<<
>>

ОТ «ПАМЯТНИКА» К «МЕМОРИАЛУ»

В ОБСТАНОВКЕ РАСКОЛА «Перестройки» часть его актива предпочла пойти путем практического дела. Таким делом стало создание мемориала жертвам сталинских репрессий.

Идея «Мемориала» была провозглашена еще на «Встрече-диалоге» в августе 1987 года создателями группы по увековечению памяти жертв сталинских репрессий «Памятник». Сначала идея была предельно проста: выполнить решение съезда КПСС о строительстве памятника жертвам репрессий. Решение это было забыто после свержения Хрущева, но теперь снова стало актуальным.

С этой идеей стал выступать Юрий Самодуров. И он, и поддержавшие его неформалы понимали, что дело не только в монументе: «Хотелось создать такую организацию, которая последовательно будет заниматься разоблачением сталинских, а потом и ленинских основ тоталитаризма. Тут тоже разногласий с Юрой Са- модуровым не было»13.

Вспоминает П. Кудюкин: «Юра Самодуров развивал идею памятника жертвам и в Клубе социальных инициатив, и в «Перестройке», но Вячек (Игрунов) выдвинул идею именно мемориала как комплекса с памятником, библиотекой и архивом. Вячек правильно говорил, что можно поставить памятник, а власть будет делать все то же самое. Должен быть какой-то общественный фактор. Уже в 1988 году, когда нам говорили, что вы со своим радикализмом приведете к тому, что никакого памятника не будет вообще, я отвечал, что памятник в душах важнее, чем памятник на площади».

Концепция Игрунова была сформулирована в письме на «Встречу- диалог» (сам он не мог на ней присутствовать, так как ему запрещалось посещать Москву как бывшему диссиденту): «Памятник может оказаться слишком удобным экраном, за которым будет продолжать ветвиться дерево насилия, уходя глубоко корнями в обильно унавоженную почву». Но необходимо собирать подписи за «создание музейно-мемориального комплекса жертвам террора»14.

Первоначально инициативу развивали 14 участников клуба «Пере- стройка»15. Уже на «Встрече-диалоге» они предложили проект строительства такого комплекса под руководством негосударственного общественного комитета с привлечением людей, обладающих политическим авторитетом. ноября активисты «Памятника» вышли собирать подписи на улицу у Театра имени Вахтангова. Увлеченные своим делом, они не придали значения политической ситуации. В это время шла подписная кампания за гласность в деле Ельцина. Под общую гребенку «замели» и «памят- никовцев». Затем пикеты действовали с переменным успехом — их то разрешали, то задерживали. Из бесед с гражданами выяснилось, что название неудачно — «Памятник» напоминает «Память». Клуб переименовали в «Мемориал».

В конечном счете политическая, просветительская и правозащитная структура приобрела самодов

леющее значение. Идея мемориала отошла на второй план в «Мемориале», и он стал воспринимать свою деятельность как дань памяти жертвам террора. Все же в 1991 году жертвам был установлен скромный памятник — Соловецкий камень на Лубянской площади16.

¦к -к -к Община. — 1987. — № 2. — С. 6. Уже после ельцинского кризиса мы с Исаевым поменялись местами. Изучив реальную жизнь на предприятии зимой 1987-1988 годов, я стал приходить к выводу, что рабочий класс стремится не к социализму в собственном значении этого слова, а к социальному государству. Рабочие, таким образом, являются не ядром, а одной из сил широкой антибюрократической коалиции. В 1987-1989 годах я работал в Межго- родском рабочем клубе — сети рабочих активистов, возникшей до начала массового рабочего движения.

В 1989-м рабочее движение наконец стало массовым, прежде всего в шахтерских регионах. «Общинники», к этому времени — анархо-синдикалисты, использовали наработанные в предыдущие годы позиции и синдикалистскую идеологию для создания информационной сети рабочего движения КАС-КОР, фактическим руководителем которой был А. Исаев. Я вошел в совет Конфедерации труда, но в конце 1990-го вышел из нее в связи с поддержкой Конфедерацией программы «500 дней», после чего уже не занимался поддержкой антикоммунистического рабочего движения. КАС-КОР стал ведущим центром информации независимого от КПСС рабочего движения. С этого времени рабочее и профсоюзное движение стало профессией А. Исаева и многих других «общинников». С 1989 года я стал развивать идеи постиндустриального социализма и относиться к революционному потенциалу рабочего класса все более скептически, рассчитывая на возникновение и самосознание нового класса, который будет действительно заинтересован в переходе к принципиально новому обществу («гражданский класс», «информалиат». Открытая зона. — Вып. 2 (экстренный). — 1987. — ноябрь. — С. 13. Там же. С. 14. События недели. — 1987. — № 2. — 9-15 ноября. — С. 2. Это сообщение было опубликовано в самиздат- ском листке «События недели», который стал издавать «общинник» В. Тупикин для освещения текущих новостей в новой драматичной обстановке. В итоге сама «Община» сплотилась теснее, так как люди лучше узнали о работе друг друга. В дальнейшем «События», переименованные в «Хронику общественного движения», были интегрированы журналом «Община». События недели. — 1987. — № 3. — 16-22 ноября. — С. 2. Станкевич С. Беседа с автором. См. например, Шубин А.В. Парадоксы перестройки: неиспользованный шанс СССР. — М., 2005. С. 153-157. Отражение истории неформальных групп в курсе лекций А.С. Барсенкова «Введение в современную российскую историю» является характерным примером того, что авторы обзорных работ о перестройке уже осознали важность роли неформального движения в событиях этого периода, но еще не нашли времени изучить это явление. В результате при попытке закрасить «белые пятна» получаются такие парадоксы: «Весной 1988 года было объявлено о создании Межклубной партийной группы, в которую вошли «Мемориал», «Демократическая перестройка», «Перестройка-88» и группа «Народное согласие» (с. 96). Ничего такого объявлено не было, так как Межклубная группа объединяла членов КПСС, а большинство членов перечисленных групп в партии не состояли и войти в такую группу физически не могли. В действительности в МПГ вошли отдельные члены КПСС, состоявшие в перечисленных неформальных организациях. Открытая зона. — Вып. 2. — 1987. — С. 9. Прибыловский В.В. Беседа с автором. Фадеев В. Похождения неформала (очерк 1988 года). — М., 1992. — Вып.1. — С. 22-23. В. Фадеев, предводитель микроскопической Партии мелких и сельских хозяев, состоявшей из двух человек (если третий член был, то остался незамеченным), оставил мемуары, посвященные преимущественно возвеличиванию их автора и обличению «скудоумия» остальных неформалов, не разделявших всю глубину идей В. Фадеева: переделать Россию по образцу Америки. Однако в некоторых фрагментах филолог берет в Фадееве верх над великим политиком, и зарисовки внешних черт событий не лишены остроумия. Скубко Ю. История «Мемориала» // www.igpi.ru Россия. Партии, ассоциации, союзы, клубы. — Т. 1. — С. 14. Ю. Самодуров, Д. Леонов, Л. Пономарев, Ю. Скубко, В. Кузин, П. Кудюкин, В. Лысенко, В. Игрунов, М. Коваленко, Н. Брагинская, Г. Демин, А. Зверев, Е. Жемкова, А. Вайсберг. В главе использованы также материалы архива Шубина А.В. Ф. 1987.


<< | >>
Источник: Александр Шубин. Преданная демократия. СССР и неформалы (1986-1989).. 2006

Еще по теме ОТ «ПАМЯТНИКА» К «МЕМОРИАЛУ»:

  1. Охрана памятников культуры.
  2. Памятники материальной культуры
  3. § 13. ПАМЯТНИКИ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ
  4. § 11. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ
  5. Мегалитические памятники
  6. § 9. ВЕЩЕСТВЕННЫЕ ПАМЯТНИКИ
  7. УНИЧТОЖЕНИЕ ИЛИ ПОВРЕЖДЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ (ст. 243 УК РФ).
  8. Памятники православного зодчества.
  9. Глава XV АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ ГУННО-АВАРСКОГО ПЕРИОДА
  10. Урартские письменные памятники
  11. Памятники урартской архитектуры
  12. ПАМЯТНИКИ АКРОПОЛЯ ДО КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА
  13. Л.М.Ермакова Представления о времени в ранних японских памятниках
  14. Параграф пятый. О правовом гении славян и памятниках его законотворчества
  15. ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Никита Хониат «О ПАМЯТНИКАХ КОНСТАНТИНОПОЛЯ» О «КРЕСТОВОМ ПОХОДЕ ДЕТЕЙ»
  16. Салическая правда - памятник раннефеодального права Источники раннефеодального права