<<
>>

1.2. Предпосылки зарождения сквоттерской субкультуры

  Одной их предпосылок зарождения сквоттерского движения явилась смена общественно-экономической формации. Это произошло, когда феодализм постепенно стал сменяться на капиталистический способ производства и, соответственно, стала меняться структура сельскохозяйственной общины, в которой власть проводила процессы огораживания.
Вследствие этого, многие крестьяне и фермеры потеряли свои земельные наделы, так как они не смогли оплачивать огромные налоги, а их земли могли просто «легально» отобрать законные владельцы. В итоге, крестьянам ничего иного не оставалось, как самовольно захватывать неиспользующуюся землю, чтобы прокормить себя и свои семьи.

Данные прецеденты возникают уже в XVII-XIX веках на территории Европы. Сквоттерами того времени называли крестьян, которые занимали свободные и необработанные участки земли.

Англия - первая страна, в которой можно наблюдать праформы сквоттерства, ведь в этой стране произошла первая классическая буржуазная революция. Выразились они в крестьянском движении «диггеров» (от англ. diggers, «копатели»). Сами себя диггеры называли «истинными левеллерами» (англ. true levellers) и выступали против частной собственности, в первую очередь, против частной собственности на землю. Движение «диггеров» состояло из сельской бедноты, то есть из самой необеспеченной части общества. «Они твердо верили, что если успех их начинания станет ясным для всех, масса народа объединится и построит национальное кооперативное сельское хозяйство. Начали они с общинной земли, считая ее исконной собственностью народа»[13].

Современные английские сквоттеры отмечают как праздник день первого апреля. Почему? «Потому что в этот день появились диггеры, -

отвечает активист английского сквоттерского движения Джим, - и сделали очень много работы. Обычно забывают, что в середине XVII в. была не только гражданская война, но также и голод.

Многие диггеры - это люди, на долю которых пришлось больше всего бед во время английской буржуазной революции. Некоторые диггеры, о которых нам известно, были вполне благоустроены, но обеднели во время войн»[14].

Не лишним будет сказать о французском утописте Шарле Фурье, который под влиянием Великой Французской Революции создал учение о «фаланстерах» - сельскохозяйственных и промышленных независимых общинах, ассоциация которых (под названием «фаланга») должна стать основой для будущего социалистического общества. «В фаланге нет наемного труда и нет заработной платы. Распределение продукта труда (в денежной форме) совершается путем выдачи членам фаланги особого рода дивидендов по труду, капиталу и таланту»[15]. Так формируется автономная экономическая единица, не входящая в капиталистическую систему производства.

В реальности, эти фаланги были недолговременными проектами и не смогли выполнить ту цель, которую ставил перед ними Шарль Фурье. Тем не менее, в фаланстерах люди все же жили и налаживали свой быт и хозяйство. Например, «в 1849 году фурьеристы основали «североамериканскую фалангу» в Нью-Джерси, которая просуществовала до 1856 года» .

В подобных захваченных сельскохозяйственных владениях крестьяне и фермеры живут и налаживают хозяйство и собственное производство, а также активно ведут политическую деятельность, потому что находятся на постоянном осадном положении, чувствуя давление со стороны государственных органов, поэтому и ведут с ними борьбу. Как отмечает В. Ященко, «процесс революционизации стихийного сквоттинга во всех странах третьего мира следует по одному шаблону: крестьяне захватывают участок земли, армия или наемники землевладельца пытаются согнать их с этой земли, крестьяне прячутся на ближайших холмах, а когда военные уходят, [то они вновь] возвращаются на захваченный ими участок. Так продолжается до первой крови»[16]. Сквоты, по сути, стали прообразом первых революционных крестьянских движений.

Крестьянско-фермерские захваты не всегда оканчивались поражением.

В большинстве случаев они имели большой успех, достигая своих целей. В современном мире, в Мексике, 1 января 1994 года поднялось восстание сапатистов[17] в штате Чьяпас. Восстание происходило уже в несколько других условиях, чем захваты в период XVII-XIX веков, а именно в условиях политики неолиберализма XX века. Восстание было назначено именно на этот день, потому что 1 января вступало в силу Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА ). Для коренных индейцев такая политика означала бы вторжение мирового рынка на территорию проживания индейцев, приватизацию их природных и человеческих ресурсов и, как следствие, ещё большее обнищание жизни местных жителей. Жители штата смогли отстоять свою землю, и она остается «нетронутой» капиталистической системой по настоящее время. «Неолиберализм как мировая система, - говорит участник, пропагандист и главный идеолог движения сопротивления Субкоманданте Маркос, - это новая война за передел мира. Окончание третьей мировой воины, известной под названием холодной, означает лишь то, что больше нет прежнего двухполюсного

мирового порядка, а стабильность в нынешнем мире обеспечивает главенствующая роль победителя. Поражение «Империи зла» открыло новые рынки, борьба за которые породила новую, четвертую мировую войну»[18]. Отношение к борьбе как к глобальному противостоянию капитализму обеспечивает успех движению индейцев по настоящее время.

Подобное движение под названием «Движение безземельных крестьян» (Movimento dos Trabalhadores Rurais Sem Terra, MST) возникло и в Бразилии. Существует оно также до сегодняшнего дня. Это движение «выросло из массовой борьбы против военной диктатуры генерала Г ейзеля в конце 1970-х годов» , а «официально было создано в 1984 году... Активисты MST захватывали неиспользуемые земли для создания кооперативных хозяйств и строительства школ и больниц»[19]. Движение открыто противопоставило себя власти. Его участники считают, что сами способны решать свои проблемы. «Бразильскую элиту, - говорит один из участников движения Жоау Педру Стедиле, - устраивает, когда люди организуются, чтобы выпрашивать подачки или отдавать ей голоса. То, чего она боится - это бедных, действующих во имя собственных идей. Если безземельные не организуются сами, никто не решит их проблем, даже левое крыло

4

правительства» .

В странах глобального Юга, в частности в ЮАР, в силу особенностей исторического развития континентальной Африки, картина несколько иная. Сквоттеры XXI века живут здесь в таких условиях, в которых европейские жители находились в «эпоху огораживаний». Вследствие политики неолиберализма, режима апартеида в 1970-х годах, а также вследствие выселения бедняков за территорию города, там активизировалось движение сквоттеров. Африканские сквоттеры создают сегодня поселения не только ради того, чтобы найти крышу над головой, но и организуют в них автономные от государственной власти структуры самоуправления. По наблюдению исследователей африканского сквоттерского движения О. Аксютиной и Д. Зеленовой, «протестуя против несправедливой политики, против своей исключенности из города, сообщество сопротивления становится формой сотрудничества и солидарности. Ежемесячные пособия в виде еды, ясли, организация детского досуга, коллективные огороды, домашний уход за больными, похоронные общества, организация безопасности, в том числе, и противопожарные патрули, - все это представляет собой свободную кооперацию людей, сотрудничающих добровольно на благо сообщества. В некоторых поселениях жители организовали комитеты, выступающие как органы самоуправления»[20]. Таким образом, в этой стране захват жилья с целью выживания, вследствие давления властей, сочетается с созданием автономного центра, стоящего в оппозиции правительству.

Формы заселения пустующих земель существуют также и в городском пространстве.

В XX веке город занимает главенствующее экономическое положение. В современных промышленных городах, где с давних времен скапливается большое количество обездоленного населения, происходят подобные захваты. Пример такого сквоттерства можно рассмотреть на примере послевоенного итальянского города Милан. «Голодные сельские жители южных районов страны в поисках работы устремляются в северные промышленные города. Жить им там негде, и они начинают захватывать пустующие помещения и образовывать в них сквоты-коммуны. Так, в

Милане в 1977 году в 50 захваченных зданиях ютилось около 200 постоянных и 35 тысяч временных поселенцев»[21].

Городские сквоттеры на территории Англии объединялись в группы под названием «движение Зорких» (от англ. Vigilante movement). В 1945 году многие солдаты, возвращавшиеся после войны, были обездолены, поэтому вынуждены были объединяться в группы и отвоевывать себе жизненное пространство. «Это были все военные бараки и объекты военно-воздушных сил, которые пустовали после войны. Люди въезжали в них и захватывали их, как и другие здания»[22] - рассказывает английский активист Джим. Сама жизнь диктовала такие формы захвата зданий.

В СССР, а в последствии и на постсоветском пространстве, сложилась иная специфика возникновения сквоттерской культуры. Первые сквоты здесь стали появляться в эпоху перестройки и были оппозицией разваливающемуся и ослабевавшему советскому строю. Советские сквоты отличались тем, что были пристанищем для творческой, богемной элиты страны. Г оворя о конце 1980-х годов, «речь идет уже о полноценных сквотах, где люди не только тусовались, но и генерировали идеи и воплощали замыслы в виде готовой продукции. Связанные в систему андеграунда как типологическую альтернативу официальной культуре, уличные тусовки, флэта[23] и сквоты являлись самодостаточным организмом, не тратившим время на противостояние пребывающему в летаргическом сне советскому

4

социуму...» .

В качестве существенной предпосылки сквоттерской культуры в СССР следует считать рок-музыку. Она выступает неким объединяющим началом,

в первую очередь, для «потерявшейся» молодежи бывшего Советского Союза и новых стран СНГ. В конце 1980-х годов в Санкт-Петербурге создается рок-клуб «TaMtAm», ставший крупным музыкальным и социальным центром, сплотившим вокруг себя большое количество неформальной молодежи. «Клуб «TaMtAm» напоминал сквот, - говорит автор фильма о клубе «TaMtAm» Лев Лурье, - Жили здесь неизвестно какие люди. С этой недвижимости не получали прибыли. Это была такая нон- профитная организация[24]»[25]. Всеволод Гаккель, владелец этого клуба, рассказывает: «Каждый вечер после окончания концерта у нас был большой длинный стол. И мы чай пили всегда - это было непременным атрибутом нашей деятельности. Готовили еду для всех страждущих» .

Подводя итог сказанному, заметим, что сквоттерство имеет богатую историю становления, и в каждых социальных общностях ее развитие идет неравномерно, по своему собственному историческому пути. Оно охватывает как городское, так и сельскохозяйственное пространство и на сегодняшний день является чрезвычайно пестрым социокультурным явлением.

<< | >>
Источник: А. С. Москвин. Феномен субкультуры сквоттеров. 2011

Еще по теме 1.2. Предпосылки зарождения сквоттерской субкультуры:

  1. СУБКУЛЬТУРА И КОНТРКУЛЬТУРА
  2. МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА
  3. Творческая составляющая субкультуры сквоттеров
  4. 2.Власть и образование субкультуры
  5. А. С. Москвин. Феномен субкультуры сквоттеров, 2011
  6. Глава 2. Социокультурные доминанты субкультуры сквоттеров
  7. Идеологические основы формирования субкультуры сквоттеров
  8. 9 . 2 . Зарождение и развитие кризиса в PR и продвижении
  9. Зарождение общественной жизни
  10. Зарождение философии
  11. Зарождение Рк в России
  12. 6. Зарождение интеракционизма
  13. ЗАРОЖДЕНИЕ египтологии
  14. Зарождение современной науки
  15. Зарождение общества знаний
  16. Зарождение чартистского движения.
  17. Франки Зарождение нации