<<
>>

ВОЕННЫЙ РЕЖИМ ГЕНЕРАЛА М. ЗИЯ-УЛЬ-ХАКА (1977-1988)

Очередной выход военных на государственную арену произошел, как обычно, в условиях экономических неурядиц и острейшей политической нестабильности. В то же время это был своеобразный ответ консервативных, традиционалистских сил общества на попытки его модернизации, предпринятые правительством З.А.
Бхутто. Правым удалось, умело используя недостатки и промахи правительства Бхутто, втянуть в борьбу с властями значительные массы трудящихся, общественности, некоторые демократические партии и организации. Результатом переворота в июле 1977 г. явилось усиление позиций части крупной буржуазии, земельной аристократии, традиционалистов. В их интересах проводилась политика режима М. Зия-уль-Хака. Были отменены или заморожены реформы, объявленные прежним правительством, проводился курс на ограничение государственного сектора в экономике, денационализацию предприятий (правда, робкую и непоследовательную), развитие частного предпринимательства. Во всех сферах пакистанского общества усиленно проводилась политика ис- ламизации. Режим М. Зия-уль-Хака имел ряд существенных отличий от прежних военных правлений. Прежде всего следует отметить длительность третьего военного режима, обеспеченную умелым использованием генералом опыта предшественников, стремлением избежать их ошибок, отказом копировать их действия в совершенно иных условиях. Судьба генерала А.М. Яхья Хана напоминала о том, сколь опасно доводить конфронтацию с Индией до военных действий. После переворота в 1977 г. политическая деятельность в стране была ограничена, но не запрещена, продолжали функционировать партии и общественные организации. Представители правых религиозно-общинных партий входили в состав правительства, а в реорганизованном 24 августа 1978 г. кабинете министров не было военных, кроме самого М. Зия-уль-Хака; кабинет, возглавляемый президентом, состоял из чиновников, крупных бизнесменов и членов Мусульманской лиги, организации Исламское общество, Общества мусульманских богословов, Пакистанской демократической партии. Только в конце 1979 г., когда позиции правительства достаточно укрепились и был физически устранен (казнен 4 апреля 1979 г.) самый опасный противник— 3.А. Бхутто, власти запретили деятельность политических партий, что фактически касалось демократических партий и Пакистанской народной партии. Возглавившие ПНП вдова ее лидера Нусрат Бхутто и дочь Беназир годы военного режима провели либо за тюремной решеткой, под домашним арестом, либо в эмиграции. Для правых партий запрет носил довольно условный характер, и они по-прежнему оказывали режиму поддержку. В период правления М. Зия-уль-Хака регулярно проводились выборы в органы местного самоуправления. Усиленно маневрировал режим и в других сферах. Содействуя развитию экономики, правительство пыталось посредством политики в области ценообразования и налогообложения несколько ослабить налоговое давление на широкие слои населения, не допустить слишком большого разрыва между ростом экономики и его результатами для трудящихся масс. В какой-то мере задачами социального характера было вызвано введение традиционных исламских налогов занят и ушр (главной причиной, конечно, были религиозные мотивы). Поступления от них шли на нужды наиболее обездоленной части населения и отчасти облегчали существование остро нуждающихся. Занят и ушр — это прямые налоги, введенные дополнительно к уже существующим. Они вели к определенным отчислениям средств имущих граждан на нужды инвалидов, вдов, сирот, нетрудоспособных и т.д. Разумеется, эта мера имела большой пропагандистский характер. Надо отметить, что правительство имело определенные возможности для социального маневрирования благодаря финансово-экономической помощи иностранных государств в тот период и значительным денежным переводам от массы пакистанцев, устремившихся на работу в страны Ближнего Востока. Но самым важным направлением политики режима генерала М. Зия-уль-Хака, которая представляла собой искусное маневрирование в масштабах всего государства, была, без сомнения, исламизация практически всех сфер жизнедеятельности пакистанского общества. Подчеркнем, что ни до, ни после этого подобного явления в Пакистане не было. Именно исламизация сыграла основную роль в том, что режим продержался так долго. М. Зия-уль-Хак умело использовал рост исламистских настроений со второй половины 1970-х годов во всем мусульманском мире, включая и Пакистан, в котором к этому времени уже исчерпал себя общепакистанский национализм как идеология широких масс, надеявшихся на лучшую жизнь в «своем» государстве. Пакистанский национализм при Зия-уль- Хаке оказался в еще большей степени пропитан исламской идеологией. В стране по существу сложилась новая государственная идеология, весьма близкая исламизму. Руководители страны хорошо понимали, что широкие массы привлекают прежде всего эгалитаристские положения, содержащиеся в исламе. Поэтому целью своей политики власти объявили создание «подлинного исламского общества», общества «всеобщего равенства и благоденствия», свободного от недостатков и пороков современности. В практической и пропагандистской деятельности внимание обращалось на уменьшение разрыва между бедными и богатыми, создание «подлинно исламских органов власти», «очищение общества» от таких явлений, как употребление алкоголя, азартные игры, порнография и т.д., а также введение жестоких исламских наказаний за некоторые виды «безнравственных» и уголовных преступлений (супружеская неверность, воровство, мошенничество и т.д.). В сфере государственного строительства «истинно исламским» был объявлен созданный в 1982 г. Маджлис-и-шура (Совещательное собрание), заменивший парламент. Его члены назначались президентом. В случае же восстановления выборного процесса избирательное право следовало предоставлять не всем, а только «настоящим», «правоверным» мусульманам. Военный режим восстановил раздельную систему выборов по религиозным общинам. Вооруженным силам была вменена в обязанность защита не только границ государства, но и его идеологии, т.е. ислама. Учрежденный в 1980 г. Федеральный шариатский суд определял соответствие действующих или принимаемых законов принципам ислама и решал уголовные дела, по которым применялись традиционные наказания. Особенно большое внимание уделялось идеологической обработке вооруженных сил. Ислам был положен в основу воспитательной работы при обучении военнослужащих. В армии были введены те же запреты и ограничения, предусмотренные шариатом, что и во всей стране. Муллы в подразделениях были возведены в ранг религиозных учителей, а ислам включен в качестве основного предмета в программы обучения личного состава. Урду заменил в армии английский язык. Исламская идеология была положена в основу разработки военной политики. Вопросы военной стратегии увязывались с концепцией джихада. Глубоко изучалась мусульманская военная история. При наборе на военную службу и продвижении по карьерной лестнице в армии важную роль играло соблюдение военнослужащими религиозных правил и обычаев. Вот почему на рубеже XXI в. был так велик процент связанных с фундаментализмом представителей комсостава, особенно высшего ранга, начинавших службу при Зия-уль-Хаке. Поскольку военные полностью контролируют все, что связано с атомным оружием, отмеченный факт в какой-то мере объясняет существование связей пакистанских ядерщиков с некоторыми мусульманскими странами. Огромное внимание уделялось проникновению ислама в духовную и культурную жизнь пакистанцев, в систему образования. Все учебники в школах и вузах были пересмотрены с точки зрения их соответствия исламу. В 1980 г. был открыт Исламский университет в столице. В течение 1983 и 1984 гг. к работе приступили около двенадцати тысяч школ при мечетях (медресе). Росту исламизации в Пакистане и в его вооруженных силах содействовала постоянная конфронтация с Индией, союз с моджахедами Афганистана, поддержка экстремистов в Кашмире. Пакистанские спецслужбы и главная из них— Объединенная военная разведка (ОВР)— помогали появлению военизированных исламорадикальных организаций для подрывной деятельности в Кашмире и Афганистане. Среди этих террористических организаций следует назвать Пакистанскую Сипах-и сахаба-и Пакистан (Армию сподвижников Пророка), Харкат-уль- муджахеддин (Движение борцов за веру), Сипах-и Мухаммад (Армию Мухаммада) и др. Большую роль для Пакистана в рассматриваемый период сыграли известные события в соседнем Афганистане. Исламабад полностью поддерживал муджахе- дов в их войне с правительством Кабула и советскими войсками. Пакистан тогда превратился в настоящее прифронтовое государство: на его территории находились штаб-квартиры основных политических партий — противников Кабула, базы и лагеря по подготовке афганских боевиков, через Пакистан поступало для них оружие из США и других западных стран. Были практически сняты все введенные прежде ограничения на отношения с Пакистаном в связи с развитием там военной ядерной программы и нарушением прав человека. И хотя эти обстоятельства не утратили актуальности, с начала 1980-х годов Запад начал налаживать широкие финансово-экономические и военно-политические связи с Пакистаном. США дважды объявляли о предоставлении ему крупных займов на военно-экономические цели— в июне 1981 г. на сумму в 3,2 млрд. долл, и в марте 1986 г. — на 4,02 млрд. Большие средства шли из других западных стран, международных финансово-экономических организаций. Укреплялись связи Пакистана с богатыми мусульманскими странами Ближнего и Среднего Востока. В подобной обстановке Исламабаду удалось различными путями, в том числе через подставные фирмы, приобрести почти все необходимое для производства ядер- ного оружия. Однако, несмотря на значительные размеры иностранной помощи, большие денежные поступления от пакистанцев, работавших в странах Персидского залива, благоприятные погодные условия и т.д., экономическое положение Пакистана оставалось тяжелым. Росли дефицитное финансирование, внешняя задолженность, инфляция и цены на товары первой необходимости. Внешний долг страны в 1982 г. составил 12 млрд. долл. Иностранная военная помощь не только не уменьшила собственные военные расходы Пакистана, но, наоборот, стимулировала их рост. Именно в период существования режима М. Зия-уль-Хака была проведена основная работа по созданию атомного оружия, начатая еще при З.А. Бхутто. Руководитель военных ядерных программ А. Кадир Хан отмечал, что в 1985 г. все было готово для проведения ядерного взрыва. События в Афганистане вызвали большой поток беженцев, которые разместились главным образом на северо-западе Пакистана. Число иммигрантов превысило 3 млн. человек. В тесной связи с афганскими событиями в Пакистане возникла еще одна проблема — наркотики. Пакистан превратился в одного из основных участников международного наркобизнеса, а наркомания в самой стране приобрела опасные размеры. Несколько лет Пакистан отказывался от всяких дипломатических контактов с Кабулом. Однако обстановка в стране и позиция ООН вынудили Исламабад начать в июне 1982 г. непрямые переговоры с правительством Афганистана. Переговоры проходили в Женеве при участии и посредничестве личного представителя генерального секретаря ООН. Завершились они в апреле 1988 г., когда обе стороны подписали соглашение, по которому взяли на себя обязательства «уважать суверенитет друг друга и не вмешиваться во внутренние дела друг друга». Гарантами этого и других Женевских соглашений выступили СССР и США. В соответствии с этими соглашениями Советский Союз 15 мая 1988 г. начал вывод своих войск из Афганистана и 15 февраля следующего года завершил его. Пакистан постоянно нарушал достигнутые соглашения и продолжал по-прежнему оказывать всестороннюю поддержку афганской оппозиции. Длительное пребывание военных у власти вызывало недовольство различных групп населения. В оппозиции режиму находилась демократически настроенная общественность, требовавшая восстановления представительных органов управления. Недовольна была значительная часть политической элиты страны, отстраненная от государственной власти. В рядах оппозиции были многие профессиональные группы, права которых ущемлялись военным режимом. Активно выступали многочисленные и влиятельные в стране юристы, сфера деятельности которых была сужена работой военных судебных органов и исламизацией судопроизводства. В антиправительственном движении важную роль играли женские организации, поскольку политика военных властей, поддержанная фундаменталистами, была направлена на ограничение участия женщин в общественно-политической деятельности. Оппозиционное движение в стране протекало на фоне растущего недовольства условиями жизни широких слоев пакистанского населения. В период правления военного режима М. Зия-уль-Хака в различных районах страны происходили выступления студентов, рабочих, служащих, представителей интеллигенции, религиозных и национальных меньшинств. Наиболее массовым по размаху и острым по форме было антиправительственное движение во второй половине 1983 г., основной базой которого был Синд, где режим М. Зия- уль-Хака вызывал наибольшую неприязнь. Против восставших были брошены вооруженная полиция и регулярные воинские части, нередко применялась авиация. «Наведение порядка», сопровождавшееся многочисленными жертвами, затянулось на многие месяцы и завершилось лишь в начале 1984 г. После этого власти сочли целесообразным начать медленную трансформацию открытой военной диктатуры в гражданский режим с представительными формами правления. Начало преобразованию военного режима положил проведенный 19 декабря 1984 г. референдум об одобрении проведения политики исламизации. Как следствие положительного результата, а иного и быть не могло, было объявлено «избрание» М. Зия-уль-Хака президентом на следующее пятилетие. В феврале 1985 г. состоялись выборы в Национальное собрание и законодательные собрания провинций; в марте был сформирован сенат. Все эти выборы проводились на непартийной основе, в условиях военного положения; власти контролировали избирательную кампанию на всех этапах ее подготовки и проведения. Оппозиционные организации бойкотировали выборы. Естественно, большинство членов законодательных органов было лояльно к режиму; из их числа были сформированы кабинеты министров в центре и в провинциях. Главой центрального правительства стал малоизвестный тогда политический деятель из Синда М.Х. Джу- неджо. Депутаты правительственного большинства вступили в Мусульманскую лигу, которую он и возглавил. Правящей партии противостоял созданный еще в 1981 г. блок основных оппозиционных партий (решающую роль в нем играла ПНП) — Движение за восстановление демократии (ДВД). Основным его требованием были немедленная отмена военного режима и восстановление гражданского правления. Готовясь к отмене военного положения, М. Зия-уль-Хак в течение 1985 г. провел через послушный ему парламент ряд поправок к конституции 1973 г., которые существенно расширили президентские полномочия. Особенно важной была 8-я поправка, которая передавала президенту основные полномочия, бывшие в руках премьер-министра, согласно первоначальному тексту Основного закона, и делала его таким образом первым лицом во властной иерархии. После этого 30 декабря 1985 г. военное положение было отменено. Президент Зия-уль- Хак при этом остался на действительной военной службе и сохранил пост начальника штаба армии. Впервые в истории Пакистана в условиях гражданского правления в руках одного человека оказалась сосредоточена высшая гражданская и военная власть. Несмотря на принципиальную близость президента и главы правительства по основным государственным проблемам, между ними существовали и определенные расхождения по ряду вопросов. Наиболее существенными были различия в подходе к афганской проблеме. Президент и его окружение занимали более жесткую позицию, поддерживали наиболее экстремистские круги афганской оппозиции. Расхождения по этой проблеме усилились на завершающей стадии афгано-пакистанских переговоров в Женеве и в отношении выполнения достигнутых соглашений. 29 мая 1988 г. президент распустил законодательные органы и уволил в отставку центральное и провинциальные правительства, возложив на них ответственность за острые социально-экономические проблемы, рост коррупции, спекуляции, преступности. М. Зия-уль-Хак сам возглавил сформированное им новое правительство страны и назначил на 16 ноября всеобщие выборы на непартийной основе. В дальнейший ход событий вмешался трагический случай (по некоторым сведениям, тщательно подготовленный)— 17 августа 1988 г. президент вместе с группой высших военачальников и американским послом в Пакистане погиб в авиакатастрофе.
<< | >>
Источник: Р.Б. Рыбаков. История Востока : В 6 т .Т. 6 : Восток в новейший период (1945-2000 гг.). 1995

Еще по теме ВОЕННЫЙ РЕЖИМ ГЕНЕРАЛА М. ЗИЯ-УЛЬ-ХАКА (1977-1988):

  1. АВТОРИТАРНЫЙ РЕЖИМ З.А. БХУТТО (1971-1977)
  2. ВОЕННЫЙ РЕЖИМ БРАТЬЕВ АРЕФ (ноябрь 1963 — июль 1968 г.)
  3. Барт, Эрнст Эмиль П?уль (Barth, Ernst Emil Paul), 1858–1922, Германия.
  4. Военный переворот в Аргентине и буржуазная революция в Бразилии
  5. «Серый генерал»
  6. МЕЖДУНАРОДНЫЙ ВОЕННЫЙ ТРИБУНАЛ
  7. ВОЕННЫЙ ГЕНИЙ
  8. Генерал Хойт Ванденберг
  9. РЕСПУБЛИКА (1969-1977)
  10. ПОРАЖЕНИЕ ИНК(И) НА ВЫБОРАХ 1977 г.
  11. ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСАДДЫКА И ВОЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ
  12. Генерал Рохлин разоблачает
  13. Генерал Уильям Донован
  14. Опора французских спецслужб — генерал Дюпон
  15. Военный склад ума: становление личности офицера
  16. ДЖАМАХИРИЯ КАК ЛИВИЙСКАЯ МОДЕЛЬ НАРОДОВЛАСТИЯ (1977-2000)
  17. § 1. РАННИЙ «РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ». 1964-1977
  18. Генерал Французской республики
  19. Кавказская эпопея генерала Гладышева