<<
>>

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ТУРЦИИ в 1980-1990-е годы

Переход с 1988 г. к стимулирующей фискальной политике уже в следующем году принес ощутимые результаты, обеспечив рост экономики на 9,2%. Однако в 1991 г. экономическая конъюнктура ухудшилась из-за начала войны в Персидском заливе.
1992 и 1993 годы ознаменовались весьма высокими темпами роста— соответственно 6,4 и 8,1%. Но на протяжении всего рассматриваемого периода среднегодовые показатели инфляции превышали уровень 40%, средний для 1984-1987 гг. Наблюдавшаяся в турецкой экономике ситуация характеризовалась сочетанием высоких темпов роста и инфляции. Турецкий пример подтверждает отмеченную в экономической теории возможность долгосрочного компромисса, когда темпы роста производства устойчивы, в условиях прогнозируемой инфляции. Тем не менее экономический рост сопровождается нарастанием определенных негативных тенденций, прежде всего в финансовой сфере. Обратившись к проведению стимулирующей фискальной политики, Турция по существу сознательно пошла по пути увеличения дефицита консолидированного бюджета: его отношение к ВНП после 1989 г. не опускалось ниже 3%, а максимального значения в 6,7% достигло в предкризисном 1993 г. При этом основной акцент был сделан на расширении выпуска государственных ценных бумаг с целью привлечения заемных источников для финансирования возросших расходов. В 1989 г. Турция завершила либерализацию национального финансового рынка, нацеленную как на беспрепятственное приобретение государственных ценных бумаг нерезидентами страны, так и на свободное использование любых форм иностранных кредитов национальными банками. Расширение заемной деятельности государства повысило спрос на национальную валюту, а наблюдавшийся приток краткосрочного иностранного капитала способствовал еще большему укреплению лиры. Ситуация на валютном рынке отвечала интересам иностранных инвесторов, обеспечивая им сохранение прибыли при обратной конвертации турецких лир в доллары.
Но повышение реального курса национальной валюты стало дополнительным фактором снижения темпов роста турецкого экспорта. На протяжении 1990-х годов они составили 13,5% в год. Одновременное удешевление импорта вело к его активному росту. В результате возрос дефицит по текущим операциям платежного баланса: если в 1989 г. Турция имела избыток валютных доходов в размере свыше 900 млн. долл., то в 1993 г. был зафиксирован дефицит в 6,4 млрд, долл., что соответствовало 3,6% ВНП. Хроническая дефицитность системы госфинансов позволяла более или менее успешно размещать на рынке лишь высокодоходные государственные бумаги с короткими сроками погашения, что делало весьма обременительным выплату процентов по государственному долгу. По мере роста процентных расходов все меньшая их часть могла обеспечиваться за счет обычных бюджетных поступлений и заемная деятельность государства все больше строилась на принципах «финансовой пирамиды» с перспективой неизбежного банкротства. Поводом для развития в конце 1993 г. кризисной ситуации стало то, что с 1991 г. начался постепенный отход от политики роста реального курса лиры. Это было продиктовано необходимостью ограничить рост дефицита по текущим операциям платежного баланса. В качестве компенсирующей меры казначейство пошло на дополнительное увеличение доходности по краткосрочным обязательствам. В результате значительно ухудшилось соотношение между объемом привлеченных краткосрочных займов и процентных выплат по ним. В конце 1993 г. правительство объявило о снижении доходности по ценным государственным бумагам, после чего начался стремительный вывод краткосрочного иностранного капитала из экономики Турции: его отток в 1994 г. составил порядка 7 млрд. долл. Смещение акцента в дефицитном финансировании с внутренних займов на авансы Центрального банка увеличило глубину неизбежного в сложившейся ситуации падения курса лиры (на 170%). С целью вывода страны из валютно-финансового кризиса правительство разработало стабилизационную программу, получившую название «Решения от 5 апреля».
Базовым принципом стабилизации объявлялся «переход от государства, которое занимается производством и распределением субсидий, к государственной структуре, которая поощряет действие рыночного механизма всеми своими законами и органами и одновременно заботится о сохранении социального баланса». Стабилизацию госфинансов предполагалось обеспечить через осуществление мер по сокращению расходов и увеличению доходов. С целью сокращения расходов предусматривалось отказаться от повышения заработной платы гражданским госслужащим, от создания новых рабочих мест и от найма на пустующие вакансии в государственном секторе. Намечалось также сократить инвестиционные расходы консолидированного бюджета, отказавшись от развертывания новых проектов и сократив финансирование всех текущих проектов, за исключением подлежавших завершению в течение 1994 г. Последовательное проведение в жизнь «Решений от 5 апреля» продолжалось недолго. Уже в 1995 г. правительство пошло на увеличение зарплаты некоторым категориям занятых в госсекторе, а в 1996 и 1997 гг. эта тенденция получила дальнейшее развитие. Деятельность коалиционного правительства Партии верного пути и Партии благоденствия характеризовалась возвратом к стимулирующей бюджетной политике и неизбежно связанной с ней инфляцией. В период его пребывания у власти (с середины 1996 до середины 1997 г.) в полной мере проявила себя отмеченная в экономической литературе способность политических факторов (опора на экономический популизм) осложнять проведение ограничительной фискальной политики. Что касается макроэкономической динамики, то кризис 1994 г. (падение ВНП на 6%) сменился в 1995 г. подъемом на 8%. В течение двух последующих лет ВНП возрастал на 7,1 и 8,3% соответственно. Инфляция, измеренная на базе динамики оптовых цен, в 1994 г. достигала 107%, а в 1995-1997 гг. она колебалась в пределах 85-91%. Отношение же дефицита консолидированного бюджета к ВНП увеличилось до 8,3% в 1996 г. и 7,6% в 1997 г. против 4,0% в 1995 г. Вновь обострилась проблема обслуживания государственного долга: процентные выплаты в структуре расходов консолидированного бюджета оставались на угрожающе высоком уровне — от 30% и выше.
Пришедшее к власти в июле 1997 г. правительство М. Йылмаза оказалось перед необходимостью проведения жесткой финансово-бюджетной политики для достижения финансовой стабилизации. Для этого, в частности, был принят новый налоговый кодекс, нацеленный на увеличение бюджетных доходов. Инфляция в 1998 г., хотя и превысила запланированный уровень, оказалась ниже, чем в предыдущем году, а темпы экономического роста несколько превзошли запланированные, составив 3,9%. Вместе с тем розничные цены выросли за год на 50%. В 1999 г. продолжилась политика финансовой стабилизации и неизбежно связанного с ней сжатия внутреннего рынка. Но экономическую ситуацию ухудшило разрушительное августовское землетрясение. Из неблагоприятных внешних факторов следует упомянуть валютно-финансовый кризис в России 1998 г., которая к моменту его развития с учетом «челночных» операций стала основным внешнеторговым партнером Турции. Отношение дефицита консолидированного бюджета к ВНП по итогам 1999 г. вместо намечавшихся 7% составило почти 12%, а инфляция вместо 44% — 56%, ВНП сократился на 6,4%. Антиинфляционные меры турецких властей получили позитивную оценку Запада, который не разделял мнения об инфляции как своеобразном способе стимулирования деловой активности. Одновременно осознание негативных сторон инфляции произошло и в Турции. В ретроспективном обзоре журнала «Capital» в июле 2000 г. два последних десятилетия XX в. характеризовались как период экономического развития по принципу «стой-иди», отмечалось, что среднегодовой прирост был менее 4%. По мнению авторов обзора, в дальнейшем Турции были необходимы стабильные темпы роста при снижении инфляции до значений, выражающихся однозначными цифрами. Начиная с 2000 г. поддержка Турции Западом приняла форму кредитного содействия в выполнении принятых ею на себя обязательств в сфере макроэкономической политики. Эти программные обязательства были изложены в «Письме о намерениях» от 9 декабря 1999 г. за подписью главы Центрального банка Турецкой Республики Г.
Эрчеля и государственного министра экономики Р. Онала. В качестве главной цели экономической программы провозглашалось подавление инфляции и создание лучших перспектив для роста и обеспечения более высоких жизненных стандартов для всех слоев населения. Тремя основными пунктами программы являлись урегулирование проблем финансовой сферы, более высокая прогнозируемость динамики валютного курса и структурные реформы в экономике. В области фискальной политики основными задачами провозглашалось обеспечение первичного профицита системы госфинансов в 2000 г. в размере 2,2% ВНП, более эффективная политика по управлению государственным долгом. Среднегодовой уровень инфляции по итогам 2000 г. предполагалось снизить до 25%. В качестве «якоря» в процессе финансовой стабилизации был избран валютный курс, который по существу был объявлен фиксированным и должен был меняться в режиме «ползущей привязки» (речь идет о заранее спланированных во времени и по размерам масштабах девальвации). Для обеспечения предсказуемости валютного курса рост внутренних активов Центрального банка был ограничен ростом его валютных резервов. Структурные реформы рассматривались как совокупность мероприятий, направленных на укрепление государственных финансов посредством ликвидации неравномерности в распределении налогового бремени, неоправданных трат, в том числе связанных с действовавшей в стране неэффективной системой поддержки сельхозпроизводителей. В первой половине 2000 г. Турции удалось добиться заметных успехов в борьбе с инфляцией: рост оптовых цен за период с января по апрель составил 16,2%, достигнув самого низкого уровня за аналогичный период на протяжении предшествующих 13 лет. Кроме того, отмеченный показатель был ниже соответствующего за первые четыре месяца 1999 г.— 17,2%. Снижение процентной ставки вызвало оживление производства и потребительского спроса, что одновременно с благоприятными условиями импорта обеспечило рост экономики по итогам года в 6,1%. Но со второй половины года темпы снижения инфляции стали отставать от запланированных: дефлятор ВНП по итогам 2000 г.
составил 0,52 вместо запланированных 0,43. В условиях фиксированного валютного курса это означало удорожание турецкой лиры, которое и привело к росту спроса на импортные товары. Данная тенденция наложилась на повышение мировых цен на энергоносители. Поэтому дефицит по текущим операциям платежного баланса к концу года значительно опередил запланированный уровень в 1,8% ВНП, составив 4,8%. В результате усилилось беспокойство на национальном валютном рынке, поскольку оказалась под сомнением способность правительства твердо придерживаться запланированной политики валютного курса. В сложившейся ситуации иностранные инвесторы стали проявлять большую осторожность в отношении финансового рынка Турции, и во второй половине 2000 г. приток средств извне сократился. Снижение темпов прироста денежной массы породило проблемы с банковской ликвидностью. Это повлекло за собой рост краткосрочных процентных ставок. В результате еще более возросла тревога иностранных инвесторов в связи с будущим стабилизационной программы, проявившаяся в оттоке капитала из страны. Для нормализации ситуации в ноябре 2000 г. ЦБ Турецкой Республики провел валютные интервенции в объеме 6 млрд. долл. В конце 2000 г. с целью недопущения развития кризиса были предприняты попытки по ускорению структурных реформ. Кроме того, важную роль сыграло достижение соглашения с МВФ о выделении 7,5 млрд. долл, для увеличения официальных валютных резервов. Частично достигнутая стабилизация финансового рынка была нарушена разногласиями во властных структурах. В результате общество вновь утратило доверие к проводимой стабилизационной программе, турецкая лира стала подвергаться массированным атакам. 19 февраля 2001 г. спрос на доллары достиг 7,6 млрд, долл., в результате чего ЦБ объявил о переходе к «плавающему» валютному курсу, что было равносильно объявлению неконтролируемой девальвации. Валютно-финансовый кризис 2001 г. был обусловлен теми же причинами, что и кризис 1994 г.: сохранявшейся несбалансированностью в сфере госфинансов, привлечением краткосрочных иностранных инвестиций в целях финансирования дефицита бюджета, зависимостью национальной экономики от колебаний в поступлениях внешних источников финансирования. Однако, по мнению ряда турецких исследователей, кризис 2001 г. оказался гораздо более драматичным. С 1987 г. частный сектор уверенно лидировал в инвестиционном процессе. Анализ нормы инвестиций на протяжении 1980-1990-х годов позволяет с достаточной объективностью ответить на вопрос, насколько успешно удалось заместить инвестиционную активность государства вложениями частного сектора. То обстоятельство, что показатель средней нормы валовых инвестиций на протяжении 1987-1999 гг.— 24,7%— оказался выше среднего показателя для 1980- 1986 гг. — 22,5%, позволяет утверждать, что частный сектор в условиях макроэкономической конъюнктуры данного периода показал себя вполне состоятельным для выполнения функции основного инвестора. Правда, инвестиционная активность частного сектора в немалой степени была достигнута за счет нарушения баланса в сфере государственных финансов. Поэтому важным тестом на устойчивость частного сектора станет динамика его инвестиций в условиях достижения финансовой стабилизации. 1980-1990-е годы стали периодом довольно последовательного осуществления политики приватизации государственных предприятий. В стране происходило постепенное развитие законодательной базы для осуществления глубоких институциональных изменений. Важной вехой на этом пути стало принятие в 1994 г. Закона о приватизации № 4046. Его отличительной особенностью стала разработка системы мер по нейтрализации негативных социальных последствий продажи государственных предприятий. Принятие закона сделало реально возможной передачу в частные руки не только принадлежавших государству пакетов акций в смешанных компаниях, но и крупнейших государственных предприятий. В результате массовый характер приобрела прямая продажа государственной собственности частным юридическим и физическим лицам. Если в 1986-1993 гг. методом прямой продажи было обеспечено всего лишь 0,3% доходов от приватизации, то в 1995 г. — уже 21,4%, а в 1999 г. прямая продажа обеспечила около 30% доходов, став одним из основных способов их аккумулирования. Данные Всемирного банка позволяют оценить масштаб структурных изменений, произошедших в турецкой экономике в связи с приватизацией в 1990-е годы. Отношение добавленной стоимости, созданной на предприятиях государственного сектора, к ВВП сократилось с 6,5% в 1985-1990 гг. до 5% в 1990-1997 гг.; в 1985-1990 гг. на них приходилось свыше 27% всех инвестиций, а в 1990— 1997 гг. — 13,8%. В 1985-1990 гг. на госпредприятиях трудилось 3,7% от общего числа занятых, а в 1990-1997 гг. — 2,9%. Нет сомнения, что в целом правящая элита Турции добилась к концу 1990-х годов немалых успехов в реализации одного из главных условий создания в стране рыночной экономики — приватизации государственных предприятий. За истекшие годы ликвидирована правовая и фактическая монополия государства в экономике, частное предпринимательство контролирует производство в текстильной и пищевой отраслях, сборку и производство автомобилей, бытовой электротехники и электроники, полиграфическую промышленность, индустрию туризма, торговлю, строительство, крупные финансовые учреждения, включая банки и различные фонды. Вместе с тем по разным причинам, и финансовым, и политическим, и военно-стратегическим, в начале XXI в. за государством остается контроль, полный либо частичный, над энергетикой, железнодорожным, морским, воздушным, трубопроводным транспортом, портовым и аэродромным хозяйством, оборонной промышленностью, связью. Государство в значительной мере контролирует также закупки зерна, табака, чая, производство спиртоводочной продукции, сахара, поставки в агросферу техники и химудобре- ний, элитных семян и скота и т.д. Крупнейшими государственными банками Турции помимо Центрального оставались старейшие в стране Сельхозбанк и Народный банк. Объем валового национального продукта Турции в 1998 г. достиг 204,6 млрд, долл., а показатель подушевого ВНП по текущему обменному курсу составил 3259 долл. Это впервые позволило отнести Турцию, по классификации Всемирного банка, к числу стран со средневысоким доходом (выше 2935 долл.). Подушевой ВВП по паритету покупательной способности в 1998 г. достиг 6508 долл. В 1999 г. валовой национальный продукт, исчисленный по текущему обменному курсу, снизился до 185,2 млрд. долл. Соответственно показатель подушевого ВНП составил 2879 долл, по текущему обменному курсу и 6326 долл, по паритету покупательной способности. Динамика экономического роста Турции в конце 1990-х годов свидетельствовала о том, что ее положение в группе стран со средневысоким доходом пока еще непрочно. Отраслевая структура ВВП характеризовалась, как уже отмечалось, преобладанием стоимости продукции промышленности над стоимостью продукции сельского хозяйства. В 2000 г. в структуре ВВП, рассчитанного в текущих ценах, 14,5% приходилось на сельское хозяйство, 23,1%— на индустрию, 62,4%— на сферу услуг. При выявлении типологической принадлежности национальной экономики анализ отраслевой структуры ВВП необходимо дополнить анализом отраслевой структуры занятости, а также структуры экспорта. В 2000 г. доля занятых в сельском хозяйстве по-прежнему превышала процент занятых в промышленности — соответственно 34,9 и 18,2%, около 47% были заняты в третичном секторе. Что касается структуры турецкого экспорта, то она характеризовалась заметным преобладанием доли промышленных изделий: на них приходится около 90% всей стоимости экспорта, хотя уровень их технологической сложности в основном был невысок. Сохранение высокого уровня занятых в сельском хозяйстве, несмотря на преобладание промышленных изделий в структуре валового продукта и экспорта, позволяет охарактеризовать турецкую экономику как находящуюся на пути трансформации в экономику промышленно-аграрного типа. Усилия по наращиванию экспорта, предпринимавшиеся в Турции в последние десятилетия, не обеспечили решение проблемы хронической дефицитности внешней торговли страны, хотя отношение экспорта к импорту заметно повысилось по сравнению с началом 1980-х годов. К числу основных факторов несбалансированности экспорта и импорта следует отнести объективно обусловленное сокращение объемов поддержки экспорта, а также издержки, обусловленные началом действия с 1996 г. таможенного союза Турции и ЕС. На протяжении 1980-1990-х годов наблюдался рост внешней задолженности Турции. При этом происходили определенные изменения в структуре внешнего долга страны с точки зрения как срочности, так и его распределения между государственным и частным секторами. На рубеже XX и XXI вв. основным фактором роста внешней задолженности стали стабилизационные кредиты МВФ. Однако наиболее существенно то, что с конца 1990-х годов общая сумма внешнего долга (по состоянию на 2000 г. — 118 млрд, долл.) заметно превосходила критическую для стран со средней задолженностью (по классификации Всемирного банка) отметку в 50% ВНП.
<< | >>
Источник: Р.Б. Рыбаков. История Востока : В 6 т .Т. 6 : Восток в новейший период (1945-2000 гг.). 1995

Еще по теме ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ТУРЦИИ в 1980-1990-е годы:

  1. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ТУРЦИИ в 1960-1970-е годы
  2. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ТУРЦИИ в 1960-1980 гг.
  3. Развитие арабо-израильского конфликта в 1980-е годы
  4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ МССР. 1960 - 1990 гг.
  5. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ГОСУДАРСТВ РЕГИОНА В 40–50-Е ГОДЫ
  6. Современный этап (1980-е годы — настоящее время)
  7. § 5. РОССИЙСКАЯ КУЛЬТУРА В 1990-е ГОДЫ
  8. АЛЖИР в 1990-е годы
  9. 1.4. Рост наркотизма в 1970-1980-е годы и политика «войны с наркоманией»
  10. ВОСТОК В ПОСТБИПОЛЯРНОМ МИРЕ (конец 1980-х — 2000-е годы)
  11. Кристол, Каган и 1990-е годы
  12. 1.5. Основные тенденции антинаркотической политики в России в 1990-е годы
  13. ПОСТКРИЗИСНЫИ ПЕРИОД В ЛИВАНЕ. 1990-е годы XX в.
  14. СЛОЖНОСТИ ВНУТРЕННЕЙ ПОЛИТИКИ КОРОЛЯ ХУСЕЙНА в 1990-е годы
  15. РЕВОЛЮЦИОННЫЙ ЭТАП (1960-1990-е годы)
  16. ГОДЫ СТРУКТУРНЫХ КРИЗИСОВ И ПОИСКИ ВЫХОДА из них (1974-1990)
  17. 2.3. Основные особенности антинаркотической политики в Ульяновской области в 1990-е годы
  18. Глава 2 Трансформация системы антинаркотической политики в Ульяновской области в 1990-е годы
  19. РЕШЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ (1990-2000)