<<
>>

13. МЕТОДОЛОГИЯ ЦЕЛОСТНОГО ЭСТЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ

Теория художественного произведения вооружает нас знаниями о закономерностях зарождения, становления и функционирования произведения как целостного образования. Не забудем, однако, что перед нами теоретическая схема.

А к схеме и нужно относиться как к схеме, не пытаясь подгонять под нее все конкретные явления и парадоксы (это не раз было отмечено в работе). Схема должна помочь научному анализу, но не может заменить его.

Сам анализ - тоже творческий процесс, не поддающийся регламентации. Пути и способы анализа могут быть бесконечно разнообразны. Каждая целостность - конкретна, а при нашем подходе и эстетически конкретна. В одном случае уместно начать с конца произведения, в другом — с начала, в третьем — с сюжета, заглавия, особенностей композиции, темы и т. д. В идеале каждое произведение требует конкретного, наиболее соответствующего ему пути анализа.

Однако существует принципиальный момент, без которого не обойтись в любом случае: поскольку художественное произведение целостно, анализ тоже должен быть целостным. Это значит, что "любая исследовательская операция должна быть единством анализа и синтеза"58. Иначе говоря, каждый изучаемый уровень или элемент должен рассматриваться как момент художественного целого. Это методологический принцип, логически вытекающий из изложенной теории художественного произведения.

И если по форме безразлично, с чего начать (с начала или с конца), то по существу принцип целостного эстетического анализа требует начинать анализ с такой клеточки художественности, в которой содержалось бы зерно концепции личности, "зерно жизни" (А. П. Чехов. "Дама с собачкой"). Вначале следует осознать те принципы, которые обуславливают все поступки, действия и состояния персонажа. Только осознав логику метода писателя, можно проследить, как разворачивается целое. Отыскание же такой клеточки, нервного узла произведения возможно тогда, когда есть представление о произведении в целом.

Таким образом, три ключевых момента присущи целостному эстетическому анализу: отыскание доминантных стратегий художественной типизации, последующее их развертывание на всех уровнях и выявление связи этих стратегий с породившими их реалиями.

Хотелось бы подчеркнуть: речь идет о целостном - научном, диалектическом, всестороннем - анализе произведения.

Однако целостность в данном случае - эстетическая. Вполне возможен целостный научный анализ художественного произведения, который будет преследовать цели совсем не эстетического порядка. (Кстати, возможен и эстетический анализ, но при этом совсем не целостный.) Эстетическая характеристика целостности для данной методологии - принципиальна. Об этом нельзя забывать ни на мгновение.

Предлагаемый анализ включает в себя и собственно эстетический анализ, и интерпретацию. Речь идет об интеграции этих начал, об их примирении и мирном сосуществовании. Эстетические свойства произведения не отгораживают его от реальности непроходимой стеной. Целостный эстетический анализ произведения - это одновременно и постижение реальности. Но специфика постижения реальности делает и реальность особой. Это не совсем та реальность, которая исследуется наукой. Перед нами — особые свойства фактической реальности: мы пытаемся увидеть ее и чувствами, и разумом в бесконечной целостности.

Коротко сформулирую итог: исследуется не реальность, а реальность, отраженная в знаках, символах - в образах, по принятой в данной работе терминологии. Поэтому предмет исследования не реальность, а образы, порожденные ею. Исследовать реальность — значит совершать подмену. Исследовать только образы, знаки, символы — значит совершать "подмену наоборот".

Уже было отмечено, что целостный анализ (и не только эстетический), будучи наиболее адекватным природе художественного произведения, не может все же претендовать на исчерпывающую полноту постижения объекта. Художественное произведение — как и личность, как и жизнь — невозможно познать, проинтерпретировать без остатка. Претензия на абсолютное постижение есть не что иное, как претензия на абсолютную истину. Истина же познаваема только относительно. Отстаиваемый методологический принцип есть своеобразный компромисс между невозможностью до конца постичь эстетический объект и возможностью его максимального постижения.

Художественный мир - это система редукций, набор определенных плоскостей (углов зрения), при совмещении которых создается стереоэффект, эффект объемности, "всамделишности", иллюзия живой жизни.

Тенденция развития художественного творчества (как, впрочем, и науки), видимо, состоит в стремлении к увеличению числа плоскостей (своеобразной "системы зеркал") и к их видоизменению.

Научное отражение художественного мира (научная редукция) - вычленение этих плоскостей (реконструкция процесса создания художественного мира) и выявление взаимосвязи между ними. Научная методология должна быть максимально адаптирована под предмет исследования. Каждая литературоведческая школа числит за собой перечень методологических открытий и, как правило, какой- либо один тщательно разрабатываемый аспект в изучении произведения (потому тщательно разрабатываемый, что один).

Многогранности же предмета должна соответствовать многогранность подходов и методов. Это не отрицает, а инициирует синтезирующий, всеобъемлющий подход к целостному объекту исследования. Горизонты каждого научного направления — глубоки в своей односторонности, и в силу этого — ограничены.

Концептуальное объединение всех накопленных противоречивых подходов — следующий необходимый этап становления литературоведения как науки. Освоение этого этапа и будет уровнем, определяющим класс литературоведа.

Особенности предмета исследования предъявляют самому исследователю серьезные требования. Во-первых, надо быть талантливым читателем, т. е. неординарной личностью, способной к сопереживанию и сотворчеству. Во- вторых, одновременно и ученым, т. е. человеком, который в известном отношении идет и дальше писателя, и дальше читателя: художественное произведение открывается ему не только со стороны сопереживания и сотворчества, но и со стороны научного познания целостности. Очевидно, это максимально доступная человеку полнота восприятия.

Из опорной схемы видно, как реальность, отражаясь в сознании субъекта (и формируя его), транслируется в эстетической форме другому субъекту, читателю, также продукту, сформированному реальностью. Перед нами специфическая система обработки, хранения, передачи и восприятия художественной информации.

Искусство потому и незаменимо, что оно моделирует свою реальность, творит новый мир (пусть и художественный). Цель моделирования новой реальности многопланова: духовное, опосредованное освоение реальности ради постижения все новых уровней свободы личности, смысла ее жизни. Это самоактуализация (в нравственно-психологическом и философском плане). Искусство является своеобразным полигоном для отработки моделей поведения. "В искусстве человек идеально формирует мир, который его устраивает по критериям красоты и нравственности и тем духовно преодолевает не устраивающий его мир. Искусство является поэтому средством преобразования внутреннего мира человека, способом духовного производства человека"59.

После всего сказанного становится понятным, что художественное творчество нельзя рассматривать как "пустячок" и "забаву". "Бесполезность" искусства не следует преувеличивать. Это мощный способ воздействия на личность с использованием механизмов, которые сама природа создала и отшлифовала.

Атрибуты "божественности" художественного мира (ведь он сотворен, подобно Вселенной, могучей Личностью) изначально заставили поклоняться красоте, находить в ней живые и мистические свойства, воспринимать ее как чудо, надеяться, что "красота спасет мир ". Вряд ли стоит опасаться, что литературоведение — даже самое научное — может, так сказать, алгеброй разрушить гармонию. Скорее наоборот: красота, как мы убедились, остается цела и невредима, пройдя через научное горнило. И от этого поклонение красоте только возрастает.

<< | >>
Источник: А. Н. АНДРЕЕВ. Целостный анализ литературного произведения: Учеб. пособие для студентов вузов. - Мн.: НМЦентр. - 144 с.. 1995

Еще по теме 13. МЕТОДОЛОГИЯ ЦЕЛОСТНОГО ЭСТЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ:

  1. ПРАКТИКА ЦЕЛОСТНОГО ЭСТЕТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА
  2. А. Н. АНДРЕЕВ. Целостный анализ литературного произведения: Учеб. пособие для студентов вузов. - Мн.: НМЦентр. - 144 с., 1995
  3. 6. ХУДОЖЕСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РЕБЕНКА
  4. § 1. Эстетическое и художественное
  5. ЦЕЛОСТНОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ОБРАЗА
  6. ПОДГОТОВКА ДЕТЕЙ К ХУДОЖЕСТВЕННО-ЭСТЕТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  7. 3. МНОГОУРОВНЕВАЯ СТРУКТУРА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  8. ЛЕКЦИЯ XIII. Педагогические условия развития, обучения и воспитания детей в художественно-эстетической деятельности
  9. 9. ГЕНЕЗИС ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  10. 9. ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ В ИСТОРИКОФУНКЦИОНАЛЬНОМ АСПЕКТЕ
  11. § 3. Образ и знак в художественном произведении
  12. 12. КРИТЕРИЙ ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ ЛИТЕРАТУРНОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  13. § 1. Литературное произведение как художественное целое
  14. Художественно-промышленные произведения и орнаментика. Заключение
  15. Л.В. Чернец ЛИТЕРАТУРНОЕ ПРОИЗВЕДЕНИЕ КАК ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ЕДИНСТВО
  16. Обладатели исключительных авторских прав. Заказные произведения. Произведения, созданные в порядке выполнения служебного задания (служебные произведения). Произведения, созданные в соавторстве. Составные и коллективные произведения