<<
>>

4.1. Глобализация, национальная идеология и структура знания в США

Приращение социального знания — проблема отнюдь не однозначная и давно занимающая умы обществоведов. В среде американских обществоведов дискуссии на эту тему вспыхивают и затухают периодически, отражая амбивалентность укоренившейся здесь веры в универсальность и прогрессивный рост знания.

В XX столетии начало им было положено теоретиками так называемого логического позитивизма, привнесенного в Америку из Европы последователями Венского кружка. Следующим крупным этапом стала принципиальная корректировка логического позитивизма К. Поппером с его «критическим рационализмом» и стремлением изменить принципы проверки научного знания. Он в частности утверждал, что знание не может бьггь научным, если оно сформулировано как нефальсифицируемое, т.е. если не предложены принципы и условия, при которых прежняя гипотеза будет считаться недееспособной. Затем подошло время «научных революций» Т. Куна. Кун провел жесткое разграничение между «нормальной наукой» и научными революциями и указал на необходимость понимания социально-групповых условий, диктующих переходы от одной «парадигмы» «нормальной науки» к другой. Тем самым исследователь ближе своих предшественников подошел к принципам социологии знания, некоторые из которых задолго до него были сформулированы в Европе К. Маннгеймом и М. Вебером.

Последовавшие дискуссии упрочили позиции позитивистской методологии научного познания в США. Утвердилась позиция неопоппери- анского синтеза, сформулированная работавшим в Америке венгерским ученым И. Лакатошем. Согласившись с Поппером в необходимости формулировать теорию как фальсифицируемую, Лакатош пошел дальше него и настоял на том, что для дальнейшего прогресса в познании важно также предложить и проверить гипотезу, альтернативную рабочей119. Предложенная им сложная система проверки гипотез сегодня является доминирующей среди обществоведов, несмотря на некогда необычайную популярность теории Куна.

Не утвердились в академическом истеблишменте и иные близкие к социологическим теории научного познания, не говоря уже о теориях, в принципе отвергающих возможность рационального приращения знания. Период неуверенности в росте знания, связанный с обсуждениями позиции Куна, сменился новым позитивистским рывком к универсализации и прогрессу.

Причины такой эволюции следует искать в национальном характере американцев и в воспринятой правящей элитой международно-политической обстановки в мире. Обсуждение Куна обществоведами, хотя и пришлось на время холодной войны, проходило в условиях надежд на возможности мирного сосуществования с СССР. Однако во второй половине 1970-х годов эти надежды стали восприниматься как все более призрачные. В связи с этим сомнения в объективности научного познания отошли в тень, а на первый план вновь вышла характерная для американцев идеология про гресса и универсализма. Сегодня в условиях «победы» в холодной войне и «подтвердившейся» незыблемости американских принципов идеология прогресса продолжает свое триумфальное шествие.

Развитие ТМО в Америке является отражением общей эволюции взглядов на социальное знание в этой стране, в свою очередь отражающей особенности национальной идеологии. Принципы этой идеологии в отношении к знанию и его приращению точно сформулировал в своем известном эссе С. Хоффманн. Согласно Хоффманну, они включали в себя истовую веру в научность и практическую применимость получаемых данных. Нище в мире не было столь сильной убежденности в том, что все имеющиеся проблемы решаемы и что путь к их решению лежит в применении «свободного от ценностей» научного метода, существо которого состоит в проведении эмпирических исследований и апробировании гипотез по выявлению причинно-следственных связей. Нигде в мире не сформировалось столь практически-прикладного отношения к идеалам Просвещения. Наконец, нигде более не возникло столь явно выраженного стремления контролировать мир и вытекающих из него амбиций власть предержащих использовать данные науки в интересах осуществления мирового господства120.

Возникновение теории международных отношений в США стало возможно, когда идеология научности совпала с формированием соответствующих политических и институциональных условий. «Госзаказ» на новую дисциплину оформился в межвоенный период с выходом Америки из тени в качестве одной из глобальных держав и растущими претензиями на мировое господство. Окрепнув после Великой депрессии и значительно укрепив свой интеллектуальный потенциал силами бежавших от нацистского режима европейских иммигрантов, Америка с присущим ей практицизмом занялась созданием основ ТМО. Внутриинсппуциональными предпосылками для этого стали интеллектуальная свобода университетского сообщества, его обеспеченность немалыми ресурсами, а также наличие достаточно тесных связей между представителями академических и политических кругов. И дело не только в том, что члены профессорско-преподавательского состава нередко в прошлом делали карьеру в Госдепартаменте или министерстве обороны (известны были и обратные трансформации). Дело и в том, что финансовая подпитка университетских исследований нередко осуществлялась правительственными организациями с соответствующими запросами и интересами121.

Институционально и идеологически ситуация с развитием ТМО в Америке после окончания холодной войны принципиально не изменилась. Идеи американского глобального превосходства — будь то с точки зрения властного потенциала, политико-экономических институтов или культурных ценностей — доминируют и продолжают укреплять свой статус в интеллектуально-политическом дискурсе страны. В кругах критически мыслящих теоретиков международных отношений такая идейная активизация активно обсуждается. Высказанные почти тридцать лет назад идеи Хоффманна вновь широко обсуждаются122, а сама проблематика социального познания в условиях глобализации пользуется все возрастающим Интересом. Симптоматично, например, постоянное расширение проблематики ежегодных конференций крупнейшей в мире ассоциации международных исследований (International Studies Association). Конференция, организованная в 2003 г., прошла под названием «Конструирование и приращение знания». Эту тему предложил президент ассоциации и один из ведущих критиков реализма Дж. Васкес. В 2004 г. темой конференции стала «Гегемония и ее проблемы», а ассоциацию возглавил С. Смит, известный работами, в которых осмысливаются проблемы гегемонии в теоретическом знании о мире.

<< | >>
Источник: А. П. Цыганков, П. А. Цыганков. Социология международных отношений: Анализ российских и западных теорий: Учебное пособие для студентов вузов. — М.: Аспект Пресс. — 238 с.. 2006

Еще по теме 4.1. Глобализация, национальная идеология и структура знания в США:

  1. Тема 22. США как центр глобализации
  2. Глава 4 ТЕОРИЯ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ В США: ЗА ГЛОБАЛИЗАЦИЮ С АМЕРИКАНСКИМ ЛИЦОМ
  3. 13.7. Глобализация и национальное государство
  4. 13.3. О трех генеральных тенденциях глобализации в национальной жизни
  5. 10.3. Содержание и своеобразие национальной идеологии: ее проявления в России
  6. 13.1. Экономические интеграторы национальной жизни и глобализации мира
  7. Глава 6 Идеология национального движения: югославизм и старчевичанство. 60—70-е годы XIX в.
  8. 12. Политическая идеология и ее структура
  9. Глава 10 НАЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ, САМОСОЗНАНИЕ И ИДЕОЛОГИЯ
  10. Процесс формирования новой политической структуры мира в условиях глобализации
  11. 1 • Структура культурологического знания
  12. 5.3. Теоретические положения национальной безопасности США
  13. § 3. Структура социологического знания
  14. Стратегия национальной безопасности США
  15. 5.6. ОСОБЕННОСТИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ США
  16. Глава 3 Структура социологического знания
  17. 4. Структура социологического знания
  18. 5.2. Геополитические модели, определяющие политику национальной безопасности США