<<
>>

Советская власть в Руськой Крайне

Выше уже отмечалось, что в 1919 году в Подкарпатье советская власть продержалась всего 40 дней. Вслед за отставкой правительства Беринкеи — Ка- ройи, созданием Объединенной социалистической партии и провозглашением Венгрии советской республикой 21 марта 1919 года в течение следующих трех дней советская власть была распространена и в Закарпатье. Эта бескровная революция, ее результаты были поддержаны большинством населения края. Обнищавшее в годы войны и революций, оно надеялось на быстрое улучшение своего положения.
Даже Магочий не смог обойти эту проблему, но писал о ней в основном в негативном плане. Утверждая, что советская власть «не пустила глубоких корней» в массах, что якобы она была установлена только в Берегском округе около Мукаче- ва и так далее, а Гуцульская республика, по его мнению, контролировала большую часть Мараморошского комитата1. Трудно сказать, чем вызвана такая необъективность — отсутствием у автора материалов, которые позволили бы применить научный подход, или желанием преднамеренно исказить действительность. Ученые Ужгородского университета М. Троян и Б. Спивак основательно изучили эту проблему и опубликовали совместную книгу2. Причем Троян, автор монографии по истории Венгерской коммуны, хорошо знал не только венгерские архивы. Он, житель Мукачева, основательно изучил материалы Мукачевского филиала ЗОГА, собрал и записал воспоминания участников событий и сдал их на хранение в тот же филиал. Между прочим, Магочий, упоминая проект конституции Руськой Краины, не счел нужным сказать, что первой конституцией в истории Венгрии была конституция, провозглашавшая ее Венгерской федеративной республикой, в состав которой на правах члена федерации входила и Руськая Краина. Троян и Спивак в своей совместной работе доказали, что в течение трех дней (22—24 марта) советская власть была установлена почти на всей территории Закарпатья. В том числе во всех семи округах Берегского комитата; на всей территории Угочанского комитата (в трех округах); на большей части Ужанского комитата (в Середнянском округе, частично на территории Великоберезнянского и Пе- речинского округов — центр обоих временно находился в Турья Реметах); в 37 из 46 сел Великокапушанского округа и частично в Ужгородском округе с центром в Чопе. (Остальная территория Ужанского комитата была оккупирована чехословацкими войсками.) Кроме того, на территории Мараморошского комитата в Хустском, Должанском, Воловском, Тя- чевском, Тересвянском округах и частично в Тисодолинянском, то есть в тех населенных пунктах, где еще не было румынских оккупационных войск3. В исторической литературе подробно изучен и описан процесс создания советских органов в Закарпатье. Определяя роль советов, их исполкомов и директо- риумов (сельских, городских, комитат- ских), установлено, что в ходе выборов, проведенных в апреле, окружные (в понятии районных) рады избирались представителями сельских рад, а они создавали свои исполкомы. В округах директо- риумов не было. Уполномоченные окружных рад избирали советы комитатов, а те свой исполком и директориум. Избранные советы по социальному составу не были однородными. Советы комитатов избирали делегатов и на Всевенгер- ский съезд советов. Членами Всевенгер- ского исполнительного комитета были избраны семь выходцев из Закарпатья4. Историки в своих трудах перечислили поименно почти всех активных участников тех событий всех уровней.
Наименование края — Руськая Краи- на — сохранилось и при советской власти, как и личный состав служащих (кроме одиозных фигур). Еще за несколько дней до провозглашения советской власти в Венгрии министр по делам Руськой Краины Орест Сабо, убедившись в невозможности удержать Закарпатье в составе Венгрии, подал в отставку. На его место в должности народного комиссара по руським делам 25 марта 1919 года Революционный правительственный совет Венгрии назначил занимавшего при правительстве Каройи пост губернатора Руськой Краины адвоката Августина (Агоштона) Штефана5. Судя по его публичным выступлениям, в том числе и на заседаниях венгерского правительства, он быстро переориентировался и выступал в духе «истинного» социалиста. (Но он еще долго оставался мадьяроном и только в 1925 году возвратился из Польши, куда бежал, спасаясь от чешских войск, в Чехословакию, где стал депутатом чехословацкого парламента от аграрной партии.) Находясь в Будапеште, он пытался проводить в Закарпатье собственную политику: стремился лишить новые органы власти, избранные на местах в апреле, их полномочий и реанимировать избранное в начале марта, еще при старой власти, собрание в качестве законодательного органа. Он предпринял две попытки собрать его заседание, но из-за крайне правых позиций его членов они закончились безуспешно. Проявив настойчивость, Штефан на одном из заседаний Революционного правительственного совета Венгрии просил наркомов согласиться с его предложением превратить избранные советы из административных органов в совещательные, которые могли бы только обсу ждать вопросы, но не принимать реше- ния6. Нашлись у него и сторонники. Штефан просил также заменить окружных политических уполномоченных, назначавшихся Революционным правительственным советом. В результате этого шага он добился назначения политическим уполномоченным по Мукачеву своего друга и единомышленника Йосифа Каминского. В тот же день он делал доклад на заседании Революционного правительственного совета Венгрии о «всем комплексе руського вопроса», начиная с исторического экскурса о проживающем там народе, а также о его положении и отношении к Венгрии. В докладе он информировал о новых назначениях в Руськой Краине после установления диктатуры пролетариата, поднимал вопрос о конституции для Руськой Краины, о необходимости создания руськой гвардии и революционного суда. Для решения территориального вопроса он просил выслать на место комиссию в составе народных комиссаров. По этой проблеме его поддержали ряд наркомов. После обсуждения доклада Революционный правительственный совет постановил эти частные вопросы решать после подготовки Всевенгерской конституции и уполномочил наркомов по руським и немецким делам отстранить от должностей не соответствующих им чиновников7. На заседании Революционного правительственного совета Венгрии 26 апреля 1919 года (когда контрреволюционные мятежи в Мукачеве и Берегове были уже в разгаре) Августин Штефан просил, чтобы народные комиссары не вступали в контакт с представителями автономного края без его ведома8. Связано это было с проходившими в этих городах арестами мятежников, которых нарком по руським делам стремился выгородить. 40 дней — это крайне короткий период не только для решения таких масштабных задач, которые выдвигало новое правительство Венгрии (в составе которой оставалось Закарпатье), — смены социально-экономического и политического общественного строя. Революционный правительственный совет в чрезмерном темпе издавал декреты и постановления о замене органов власти, национализации банков и других финансовых учреждений, промышленных и торговых предприятий вплоть до мелких и кустарных. Учитывая опасность, грозившую со стороны стран Антанты и их союзников — Румынии и Чехословакии, он поспешно создавал вооруженные силы на новой основе — красную гвардию и Красную армию, опираясь на уже существовавшую рабочую охрану В ходе преобразований в Закарпатье на первый план выдвигалось решение аграрно-крестьянского вопроса. Это было вызвано тем, что в то время около 80% населения края было занято в сельском хозяйстве и лесоводстве. Правительство хотело обойти в сельском хозяйстве демократический этап преобразований и не разделило национализированные и конфискованные помещичьи и церковные крупные и средние имения (свыше 100 хольдов) среди неимущих и бедных крестьян, сельскохозяйственных рабочих, а превратило их в сельскохозяйственные кооперативы. Мотивировалось это необходимостью обеспечения рабочих и армии продуктами питания. Оплата труда работникам кооперативов была увеличена в несколько раз. Но она всех рабочих не во всем удовлетворяла. Мелкие и средние крестьянские хозяйства оставались в пользовании прежних владельцев, но их хозяйственное положение, подорванное четырехлетней войной, привело к голоду в некоторых горных районах. Обычно в летнее время домашний скот выпасали на полонинах. В собственно Венгрии этот вопрос не был столь актуальным и в масштабе всей страны не решался. В связи с этим в Подкар- патье в некоторых местах, в том числе и в районе Рахова, местные власти взяли инициативу на себя и наделили отдельные села пастбищами. Промышленных предприятий в крае было немного. Это три химических предприятия по сухой перегонке дерева, несколько кирпичных заводов, табачная фабрика в Мукачеве, мелкие литейные и металлические предприятия, а также предприятия по обработке дерева и шахты по добыче соли. Некоторые из них частично уже находились на территории, захваченной румынскими и чехословацкими войсками. На оставшихся в Руськой Краи- не фабриках и заводах делались попытки наладить производство, повысить заработки рабочих, улучшить их положение. Предпринимались меры для организации новой системы образования, печати, культуры и целый ряд других, встречавших поддержку широких масс населения. Однако в условиях угрозы интервенции армий соседних государств с целью свержения существовавшей власти основные усилия были направлены на организацию отпора нашествию. В соседних с Венгрией государствах было осуществлено несколько срочных военных мероприятий. Правительства Румынии и Чехословакии распорядились строго закрыть границу и пополнить войска, стоявшие на демаркационных линиях. В то же время они обратились с просьбой к странам Антанты помочь оружием и продовольствием. «Для разгрома большевизма прошу поставок оружия, особенно пулеметов и револьверов и необходимых боеприпасов», — 22 марта телеграфировал чехословацкий министр обороны В.И. Клофач в Париж. С аналогичной просьбой обратился он и к итальянскому правительству. Свои просьбы он подкреплял тем, что «Чехословакия чувствует себя в опасности в результате венгерской большевистской революции и вынуждена будет вмешаться»9. Так же поступил и премьер-министр Румынии И. Брэтиану. Он получил от Д. Ллойд Джорджа английское военное снаряжение на 100 тыс. человек10. В организации интервенции роль инициаторов взяли на себя генералитет Франции, прежде всего командующий Восточной армией французов Л. Франше д'Эспере, а также руководители ее военных миссий в Румынии и Чехословакии. «Франция просит Румынию и Чехословакию сделать все, чтобы связь венгров с украинцами стала невозможной. Союзники уже предприняли нужные меры, чтобы отделить Венгрию от остальной части Европы. Здесь занимаются идеей создания большой международной армии, чтобы при помощи ее воздвигнуть могучий барьер от Балтийского до Черного моря между российским и среднеевропейским большевизмом»11, — сообщал в Бухарест 25 марта полковник Димитру, румынский офицер связи при штабе Л. Франше д'Эспере. Во исполнение этого плана уже 29 марта было издано распоряжение В.И. Кло- фача, содержавшее указание 3-й чехословацкой дивизии под командованием французского генерала Эннока оккупировать Подкарпатье. Венгерскому правительству было ясно, что для защиты завоеваний социальных свобод нужна надежная боеспособная армия. 25 марта был опубликован декрет о создании Красной армии. Подчеркивая ее классовый характер, в декрете отмечалось, что армия «формируется, прежде всего, из организованных рабочих, включая и находящихся в настоящее время под ружьем воинов-пролетариев». Декрет определил и задачи армии: «все ее воины в равной мере обязаны защищать интересы революционного пролетариата, давать отпор всем его внешним и внутренним врагам, бороться за освобождение мирового пролетариата»12. Эти меры были необходимыми. Уже в середине апреля Венгрии была навязана война. 16 апреля с востока в западном направлении начали наступление румынские войска, в том числе из района Сиго- та (Сигет) в юго-восточной части Подкар- патья. Они с боями продвигались в направлении Тячева, Хуста, Севлюша, Берего- ва. Им оказывали упорное сопротивление отряды народной гвардии и части Красной армии. Особенно кровопролитные сражения проходили в окрестностях Королева и Великой Копани 20—21 апреля. Обороной Севлюша руководил уполномоченный по Угочанскому комитату С. Кутлан. Мне приходилось в середине 1930-х годов в Севлюше слышать рассказы очевидцев о боях по защите города от наступавших румынских войск под руководством моего учителя Кутлана. Румыны наступали с применением пулеметов и артиллерии. После двух дней кровопролитных боев город и окрестности были сданы. В городе началась расправа над потерпевшими поражение. Часть задержанных была расстреляна. Путь на Берегово и Мукачево был открыт. С 23 апреля от Ужгорода на восток в направлении Мука- чева начали наступление чехословацкие войска. Другая группа их направилась на юг, в сторону Чопа, но встретила мощное сопротивление. Между тем румынские войска 27 апреля с боями взяли Берегово, а на следующий день овладели Мукачевом. 30 апреля в этот город прибыли и чехословацкие войска. Две трети территории Руськой Краины оказалось в руках румынских оккупантов. Народная гвардия и русинская дивизия Красной армии вместе с видными деятелями местных органов власти перед превосходящими силами противника отступили на территорию Венгрии. Воинские части продолжали оказывать сопротивление румынским войскам еще неделю, до 3 мая удерживали Чоп от наступавших чехословацких войск. Таким образом, в начале мая 1919 года все Закарпатье было оккупировано румынскими и чехословацкими войсками. Но отступившие в Венгрию русинские воинские части не сложили оружие. Пополнив свои ряды, русинская гвардия и дивизия вместе с венгерскими частями участвовали в знаменитом наступлении на северо-восток. 21 мая они освободили Мишколц, 5 июня — Ша- тораляуйхей, прорвали фронт противника и разъединили чешские и румынские армии. В боях за Мишколц участвовали два батальона мукачевской бригады в составе 3-го армейского корпуса. Они принимали участие и в освобождении города Кошице. В битве у Абоша 6—9 июня были разгромлены значительные силы чехословацкой армии. Одновременно (в конце мая — начале июня) отдельный русинский батальон вел бои в районе Требишов — Михай- ловцы. Его воины освободили эти города и удостоились высокой похвалы главнокомандующего венгерской Красной армии в центральной газете13. В первой декаде июня венгерские войска, в составе которых сражались и закарпатские русины, сравнительно небольшими силами при активной поддержке словацких рабочих заняли ряд городов. 11 июня 1919 года они вышли у Бардеева к вершинам Карпат, не имея перед собой серьезных сил противника. На южных склонах Карпат, в западной части Под- карпатья находились отрезанные от основных сил, к тому же полностью деморализованные чехословацкие части. В Ужгороде восстал считавшийся надежным 66-й пехотный полк чешских легионеров. Он был пополнен мобилизованным местным населением. Большая часть восставших разбежалась14. Путь для венгерской армии в Подкарпатье и Галицию был открыт. С ее передовыми отрядами, продвигавшимися с юга к перевалам, вступали в контакт партизанские отряды Подкарпа- тья и Галиции. Одна из поставленных перед наступавшими войсками задач — прорыв созданного единого фронта интервентов — была осуществлена. «Целью освободительных боев, — говорил правительственный комиссар северо-восточного фронта Тибор Самуэли после освобождения Кошице, — является разъединение чешской и румынской армий и осуществление соединения с русской Красной Ар- мией»15. Эти события вызвали подъем революционной борьбы в Словакии. В Восточной и значительной части Центральной Словакии создавались местные советы, которые брали власть в свои руки. 16 июня в Прешове была провозглашена Словацкая советская республика. В период северо-восточного наступления по решению «совета четырех» Ж.Б. Клемансо предъявил венгерскому правительству ряд ультиматумов с требованием прекратить наступление против Чехословакии и отвести венгерские войска за определенную для Венгрии демаркационную линию. Ноты сопровождались то угрозами, то посулами. В конце концов советская власть в Венгрии была свергнута путем правительственного переворота 1 августа. После свержения советской власти в Руськой Краине в мае 1919 года в Ужгороде на заседании Центральной руськой народной рады было поддержано решение Американской угро-руськой народной рады о присоединении края к Чехословацкой республике. Председателем Центральной руськой народной рады был избран Антон Бескид. Это произошло 8 мая, а 20 мая в Прагу прибыла из Ужгорода делегация в составе 114 человек с целью вручить чешским правителям решение Центральной рады о согласии на присоединение края к Чехословацкой республике. Приемом, оказанным делегации в столице Чехии, делегаты были вполне удовлетворены. Об этом свидетельствуют речи, произнесенные в Праге Антоном Бескидом, Григорием Жатко- вичем (которого Центральная руськая народная рада рекомендовала на пост министра по делам Подкарпатской Руси в правительстве Чехословакии) и Августином Волошиным. Он в своих воспоминаниях отметил, что из Праги «возвратились домой с надеждой на лучшее будущее»16. Ясинская рада заявляла, что она признает только решение Хустского съезда от 21 января 1919 года, то есть присоединение Подкарпатья к Украине. Но Е. Пуза посоветовал ей согласиться с решением Центральной руськой народной рады, чтобы не допустить раздела края на три части. Положение на Украине и в Закарпатье было сложным. Неоккупированной оставалась пока только Гуцульская республика. 11 июня 1919 года румынский спецотдел из Сигота добрался до Ясиня и начал аресты членов народной рады. Суд приговорил Степана Клочурака к шести месяцам интернирования. Он был освобожден через три месяца из румынской крепости Брашов и уехал на Украину, присоединившись к остаткам петлюровских войск. На Днестре около Могилева командовал сотней (ротой). В своих воспоминаниях он описал беспорядки, анархию, царившие в петлюровских войсках. После Винницы последним общим пристанищем двух украинских правительств — Директории и Западно-Украинской народной республики — был Ка- менец-Подольский. Как пишет Клочу- рак, «на главной площади Каменец-Подольска отдал честь атаману С. Петлюре и президенту ЗУНР Е. Петрушевичу. Но через несколько дней наши правительства и войска разбежались в три стороны». Директория во главе с Петлюрой — к полякам, Е. Петрушевич — к румынам, а галицкая армия — часть к Деникину, а другая — к советской власти. «А мы из Угорской Руси — в свою сторону»17. В то время на территории Украины побеждала советская власть. По своему менталитету все лидеры Закарпатья того времени (не считая сторонников советской власти, отступавших с войсками вглубь Венгрии) были воспитаны в основном в клерикальном духе. Они предпочли присоединиться к далекой и неведомой им Праге, веря в обещание автономии, хотя уже тогда многие из них понимали, что эти обещания останутся пустым звуком. Лидеры Закарпатья того периода, священники или выходцы в основном из семей священнослужителей, согласились на долгую (до 1923 года) военную оккупацию края. В 1920 году чешские войска оккупировали всю территорию Подкарпатской Руси. Румыны вынуждены были покинуть захваченную ими часть края по требованию мирной конференции. По решению Сен-Жерменского мирного договора от 10 сентября 1919 года Подкарпатье было включено в состав Чехословакии на правах автономного края. Но чешским властям удавалось на протяжении двух десятилетий не выполнять взятые на себя обязательства по мирному договору. Они сумели сохранить населенную русинами Пряшевщину (от Попрада до Ужгорода) под своей властью.
<< | >>
Источник: Пушкаш А.. Цивилизация или варварство: Закарпатье 1918—1945 /Институт славяноведения РАН. — М.: Издательство «Европа». — 564 с.. 2006

Еще по теме Советская власть в Руськой Крайне:

  1. § 4. КУЛЬТУРНАЯ И ЦЕРКОВНАЯ ПОЛИТИКА СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  2. § 2. ПЕРВЫЕ ПРЕОБРАЗОВАНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ
  3. § 3. Советский период организации власти на местах
  4. 9.14. Почему старая российская интеллигенция оказалась несовместимой с советской властью?
  5. § 6. Крайняя необходимость
  6. Советский народ, но не советская нация
  7. § 4. Крайняя необходимость
  8. § 3. Крайняя необходимость
  9. § 3. Крайняя необходимость в немецком праве
  10. Крайняя необходимость