый актер — это тот, который не имеет сырья и может быть «безболезненно» заменен другим в интеграционной системе.

Интеграция в рамках организационного типа нацелена на получение сравнительно наибольших преимуществ в конкурентной борьбе, например, на уход от поведения «реагирования» и приобретение доступа к возможностям, которые предоставляет международная среда в контексте современных тенденций (технологическая модернизация, образование новых блоков и пр.). Ассоциационный тип (А) характеризуется направленностью не на производство продукции, а на разработку стратегий преодоления отрицательных эффектов неоднородности глобальных процессов и усиление позиций по отношению к странам, устанавливающим правила игры в международных отношениях. Это является результатом реализации модели подобия при сходстве проблем, ожиданий, интересов, целей и пр. В некоторых случаях ассоциационный тип превращается в «максимизирующий альянс» (по определению Г. Моргентау), который позволяет умножить усилия задействованных актеров и выполнить конкретные задачи, поставленные перед проектом интеграции. Особенностями данного типа являются: гомогенность актерского состава — сходство проблем и целей, которые ставят отдельные актеры перед интеграцией, благодаря чему взаимодействия между актерами происходят на горизонтальном уровне, т. е. не возникает иерархии отношений; равномерное распределение преимуществ и выгод от участия в интеграции и т. д.[297] Примерами интеграционных организаций ассоциационного типа могут служить: Организации стран экспортеров нефти, Группа семидесяти семи, Движение неприсоединения, Трехсторонняя комиссия, Парижский клуб и пр. Что касается латиноамериканской интеграции, то для решения всех поставленных задач она в идеале должна соответствовать именно ассоциационно- му типу.

Ассоциационная интеграция, которая реализуется в рамках стратегии ав- тономизации, всегда встречает противодействие со стороны третьих стран, особенно государств Севера, приобретающее вид «контрстратегий». Проблема заключается в том, что в основном «контрстратегии» оказываются более эффективными, чем стратегии автономизации (например, План Бейкер-Брейди по отношению к Картахенскому соглашению 1985 г. в сфере решения проблемы латиноамериканской задолженности или «Инициатива для Америк» в противоположность интеграционным процессам в Латинской Америке).

Б) Типы интеграции в соответствии с кризисами, возникающими в сферах интеграции [298]:

1. Первый тип — территориальная интеграция (Т) не производит продукции, предлагает только территорию, но не располагает сырьем, — это не предусматривается для данного типа. Также не продуцирует модели равенства, поскольку ее территории разнообразны и неоднородны — в отношении и размеров, и ресурсов. Что касается безопасности, независимо от различия ролей членов нового актера и их неоднородности, актер защищает их всех.

Соответственно, кризис данного первого уровня интеграции (Т) проявляется в динамике технического прогресса в сферах коммуникаций и транспорта. Подобный кризис не является поводом для отказа от интеграции. Для его преодоления и сохранения объединения актеры, уже взаимодействующие между собою, должны перейти к организационному типу интеграции.

Организационная интеграция (О), базируясь на разделении труда, вырабатывает продукцию, но является неоднородной и разнообразной, так как вырабатывает разные продукты или ресурсы, поэтому само по себе разделение труда приводит к иерархичности. В соответствии с этим кризис второго уровня (О) провоцируется дифференциацией в системе разделения труда, когда выдвижение требований слабыми актерами генерирует напряженность, трудно контролируемую в условиях объединения.

Ассоциационная интеграция (А) не производит продукции, но объединяет актеров-производителей важных и сходных типов ресурсов, используемых для собственной защиты, предлагая, таким образом, своим членам большую безопасность.

Кризис третьего уровня (А) может быть вызван недостаточной мощностью ассоциации, поляризацией сил в ее рамках; возникновением контрассоциаций, стратегической слабостью.

Организационный и ассоциационный уровни находятся в замкнутом цикле обратной связи между кризисами и контролем над ними.

Формы возможных типов ассоциаций могут быть разделены на шесть категорий.

К первой относится группа актеров низшего уровня (НУ-1, НУ-2), которые зависят от актера-гегемона и объединяются между собой, чтобы усилить способность реализации стратегии автономизации.

Ко второй категории относится альянс, сформированный актерами высшего уровня (ВУ-1, ВУ-2) — большими странами с высоким потенциалом — с целью управления на глобальном или региональном уровне (например, Трехсторонняя комиссия).

Третья категория представлена группами средних и малых актеров, которые объединяются, формируя новую группу, что приводит к образованию ас- социационного (А) и организационного (О) уровней (ВУ-1—НУ-1 и ВУ-2—НУ-2).

Четвертая категория содержит объединения стран-производителей в ас- социационной форме (НУ-1—НУ-2, которые создают новое объединение).

К пятой категории относится объединение больших стран, образующих новую группу глобального или регионального уровня (ВУ-1—ВУ-2).

Последняя — шестая — категория представляет собой международное объединение стран наподобие Организации Объединенных Наций (0-1— 0-2).

Кризис на организационном уровне приводит к появлению ассоциаций на разных уровнях, которые, в свою очередь, будут иметь структуру ассоциа- ционно-организационного типа, создавая новый порядок разделения труда Данная конфигурация отношений отражена в схеме I.


Схема 1. Конфигурация отношений ассоциационно-организационного типов: — актеры первого низшего уровня (НУ-1, НУ-2 ); 2 — актеры второго высшего уровня (ВУ-1, ВУ-2 ); 3 — объединение актеров первого и второго уровня; 4 — объединение актеров первого уровня; 5 — объединение актеров второго уровня; 6 — объединение международных актеров

(0-1 и 0-2).

Более мощные актеры всегда будут стремиться контролировать более слабых, что может стать причиной новых кризисов. Поэтому для последних объединение следует начинать с первой категории (1), впоследствии осуществлять переход к четвертой (4). С другой стороны, по той же причине актеры второй категории будут ассоциироваться, чтобы сформировать пятую категорию (5), а актеры уровня 0-1 и 0-2 образовывать категорию (6), чтобы созданием контральянса противостоять действиям актеров новой группы (4). Другими словами, актеры первого уровня — менее дееспособные или малые (1) — только благодаря своему усилению путем объединения (4) получат возможность взаимодействовать с актерами второго уровня (2) и сформировать новую систему интеграции и разделения труда (3), в которой они достигают необходимого уровня и мощности, чтобы принимать участие в ее функционировании, а не просто подчиняться директивам и действиям больших и более дееспособных.

В заключение коротко охарактеризуем основные формы экономической интеграции. Термин «экономическая интеграция» отражает процесс либерализации таможенных тарифов между странами, которые составляют один субрегион, благодаря чему активизируется их взаимный торговый обмен и, в случае введения общих внешних тарифов (ОВТ), без лишнего субрегионального протекционизма (в неолиберальной терминологии это обозначается как «открытый регионализм») они получают возможность действовать как единый коммерческий блок. Однако все это становится реальным только при условии достижения согласованной в учредительных договорах парал

лельной отмены или снижения таможенных тарифов в соответствии со списком товаров, разработанном ВТО. Но эти необходимые условия в ряде регионов, например в Латинской Америке, не выполняются — здесь они не были реализованы ни одним из интеграционных объединений, что позволяет говорить о неэффективности интеграции.

Система форм экономической интеграции разработана ВТО. В табл. 1 отражено, что на первом этапе вводится общая тарифная политика лишь в пределах зоны; на втором этапе становится единой тарифная политика по отношению к третьим странам '.

При образовании общего рынка полностью отменяются все ограничения для передвижения всех ресурсов производства между государствам и- членами, координируется экономическая политика и т. п. Экономический союз возникает на этапе высокого экономического развития, в его границах осуществляется согласованная или даже единая экономическая политика и на ее основе ликвидируются все препятствия для взаимодействия между государствами, создаются неподотчетные государствам наднациональные органы (формируемые, однако, из представителей государственного руководства), решения которых имеют обязательный характер, приобретая значимость законов.

Для создания настоящего экономического союза всеми государствами- членами реализуются значительные внутренние изменения, учитывающие достижения предшествовавших уровней интеграции. Это делает невозможным формирование экономического союза без предварительного прохождения более простых стадий: зоны свободной торговли, таможенного союза и общего рынка. Одной из основных составляющих экономического сою-

Таблица 1. Уровни экономической интеграции

Уровень интеграции

Ликвидация таможенных тарифов

Общие

внешние

тарифы

Обшие коммерческие политики

/>Общие экономические политики

Общая глобальная политика (оборона, внешняя политика, п ро м ы шл е н ноет ь, общая валюта)

Зона свободной

торговли

*

Таможенный

союз

*

*

Общий рынок

*

*

*

Экономический

союз

*

*

*

*

Глобальная ин

теграция

*

*

*

*

*

Dallanegra Pedraza L. Integracion сото integracion economica // pagina Web de Dallanegra Pedraza L., Politica International, Debates I I http://www.geocities.com/ /luisdallanegra/integra/intec.htm

Таблица 2. Уровни интеграции латиноамериканских объединений в соответствии с уровнями экономической интеграции, установленными в учредительных

договорах

Уровень интеграции

Ликвидация таможенных тарифов

Общие внешние тарифы

Общие коммерческие политики

Общие экономические политики

Общие глобальные политики (оборона, внешняя политика, промышленность, общая валюта)

Зона свободной торговли

Таможенный

союз

Общий рынок

Экономический союз

Глобальная интеграция

ЛААСТ-ЛААИ

КАСТ

НАФТА

ГЗ

АЗСТ (еще не введена в действие)

Андский Пакт МЕРКОСУР

ЦАСР КАРИ КОМ

Европейское Экономическое Сообщество

Европейский

Союз

за является валютный союз, который часто рассматривается отдельно в качестве одной из форм экономической интеграции.

Глобальная экономическая интеграция объединяет все признаки менее сложных уровней интеграции, а также предполагает единую экономическую политику и унификацию законодательной базы (налоговой политики, трудового законодательства и пр.); именно на этом уровне государства-члены разрабатывают единую внешнюю не только экономическую, но и политическую стратегию и действуют на международной арене как единый актер. В табл. 2 в качестве примера представлены основные субрегиональные и региональные интеграционные организации Латинской Америки, а также, для сравнения, ведущие объединения в Северной Америке и Европе, расположенные в соотвествии с провозглашенной их учредительными договорами конечной целью интеграции *.

Dallanegra Pedraza L. Integration comc. integration economica // pagina Web de Dallanegra Pedraza L., Politica International,Debates// http://www.geocities.com /luis- dallanegra/integra/intec. htm

<< | >>
Источник: Ю. Н. ПАХОМОВ. Ю. В. ПАВЛЕНКО. ЦИВИЛИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА СОВРЕМЕННОГО МИРА Том I ГЛОБАЛЬНЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СОВРЕМЕННОСТИ. 2006

Еще по теме Региональная интеграция в современном мире:

  1. «Левый поворот» н региональная интеграция
  2. Региональная интеграция в понимании различных теорий международных отношений
  3. Параграф третий. Развитие скандинавского права на новом этапе региональной интеграции
  4. Глава 4 ПРОЦЕССЫ МЕЖДУНАРОДНОЙ И РЕГИОНАЛЬНОЙ ИНТЕГРАЦИИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ЗАРУБЕЖНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ И ТОРГОВОЕ ПРАВО
  5. 7.2.4. Ислам в современном мире
  6. 3.5. РОЛЬ И ФУНКЦИИ ИНФОРМАЦИОННОГО ПРОСТРАНСТВА В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  7. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ СЕМЬИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  8. 13.2. Глобализация и интернационализация в современном мире
  9. ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ
  10. Глава 15 АРМЯНЕ В ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОМ МИРЕ 10.
  11. Глава 13 НАЦИИ, НАЦИОНАЛЬНЫЕ КУЛЬТУРЫ И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ ГЛОБАЛЬНОМ МИРЕ
  12. Раздел 4. СИСТЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ
  13. Тарасова Ольга Александровна. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ СОВРЕМЕННОЙ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ (региональный аспект), 2014
  14. Глава 4. РЕГИОНАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ И РЕГИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ
  15. 7.1. ПОНЯТИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ