<<
>>

ЛИТЕРАТУРА I в. И НАЧАЛА II в. н. э. («серебряный век»)

За принципатом Августа следует период империи — период утверждения неограниченной власти императора, когда единоличное правление не прикрывалось впешинмн формами республики и было обеспечено войском.
Ф. Энгельс писал так об этом перподе времени: «Материальной опорой ' правительства было войско, которое гораздо более походило уже па армию ландскнехтов, чем на старое римское крестьянское войско, а моральной опорой — всеобщее убеждение, что из этого положения нет выхода, что если не тот пли другой император, то основанная на военном господстве императорская власть является неотвратимой необходимостью».25 По отношению к императорской власти существовала аристократическая сенатская оппозиция, в среде которой распространялась стоическая философия с ее проповедью нравственного совершенствования личности, вырабатывающего вы- дсржку и умеренность, презрение к богатству и смерти. Эти взгляды и настроения характерны и для литературы данного периода. Модным становится так называемый новый стиль, характеризующийся обильным разнообразием риторических приемов, патетическим накалом, эффектным подбором слов и выражении, обилием сентенций. В литературной жизни Рима наблюдается повышенный интерес к публичным чтениям (реии- таииям) поэм и трагедий па мифологические темы. Одним из наиболее значительных писателей этого направления является Сенека. Луций Анней Сенека (4 г. до н. э.— 65 г. н. э.) родился в Испании, в городе Кордуба (совр. Кордова), по вырос в Риме, где получил риторическое и философское образование. Сенека был воспитателем императора Нерона п какой-то период времени его главным наставником. Впоследствии он был обвинен в заговоре против императора Нерона, по приказу которого был вынужден покончить жизнь самоубийством. Сенека был представителем стоической школы философии, проповедовал строгую мораль и выдержку характера (см. трактат «О стойкости мудреца»), что послужило основой для многих положений христианской религии.
Ф. Энгельс называл Сенеку «дядей христианства».1 Такие идеи проводил Сенека и в своих трагедиях. Все трагедии, кроме приписываемой Сенеке трагедии «Октавия», написаны па греческие сюжеты («Медея», «Эдип», «Агамемнон», «Федра», «Фиест», «Безумствующий Геркулес», «Троянки», «Финикиянки», «Геркулес на Эте»), но в отличие от древнегреческих трагиков, верящих в творческие силы человека, Сенека рисует своих героев игрушкой в руках слепого рока. Центральные образы трагедий (Медея, Эдип, Федра) являются демонстрацией гибельности подчинения человека своим стра стям. Цель трагедии — убедить в необходимости сдерживать страсти, овладевающие человеком: любовь и ненависть, стремление к могуществу и неограниченной власти. Сенека говорит о двух способах избежать тупика, к которому в конечном итоге приводят губительные страсти: 1) об удалении от роскоши, а также от власти и славы к «простой» трудовой жизни; 2) о смерти. Так, в трагедии «Медея» героиня дает волю своим безумным страстям, доводящим ее до ужаснейших преступлений — убийства собственных детей. Но прежде чем совершить целый ряд страшнейших злодеяний, Медея произносит гневный монолог, насыщенный угрозами мести (ст. 128—171). Беда еще не совершилась: Медея пылает страстью отомстить Ясону, но еще не совершила ничего плохого. Еще можно остановиться, можно побороть себя, удержаться от грядущих преступлений. И кормилица говорит такие слова: Безумная, оставь свои угрозы, Смирн свой дух мятежный: мы должны К тяжелым временам приспособляться. (ст. 202—204; пер. С. Соловьева). Но, увы, Медея не принимает этого спасительного совета, она идет навстречу ужасным злодеяниям, находясь па поводу своих губительных страстей. Сенека подчеркивает ужас преступных деяний Медеи. Его целыо оказывается пропаганда стоической морали, побуждающей людей сдерживать страсти. В трагедиях Сенеки находит свое отражение жестокая эпоха Нерона: таковы многочисленные картины истязаний и убийств, описания злодейств н ужасов; зловещие гадания, подробности жертвоприношений и т.
д. Осуждается чрезмерное властолюбие тиранов. В единственной сохранившейся трагедии па национально- римский сюжет («Октавия»), приписываемой Сенеке, ярко проявляются тираноборческие тенденции, столь характерные для сенатской оппозиции этого времепн. «Октавия» — единственный сохранившийся образец трагедии «претексты». При чтении трагедий Сенеки бросается в глаза их статичность: обилие длинных патетических монологов и слабое развитие действия. Это объясняется тем, что его трагедии были рассчитаны на декламацию, а не на сценическое исполнение: этим же объясняется большое число риторических украшений в его трагедиях. Сенека считается создателем «нового» ритори- чески-декламационпого стиля, изобиловавшего метафорами, остроумными сентенциями, внешней пышностью лексики. Порицание деспотизма и жестокости императоров пашло свое выражение в сатирическом произведении Сенеки, названном «Отыквлспие», где высмеивается обожествление императора Клавдия. Это произведение написано в духе мепипиовоп сатиры (с чередованием прозы и стихов). Сенека является автором ряда философских трактатов и большого числа «Нравственных писем к Луцилию». Эти произведения характеризуются спокойным морализующим тоном, в них нашла свое оформление позиция философа стопка с идеалом внутреннего самосовершенствования личности. Но стоическая мораль, которую проповедовал Сенека, призывая к сдержанности и нравственному совершенствованию личности, не была направлена против богатства и не мешала ему окружить себя необыкновенной роскошью. «Этот стоик, — говорит Энгельс о Сенеке, — проповедовавший добродетель и воздержание, был первым интриганом при дворе Нерона...» 1 Трагедии Сенеки оказали влияние на развитие европейской драмы (па творчество Шекспира и на драматургов французского классицизма Корнеля и Расина). Выраженный в трагедиях Сенеки протест против тирании привлекает к себе внимание до настоящего времени. Марк Анней Лукан (39—65 гг. п. э.) — талантливый поэт, известный своей исторической поэмой «Фарсалия» (или «О гражданской войне»).
Поэма посвящена войне республиканцев с Цезарем. Прославляются Помпей и Катон Младший как сторонники республики, Цезарь изображается жестоким тираном. Поэма осталась незаконченной, она обрывается на восстании египтян против Цезаря в Александрии. Лукап был идеологом республикански настроенных слоев сенатской аристократии. Как сторонник «нового стиля» Лукап пользуется длительными патетическими вставками, риторическими отступлениями, эффектными сентенциями. В поэме много монологов действующих лиц, имеются мифологические реминисценции. Но Лукан стремится к реализму, он не обосновывает ход каких- либо событий вмешательством богов, действующими лицами являются люди. Консулы сеют раздор, попирают право трибуны; Ликторов связки отсель покупные, народ, нродающпй Милость свою за гроши, и торг для Рима смертельный — Торг должностями в боях ежегодных на Марсовом поле; Хищность процентов отсель, ростовщичества жадного алчность, Честности гибель, и вот — для многих полезные войны. (кн. I, ст. 177—182; пер. Л. Остроумова). Лукан пользовался популярностью во время первой французской буржуазной революции. В XIX в. английский поэг Шелли обнаруживал в «Фарсалии» Лукана созвучность своим революционным мотивам. Этой поэмой увлекались в России декабристы. Авл Персий Флакк (34—62 гг. н. э.), римский поэт- сатирик, был близок к сенатской оппозиции времени Нерона. Считая себя продолжателем Луцилия и Горация, создал сборник из шести сатир, который был нздан посмертно. Первая сатира является программной, в ней поэт выступает против бессодержательной поэзии, пышной декламации, а также критикует последователей александрийской поэзии. Другие сатиры носят этический характер с темами, традиционными для стоической философии: об истинной свободе, необходимости самопознания, о разумном пользовании богатством. Критикуя и эпигонов александринизма, и «новый стиль», сам Персий избирает своеобразный вычурный стиль, что сделало^ его сатиры чрезвычайно трудными для понимания читателей как современных сатирику, так и для читателей последующих времен.
Сатиры Персия требуют обширного реального, исторического и мифологического комментария. Ган Петроний, по прозвищу Арбитр (I в., и. э.),— автор одного из значительнейших литературных произведений этого периода, известного под названием «Сатирикон». Из предполагаемых 20 книг сохранились отрывки лишь из 15-й и 16-й книг. Что касается личности Петрония, то он прослыл при дворе Нерона знатоком светских развлечений, за что заслужил прозвище «арбитра изящества». «Сатирикон» (или «Книги сатир») написан в жанре «Ме- ипиповой сатиры» (проза в сочетании со стихами). Петроний с большим мастерством показал представителе!! различных социальных групп. Герои «Сатирикона» — бродяги (юноши Энколиий, Аскилт и мальчик-подросток Гитон), скитающиеся по всей Италии. Рассказ ведется от имени Эпколппя, которого преследует гнев бога сладострастия, покровителя разврата, Приапа. Это пародия на «Одиссею», где Одиссея преследует гнев бога Посейдона за ослепление киклопа Полифема, сына Посейдона. Своих героев Петроний помещает в различные ситуации: и в среду богатых вольноотпущенников, и в роскошные виллы римских аристократов, и в притоны разврата. Римскую империю Петроний показывает как бы с «черного хода». Большой интерес представляет описание пира у богатого вольноотпущенника Тримальхиона, где дается выразительный образ бывшего раба п нынешнего богача: «был лягушкой, а стал царем». Оне пивая положительные качества Тримальхиона — практическую сметливость, деловитость, энергию, щедрость, автор романа в то же время высмеивает его невежество, чванство, грубость. Сюжетную основу «Сатирикона» составляют любовные и плутовские истории героев из низов общества. Эротические мотивы предстают в романе в низменно-комической интерпретации. Показателен эпизод об «Эфесской матроне», которая славилась целомудрием. После смерти своего мужа она последовала за его трупом в склеп, так как предпочитала уморить себя голодом, оплакивая кончину мужа, чем расстаться с самым дорогим человеком. Однако очень скоро эта женщина откликнулась на заботу, а затем и ласки солдата, приставленного к охране трупов разбойников, которые не подлежали погребению.
И когда исчез один из этих трупов, что грозило солдату смертью, то некогда целомудренная матрона предложила заменить пропажу телом своего супруга. Она сказала: «Да не допустят боги, чтобы мне пришлось одновременно увидеть смерть самых дорогих для меня людей. Я предпочитаю повесить мертвого, чем погубить живого». Роман изобилует вставными эпизодами и новеллами, разоблачающими моральный упадок и разврат. Воспроизводя жпзпь так называемых подонков общества, Петроний' сильно сгущает краски, доводя образы своих героев до карикатурности. В соответствии с выводимыми типами автор вкладывает в их уста простонародную речь, что представляет собой большой интерес, так как дает возможность судить о народном латинском языке. Баснописец Федр (I в. п. э.) вводит в римскую литературу жанр басни. Федр — родом из Македонии, некогда раб, а позже вольноотпущенник императора Августа. Федру принадлежат 5 книг «эзоповских» басен в ямбических стихах (134 басни). Сам Федр говорит о своих баснях так: Двойная в книжке польза: возбуждает смех И учит жить разумными советами. (кн. I, пролог, ст. 3—4; пер. М. Гаспарова). Таким образом, попятно, что Федр стремится сочетать в своих баснях развлекательные и поучительные стороны. Вместе с тем в творчестве баснописца много места занимают и социальные мотивы. Федр протестует против насилия и произвола власть имущих, против паразитического образа жизни богачей, он клеймит гнусных доносчиков. Пользуясь ипосказатель ностыо, присущей жанру басни, он высказывает протест широких масс угнетенных бедняков и рабов. При всем разнообразии действующих лиц, многообразии тематики и обилии различных сцен в басне Фсдра четко проявляется ее моралистическая направленность. Следует также отметить н решительность Федра в перекраивании традиционных басенных сюжетов, в изменении акцентов и характера поучительности по сравнению с баснями Эзопа, сюжетный материал которых так широко воспринимался римским баснописцем. Некоторые из сюжетов басен Федра творчески переработаны великим русским баснописцем И. А. Крыловым. Это «Ворона и лисица», «Волк п журавль», «Волк и ягненок», «Петух и жемчужное зерно» п др. Марк Валерий М aju*-fra'ji (родился в 42 г., умер между 101 и 104 гг.)—автор сборника эпиграмм (в 15 книгах). В ^творчестве Марциала эпиграмма (буквально: «надпись») стала язвительной насмешкой, характеризуясь вместе с- тем краткостью п меткостью. Остроумные стихи эпиграмматиста разнообразны по своему содержанию. Здесь и эпиграммы, посвященные римским зрелищам (Книга зрелищ), появление которых связано с открытием в Риме амфитеатра Флавиев (Колизея), п краткие двустишия, написанные в качестве рекламы впп н различных блюд праздничного стола («Гостинцы») либо как сопровождения к подаркам, которые посылались друзьям и знакомым («Подарки»). Вот примеры таких эпиграмм:26 Бык, что метался по всей арене, гонимый огнями, И на бегу подхватив, чучела вскидывал вверх, Пал наконец, поражен ударом сильнейшего рога, Лишь попытался поднять так же легко и слона. (кп. I, № 19). Тонкое это випо нз погреба Цезаря вышло, А виноград для него вырастил Юлиев холм. (кн. XIII, № 109). На палатинские вы столы осетра посылайте: Должен пиры божества радостный дар украшать. (кп. XIII, № 91). Зонтик прими от меня, побеждающий знойное солнце, Если бы ветер подул, твой тебя тент защитит. (кп. XIV, № 28). Вот тебе дар бедняка, но одежда пе бедного это: Вместо плаща подношу я тебе теплый халат. (кн. XIV, № 126). Во многих эпиграммах нашел отражение нравственный упадок римского общества: Марциал высмеивает скупость богачей, обладающих чрезмерным богатством, иронизирует по поводу льстивости и подхалимства. Только и знаете вы, друзья-богачи, что сердиться. Это не дело, по так делать-то выгодно вам. (кн. III, № 37). Утром сегодня тебя я случайно по имени назвал И не сказал я тебе, Цецилиан, господин. Вольность такая во что обошлась мне, ты, может быть, спросишь? Сотни квадрантов лишен этой оплошностью я. (кн. VI, No 88). Автор эпиграмм часто высмеивает представителей каких- либо социальных групп или профессий, отмеченных его проницательным взором. Это, например, касается п бездарного по эта, и светского щеголя, и кокетливого всадника, и врача, не оправдывающего своего назначения: Ты не читаешь стихов, а желаешь слыть за поэта. Будь чем угодно, Мамерк, только стихов не читай. (кн. II, № 88). Вспомнить ие может Криспин, кому тирскую отдал накидку, Платье когда он менял, тогу желая надеть. Кто бы ты ни был, верни обратно чужую одежду: Это совсем не Криспин просит, — накидка сама. Вед? подходяща не всем одежда пурпурного цвета: Щеголям только одним краска такая к лицу. Если же тебя к воровству и ко гнусной прибыли тянет, Чтоб не попасться тебе, лучше уж тогу возьми. ” (кн. VIII, № 48). Недомогал я, но тут ко мне нимало ие медля, Ты появился, Симмах, с сотней своих школяров. Начали щупать меня сто рук, ледяных от мороза: Без лихорадки, Симмах, был я, а вот и она. (кп. V, № 9). В своих эпиграммах Марциал откликался на самые разнообразные жизненные явления, поэтому его творчество является одним из важнейших источников знакомства с римским бытом эпохи империи. Поэт был убежден, что материалом художественной литературы должна быть только сама жизнь, а не переработка мифологических тем: То ты читай, где сама жизнь говорит: «Это я». Здесь ты нигде ие найдешь ни Горгон, ни Кентавров, ни Гарпий, Нет, — человеком у нас каждый листок отдает. (кн. X, эп. 4, ст. 8—10). Таким образом, совершенно ясно, что пороки своего времени Марциал изображал с большой яркостью, очень метко н язвительно, но обличительной силой его критические замечания не отличались. Вместе с тем творчество Марциала заслуживает высокой оценки, как содержащее значительные художественные находки. К достоинствам эпиграмм Марциала можно отнести остроумие, неожиданные концовки, краткость. Поэт умел в двухтрех стихотворных строках исчерпывающе полно высказать свою мысль и снабдить ее топкой иронией или юмором: Ты гладиатором стал, а раньше ты был окулистом. Как гладиатор теперь делаешь то же, что врач. (кп. VIII, № 74). Децим Ю п и й Ювенал (ок. 60—140 гг. н. э.)—знаменитый римский сатирик. Написал 16 сатир. По характеру их можно разделить на две группы: 1—9 и 10—16 сатиры. Сатиры первой группы (1—9) являются остро обличительными. В них поэт резко критикует пороки высшего римского общества, с горечью возмущается политическим и социальным неравенством, клеймит современных аристократов, гордящихся своими родословными и в то же время погрязающих в разврате, порицает жестокость императоров и льстивое угодничество приближенных. В первой сатире, которая является программной для творчества Ювенала, он выражает свое раздражение по поводу различных рецитаций па мифологические темы, наполнявших современный поэту Рим. Он не хочет мириться с тем положением, когда многочисленные стихотворцы пишут на темы, далекие от реальной жизни. Ювенал заявляет, что жизнь с ее событиями, поступками людей, с их различными заботами — вот, что должно быть предметом поэзии вообще и сатирической в частности: Разве не хочется груду страниц па самом перекрестке Враз псписать, когда видишь, как шестеро посят на шее К ложу склоненного мужа, похожего на Мецената,— Делателя подписей на подлогах, что влажной печатью На завещаньях доставил себе и известность и средства. (кн. I, ст. 63—68; пер. Ф. А. Петровского). Ювепал выражает свое негодование по отношению к безродным выскочкам, разбогатевшим вольноотпущенникам, развратным женщинам. Он возмущается над разлагающей нравы и всепобеждающей властью денег. «Коль дарования нет, порождается стих возмущеиьем» (кн. I, ст. 79), — говорит поэт. Пороки современного общества Ювепал клеймит с позиций римского гражданина среднего достатка. Сатиры второй группы (10—16) представляют собой отвлеченные рассуждения на моральные темы в духе стоической философии: об истинном счастье, о твердости мудреца, о том, что пет смысла в стремлении людей к славе, богатству и высоко му положению, о важности сохранить здоровый дух в здоровом теле. На этих сатирах Ювепал стремится создать поло жительную программу и дает читателям различные практические советы, подкрепляя нх примерами из реальной жизни отдельных людей, из преданий, устоявшихся в исторической традиции о знаменитых людях и героях, реже из области мифологических сказаний. В сатирах второй группы с большей силой проступает влияние декламационного красноречия, отчетливо проявляется моралистический характер повествования. В истории литературы Ювенал знаменит прежде всего своими обличительными сатирами. Можно утверждать, что «Юве нал создал подлинно обличительную сатиру. Нп^ Гораций, пи Персии не доходили до той силы обличения, к&кой достиг Ювенал».1 И именно обличительная сатира определила ту высокую оценку, которую получил Ювенал в революционно-демократической критике (Белинский, Чернышевский), у декабристов (Рылеев, Кюхельбекер). Пушкин призывал «Музу пламенной сатиры» вручить ему «Ювеналов бич».
<< | >>
Источник: Г. Г. АНПЕТКОВА-ШАРОВА, Е. И. ЧЕКАЛОВА. АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА. 1980

Еще по теме ЛИТЕРАТУРА I в. И НАЧАЛА II в. н. э. («серебряный век»):

  1. Вопрос 63. Серебряный век русской культуры
  2. Молдавская литература. XIX век
  3. Культура «серебряного века».
  4. СИМВОЛИЗМ В КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА
  5. СЕМЬЯ СЕРЕБРЯНОГО И ЗОЛОТОГО ВОЗРАСТА
  6. Глава 2. СИМВОЛИСТСКОЕ САМОВЫРАЖЕНИЕ КУЛЬТУРЫ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА В РОССИИ
  7. Воскресенская М. А.. Символизм как мировидение Серебряного века: Социокультурные факторы формирования общественного сознания российской культурной элиты рубежа XIX—XX веков, 2005
  8. 6. XX ВЕК?..
  9. XII век
  10. § 1. Деление литературы на роды и их генезис. Виды литературы
  11. 2.2. «Повестка дня на XXI век»
  12. СЕМНАДЦАТЫЙ ВЕК
  13. Вопрос 50. Культура Нового времени. XVII век
  14. Вопрос 50. Культура Нового времени. XVII век