<<
>>

РАЗМНОЖЕНИЕ ДЕЛЕНИЕМ


РАСКОЛ «ПЕРЕСТРОЙКИ»
ЕЛЬЦИНСКИЙ КРИЗИС лишь вскрыл нарыв, образовавшийся в неформальном движении. Этот кризис разразился бы и без «дела Ельцина». Он возникал в истории практически всех неформальных организаций, успевавших развиться настолько, чтобы перейти к заметной политической активности.

Сравнение истории неформальных групп в Москве и других горо- дах8 показывает, что они развивались по близкому сценарию. Заметно, что политическое неформальное движение проходит несколько этапов: Латентный. В подполье существуют политические кружки, контактирующие с легальными неполитическими самодеятельными организациями. Живущие рядом активисты могут не знать друг друга. В конце периода подпольные группы принимают политическое название и формируют программу. Первая кампания. Одна-две группы находят неоппозиционный повод для агитационной кампании, которую в условиях перестройки нельзя запретить (культура, экология, реформа ВЛКСМ, восстановление человека на работе). Одновременно начинается открытая лекционная пропаганда, устанавливаются контакты с другими организациями. После создания общего поля неформальных организаций идет процесс идеологического и личностного размежевания. Начало политической кампании, конфликт между умеренными (конструктивистами) и радикалами (ак- ционистами).
Можно было пережить этот кризис по-разному. Клуб социальных инициатив распался тихо, «Община» после кризиса во время «дела Ельцина» смогла сохраниться, а «Перестройка» шумно раскололась — почти вне связи с делом Ельцина. При этом взрыве в окружающее пространство вылетело несколько проектов, ставших самостоятельными организациями. Тогда возникли общество «Мемориал» и Межклубная партийная группа, к
1990-му выросшая в «Демократическую платформу в КПСС»9.
В конце 1987 года ядро «Перестройки» разошлось по швам.
Участник одной из фракций В. Карда- ильский писал по свежим следам:
«Произошел раскол на два лагеря: на так называемый старый актив, который в основном несет на себе всю организационную нагрузку и во главу угла ставит практическую работу с необходимым порядком и дисциплиной, — и сторонников так называемой этической демократии, пытающихся учесть весь спектр мнений по любому, даже самому малому вопросу»10.
Оппозиция обвиняла старый актив в безнравственном соглашательстве и узурпации власти. Участникам этих споров казалось, что они формируют политическую культуру новой России. Наверное, они были правы.
Вспоминает В. Прибыловский: «Суть раскола «Перестройки» заключалась в борьбе группы маргиналов против президиума. Радикалы выступали против захвата руководства клубом Минту- совым, Румянцевым и Фадиным. Они захватывали президиум, не давали говорить Лямину и Фадееву. Поступали они в принципе правильно, хотя можно было бы это делать интеллигентнее. Я даже потом писал, что манера ведения, известная как хасбулатовская, была введена Румянцевым. Эта тройка выглядела как самозахватчики.
Поводом к расколу стал вопрос об уставе. Спорили, записывать ли в нем особые права держателя помещения — представителя ЦЭМИ В. Перламут- рова — либерального экономиста, очень умеренного. Для него бъшо важно устроить клуб, где просвещается интеллигенция, куда физики приходят, а им умный Клямкин объясняет то-то и то-то. Радикалы говорили, что нам не нужно надсмотрщиков от ЦЭМИ. Если нас выгонят, то и черт с ними. А умеренные говорили, что у нас есть такая площадка, которой ни у кого из демократической общественности нет. Не нужно подставлять начальство резкими выступлениями»11.
Вспоминает П. Кудюкин, один из лидеров президиума: «Сначала «Перестройка» состояла из широких мероприятий и организационных собраний актива. На собрания актива стало приходить все больше народа, и стало неясно, кто и по какому праву принимает решения. Осенью 1987 года стали работать над уставом, что вызвало большие споры о том, будет ли минимальная дисциплина. Критиковали старый узкий актив за то, что он много на себя берет. Мы отвечали, что нельзя принимать решения в митинговом стиле — сегодня одни решения от имени «Перестройки», завтра другие. Другая линия споров — насколько можно кричать против социализма. Одни по тактическим соображениям предлагали этого не делать, другие — говорить всю правду-матку. Из этого вытекали и разные взгляды на отно
шения с властями — держаться ли за помещение, сотрудничая с администрацией, или нет — мол, если нас выгонят, этим себя и разоблачат».
В.              Прибыловский добавляет интересный штрих: «Я тогда не заметил, что за кулисами раскольников действовал В. Игрунов, который выделял более радикальную группу. В авангарде шли и люди, умевшие аргументировать — Д. Леонов, в будущем известный «мемориалец» и И. Чубайс, член КПСС и, кстати, старший брат А. Чубайса. Но были и другие — О. Лямин, В. Фадеев, которые выступали по любому поводу не по делу и как-то истерично-радикально. Я тогда сказал, что если бы в якобинском клубе было 3-4 лямина, то не было бы революции». «Лямин был очень активен в обличении президиума. А потом, когда «Перестройка» раскололась, то радикалы Лямина "отжали" — просто не сообщали ему о встречах». (Более расчетливые люди и дальше будут использовать экзальтированных радикалов в качестве тарана.)
Бывший диссидент В. Игрунов, известный как Вячек (так его часто называли в 90-е, когда он стал депутатом), стал архитектором более радикального либерального клуба «Перестройка-88».
Вспоминает В. Фадеев, соратник В. Иг- рунова по клубу: «Игрунов был знаком буквально со всеми, входил в половину всех групп, хотя называл себя «индивиду алом-политиком», что, в общем-то, было правдой... Вячек, как, скажем, Рахметов у Чернышевского, был среди нас единственным профи. За это, в основном, его все уважали. Почти каждый месяц Игрунов куда-то ездил, произносил речи, устанавливал контакты, и при этом никаких видимых сдвигов в его работе не было видно. Воз стоял на месте, хотя вокруг него носился с бешенной энергией Вячек то в образе рака, то в образе лебедя, то в образе щуки: «lt;Ребята, у меня ни на что не хватает сил!»12 ноября в эмоциональной обстановке «ельцинского кризиса» президиум, возмущенный нападками радикалов, ушел из зала и решил создать новый клуб. 12 января 1988 года раскол «Перестройки» был официально оформлен. Президиум, за которым осталось помещение, создал клуб «Демократическая перестройка», который в 1989-1990 годах превратился в организационное ядро социал-демократической партии. Радикалы создали клуб «Перестройка-88», который активно действовал до середины 1988-го. Часть его участников вошла в «Демократический союз» и «Мемориал».
<< | >>
Источник: Александр Шубин. Преданная демократия. СССР и неформалы (1986-1989).. 2006

Еще по теме РАЗМНОЖЕНИЕ ДЕЛЕНИЕМ:

  1. Однократное размножение при перекрывании поколений
  2. Непрерывное размножение: логистическое уравнение
  3. Моноцикличность и полицикличность; скороспелость и отсрочка размножения
  4. Направление ресурсов на размножение и связанные с ним траты
  5. Многократное размножение при перекрывании поколений
  6. 13.3. Деление риска
  7. Деление Библии
  8. 6.8. Модель популяции с дискретным размножением 6.8.1. Основные уравнения
  9. Книга I ДЕЛЕНИЕ СВЕТСКИХ ДЕЛ
  10. Традиционное деление философии
  11. Размножение, непрерывное по отношению к популяции и однократное по отношению к особи
  12. 3. О ДЕЛЕНИИ МИРА НА ТРИ ЧАСТИ И О ПЕРВОЙ ИЗ НИХ, НАЗЫВАЕМОЙ АЗИЕЙ
  13. § 1. Деление литературы на роды и их генезис. Виды литературы
  14. § 2. Административно-территориальное устройство субъекта РФ и внутреннее территориальное деление муниципального образования
  15. § 1. Государство, государственное образование, территориальная автономия и административно-территориальное деление
  16. Данные в пользу /-//(-концепции
  17. Организмы с однолетним циклом
  18. Разнообразие паразитов
  19. Репродуктивные траты
  20. ГЛАВА ВТОРАЯ НИЗКИЙ ПРОЦЕНТ РОЖДАЕМОСТИ В СВЯЗИ С ФИЗИОЛОГИЕЙ И ПСИХОЛОГИЕЙ ФРАНЦУЗСКОГО НАРОДА