<<
>>

НАЧАЛО МИТИНГОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ

ПЕРВАЯ МАССОВАЯ демократическая демонстрация 80-х была подготовлена тщательно и скрытно.

В.              Золотарев вспоминает, что разработка конспиративного плана начала демонстрации принадлежит «общинникам», которые «культивировали в себе конспиративность и играли в эту игру более основатель- но»2. Участники скрытно собрались в трех местах, и в условленный час вышли на площадь перед Большим театром, где их ждали заранее оповещенные корреспонденты.

Вспоминает В. Гурболиков: «Видимо, власти не знали, где акция точно произойдет, и к Большому милицию не нагнали».

С.              Митрохин так описывал происходящее: «Дата 28 мая, уже славная именем Матиаса Руста, войдет в историю как праздник, имя которому — разгул демократии... 15.55. В сквере перед Большим театром собираются всевозможные неформалы... 16.00. По призыву организато

ров (А. Исаева, А. Шубина, В. Золотарева) демонстранты деловито размещаются на ступенях Большого театра. Между колоннами ко всеобщему соблазну (а частично и шоку) развивается черное знамя Анархии с нашитой посредине красной звездой. На обозрение прохожих и многочисленных операторов (и оперативников) выставлены плакаты с лозунгами: «Вся власть Советам!», «Долой временные правила!», «Социализм для народа, а не народ для социализма», «Социализму — кооперативную основу»3. Участникам раздаются листовки: «Общественно-политические клубы добиваются создания прочных правовых гарантий демократизации»4.

Со ступеней театра к собравшимся и случайным людям обратился А. Василивецкий, который призвал всех принять участие в демократической демонстрации. Неформалы развернули лозунги.

Появилась милиция, принялась перекрывать выход к улице Горького. Но демонстрация вдруг «исчезла». Колонна примерно в 200 человек двинулась не прямо на улицу Горького, а через переулки. До выхода из переулков оставалось совсем немного, когда дорогу перегородили три милиционера с мегафоном. Офицер обратился с вопросом: «Кто старший?» Возникло замешательство. На амбразуру бросился В. Золотарев: «И тут я, воспитанный в наивных традициях, выхожу вперед и говорю: «Я — организатор».

Они: «Вы — организатор?» Я: «Да». «Ну пройдемте» — говорят. В момент этого разговора кто-то дал толпе знак, и она начала обтекать нас: вышла на проезжую часть, остановила троллейбус (он тогда еще ходил по Пушкинской) и проследовала мимо нас вверх по улице»5.

Демонстранты запели «Варшавянку» и, пользуясь численным перевесом, обтекли милицейский заслон. Золотарева сначала повезли в отделение, но затем отпустили. Колонна вытекла на главную улицу столицы. Митинговая революция началась.

С.              Митрохин продолжает: «Процессия тронулась в путь, являя притихшему обывателю центральных улиц весьма колоритное зрелище.

Впереди и по бокам колонны, ракообразно пятясь и неимоверно извернувшись всем телом, роятся обладатели съемочной аппаратуры. Шествие возглавляет Андрей Исаев. Вкрадчиво вышагивая и немного пригибая голову, он сжимает в своих руках древко черной хоругви6. Следом за ним, на соответствующем расстоянии от лидера пять или шесть человек несут красное полотнище с желтыми буквами: «Свобода без социализма — это привилегия и несправедливость, социализм без свободы — это рабство и скотство».

Затем приступаем к своеобразному политическому бадминтону. Зычный голос назойливо выкрикивает (словно подбрасывая) злободневное словцо в дательном падеже: «Пере

стройке!..» — и изготовившиеся партнеры парируют эту подачу немудреным и односложным «Да!!!» «Бюрократии!..» — «Нет!!» — «Конституции!.. » — «Да!!!» — «Временным правилам!!!...» — «Нет!!!»7

Прохожие реагировали на это невероятное по тем временам действо по-разному, но весьма эмоционально. Одна женщина кричала: «В советское время — такое делают!» Бурно обсуждали, что значит черное знамя — не пиратское ли. Два ветерана присоединились к шествию со словами: «Вперед, ребята, как до Берлина!» По дороге демонстрация обросла случайными прохожими, которые шли немного сбоку, любопытствуя, чем кончится.

На Пушкинской площади состоялся большой по тому времени митинг — полчаса и около тысячи людей. Митинг стал началом серии еженедельных выступлений, продолжавшихся до 18 июня и известных как «Гайд-парк». С. Митрохин рассказывает:              «Революционные

ряды проследовали. в тупик, образуемый перемычкой между домом

Сытина и издательством «Известия». В этом месте демонстрация организованно преобразовалась в митинг, на котором выступали Исаев, Шубин, Золотарев, Василивец- кий, Жириновский8, Фадеев, Аня Золотарева и Ася Лащивер. Выступавшие высказывали мнения о несовершенстве тезисов к партконференции, о демократии, о Рейгане и его крылышке, о политзаключенных и числе жертв сталинских репрессий, а также о целесообразности приходить сюда каждую субботу в 16.00.

Поначалу в толпу митингующих вклинился генерал милиции Мыри- ков, но, упреждая его намерения, манифестанты весело и бегло за- скандировали:              «Пе-ре-строй-ка,

пе-ре-строй-ка». Генерал удалился, предоставив им возможность безумствовать до 17.00»9.

Настроение собравшихся хорошо характеризует выступление А. Золотаревой: «Господа, мне восемнадцать лет, но за все семьдесят лет я никогда такого не видела... Давайте споем «Интернационал»!10

<< | >>
Источник: Александр Шубин. Преданная демократия. СССР и неформалы (1986-1989).. 2006

Еще по теме НАЧАЛО МИТИНГОВОЙ РЕВОЛЮЦИИ:

  1. Революция 1848 г. и начало кризиса буржуазной историографии революции 40-х годов XVII в.
  2. 2. Революция 1918-1919 гг. Начало революции. Свержение монархии
  3. Период правления Карла I без парламента (1629—1640 гг.) и начало буржуазной революции 40-х годов XVII в.
  4. ГЛАВА IV РАЗВИТОЕ ФЕОДАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО В ИРАНЕ (начало X — начало XIII вв.)
  5. Теория революций
  6. Иллюзии революции
  7. РЕВОЛЮЦИЯ, КОТОРУЮ ОНИ НАЧАЛИ
  8. Прогноз социалистической революции
  9. § 2. Марксистские концепции социальной революции
  10. § 1. Основные причины революций