<<

Логотерапия

Одним из влиятельных направлений -современной зарубежной психологии является логотера-*шя австрийского психолога В. Франкла (р. 1905). В. Франкл является основателем «Третьей Венской школы психотерапии» (первая — психоанализ 3.

Фрейда, вторая — индивидуальная психология А. Адлера). Логотерапия отличается от психоанализа и индивидуальной психологии в трактовке базисных мотивов чело-.веческого поведения. «Согласно логотерапии, борьба за «смысл жизни является основной движущей силой человека. Поэтому я говорю о «стремлении к смыслу» в Апротивовес принципу удовольствия (иначе «стремлению к удовольствию»), на котором сконцентрирован фрейдовский психоанализ, а также в противовес «стремлению к власти», выделяемому адлеровской психологией» .

В. Франкл — представитель того поколения, которое дало науке много ярких имен. Он учился у Фрейда и Адлера, беседовал с М. Хайдеггером, лично знаком с К-Лоренцом. Его личная судьба сплелась с наиболее трагичными событиями, связанными с разгулом фашизма, а то, как он пережил все, что выпало на его долю, вызывает глубокое уважение. Три года, проведенные в гитлеровских лагерях смерти Освенцима, Дахау и Те-резиенштадта, не смломили его духа. Именно здесь он укрепился в мысли о том, что не от условий, а прежде всего от самого человека зависит, как он будет себя вести.

По Франклу, для человека необходимо обнаружить ?смысл — логос — своего существования, ибо именно поиск смысла является признаком подлинно человеческого

11 Франкл В. Поиск смысла жизни и логотерапия/УПсихология -личности. Тексты. М., 1982. Здесь Франкл дает меткую критику «лабых сторон психоанализа, гуманистической психологии и других психологических концепций личности.

354

бытия. Отсутствие или потеря смысла создает экзистенциальный вакуум: человек теряет содержание своего» существования, он испытывает скуку, предается пороку или испытывает тяжелые переживания, подобные-кризису пожилых людей.

Источником экзистенциального-вакуума, согласно Франклу, является современный социальный мир, критика которого во многом созвучна;-размышлениям Э. Фромма.

Смысл имеет конкретное содержание, он индивидуален и составляет сущность существования применительно к каждому человеку. «Постановку вопроса о-смысле жизни когда он задан вообще, можно сравнить-с вопросом, поставленным перед чемпионом по шахматам: «Скажите, учитель, какой самый хороший ход в-мире?» Просто не существует такой вещи, как наилучший или просто хороший ход в отрыве от конкретной игровой ситуации, в отрыве от конкретной личности противника. То же самое справедливо и в отношении человеческого существования. Мы не должны искать абстрактного смысла жизни» . Обретение смысла делает человека ответственным за свою жизнь.

В то же время смысл нельзя найти внутри себя — вА своем теле или в душе, но только обращаясь к окружающему миру. Человеческое существование поэтому неесть самоактуализация, как считает Маслоу, но есть са-мотрансценденция, т. е. выход в другое, в отличие от соматических и психических детерминант существования, духовное его измерение, которое и есть смысл. Смысл достигается, во-первых,-путем совершения дея-тельностиАжиэшг-человека — это творчество в широком -стШслё этого слова, как выполнение каких-то задач, работа, какое-то дело, может быть, подвиг. Во-вторых,, человек находит смысл в заботе о других людях, в любви к людям. Чем больше человек забывает себя, тем* больше он становится человеком, самим собой. В-третьих, человек обретает смысл путем выработки четких позиций в отношении к различным жизненным ситуациям.. Например, В. Франкл вспоминает: «...когда меня забрали в концентрационный лагерь Освенцима, моя рукопись, уже готовая к публикации, была конфискована. Конечно же, только глубокое стремление написать эту рукопись заново помогло мне выдержать зверства ла-

« Франки В. Поиск... С. 123.

по*

герной жизни. Например, когда я заболел тифом, то, лежа на нарах, я записывал на маленьких листочках много разных заметок, важных при переделке рукописи, как будто я уже дожил до освобождения.

Я уверен, что эта переработка потерянной рукописи в темных бараках концентрационного лагеря Баварии помогла мне преодолеть опасный коллапс» .

В соответствии с этими представлениями Франкл разработал психотерапию — логотерапию, отличающуюся от других форм психотерапии. «Логотерапия считает своей задачей помочь пациенту в поиске смысла сво-жей жизни. В, той мере, в которой логотерапия позволяет «ему обрести скрытый смысл своего существования, она является аналитическим процессом. В этом отношении логотерапия сходна с психоанализом. Однако в своей попытке сделать нечто осознанным логотерапия не ограничивается задачей сделать явным для сознания бессознательные явления. Логотерапия расходится с психоанализом в том, что она рассматривает человека кар такое существо, чья основная миссия состоит в реализации смысла и в актуализации ценностей, а не в простом удовлетворении влечений и инстинктов» и.

Логотерапия применяется не только к больным людям, но и за пределами клиники к здоровым людям как профилактическое средство. Она адресуется к любому человеку, чтобы убедить его в том, что в любой ситуации жизнь имеет смысл, и помочь ему мобилизовать «свои" ресурсы, уберечь его от отчаяния, помочь найти в «себе силы, чтобы сдпр~отнвддаься о пасным импульсам к самоубийству, алкоголизму, наркомании 1г~дртААшхо]ше •не могут быть решением жизненных проблем. Логотера-' лия имеет свои процедуры — логотерапевтические техники, а также методики, направленные на диагностику экзистенциального вакуума.

Значительность проблем, составляющих теорию и практику логотерапии В. Франкла, его обращение к сознанию человека в целях обретения смысла жизни, борьба за который является основной движущей силой человека, подчеркивание духовной природы смысла человеческой жизни, гуманизм в понимании человека, в отношении к каждому человеку как уникальному в сво-

Франкл В. Поиск... С. 12!. Там же.

ей неповторимости в противоположность многочисленным распространенным в зарубежной психологии механистическим и биологизаторским взглядам на человеческую душу и соответствующим психотерапевтическим техникам определяют особое место этого направления в современной зарубежной психологической науке.

Включение этих проблем в психологию важно и пока редко. В советской психологии, пожалуй, только С. Л. Рубинштейн в своей работе «Человек и мир» обращается к вопросам специфики человеческого способа существования, решая их с позиций марксистской философии.

В 60-е гг. в зарубежной психологии широко развернулись исследования по психогенетике человека. В центре находится вопрос о соотношении генетических факторов и условий внешней среды в формировании психики человека. Психогенетика опирается на достижения генетики, а также другие смежные области знания, обобщая результаты исследований по этологии, биологии, наук о культуре. Психогенетика обнаруживает тесную связь с социобиологией, направлением в западной науке, возникшем в 70-х гг., в котором разрабатываются «опросы филогенетических предпосылок психики и поведения человека (Ч. Ламсден, Э. Уилсон).

Наиболее разработанной областью психогенетики -является интеллект, хотя исследуются также восприятие, психомоторика, способности (генеалогическим методом, путем установления корреляций между родителями и детьми), темперамент и личность с целью выявления генетической обусловленности их составляющих. С целью исследования наследственного фактора оценивается интеллектуальный уровень у родственников. Наиболее популярны тестовые исследования близнецов, обогащенные новым методическим приемом: методом сравнения однояйцевых и двуяйцевых близнецов и др. На основе полученных результатов делаются выводы, к которым в общем виде пришел еще в 1869 г. Ф. Гальтон, первый исследователь вопроса о роли наследственности и среды в формировании таланта. Это выводы о преимущественной детерминации интеллекта генетическими факторами, хотя, как указывает X. фон Браккен (ФРГ), при этом обнаружено и значительное влияние внешней среды— обучения в школе, условий в семье, физического здоровья и др. Так, по мнению американского психолога А. Дженсена, интеллект обусловлен генетически и на

357

80% является врожденным. При этом под интеллектом понимается некоторая единая характеристика, не изменяющаяся в течение всей жизни и лишь в малой степени (на 20%) подвергающаяся влиянию внешней среды.

Дженсен утверждает о существовании «генов интеллекта», о «врожденных нервных структурах мозга», специфических для интеллекта, которые передаются по наследству. Этот вывод приобретает реакционный политический смысл и становится научной базой расизма. В своей книге «Психология и психиатрия в США» американский марксист Джозеф Наэм называет главу, посвященную Дженсену, «Научный расизм Дженсена». Приведенные выше используемые Дженсеном понятия не имеют никаких оснований в генетике. В генетике, как утверждает Н. П. Дубинин, «не удалось выявить специфический компонент в виде «генов интеллектуальности»,, которые прямо детерминировали бы умственные способности, передаваемые по наследству»15. Они являются результатом крайне биологизаторской позиции в трактовке психических функций человека, препятствующей их действительно научному пониманию.

Основой безосновательных в научном отношении и реакционных в политическом смысле выводов, подобных тем, к которым пришел Дженсен, является недостаточное развитие как генетики, на которую опирается психогенетика, так и разделов психологии, связанных с проблемой интеллекта и методами его изучения. В этих условиях необходима особенная осторожность в интерпретации и использовании соответствующих понятий и фактов. Фактический материал, накопленный, как советской, так и зарубежной наукой —биологией, генетикой,, психологией, позволяет постепенно раскрывать биологические предпосылки сознательной деятельности человека в виде генетической программы — генофонда, который обеспечивает универсальную готовность новорожденного к вхождению в общественно-практическую деятельность. Дальнейшее развитие психогенетики будет способствовать как углублению естественнонаучных осноэ учения о природе индивидуальных психологических особенностей человека, разрешению фундаментальной проблемы соотношения биологического и социального в человеке, так и научно обоснованной постановке самих

«Дубинин Н. П. Что такое человек? М, 1983. С. 220.

358

исследовательских задач.

Так, руководствуясь фактами генетики, по-видимому, неправомерно искать генетические задатки, например, гениальности и доказывать наследуемость интеллекта, искать гены альтруизма или гуманизма, так же как исследовать генетические различия рас по уровню интеллекта просто потому, что таковые не существуют.

Проблема психического развития — в онтогенезе и качественного изменения сознания в ходе исторического развития — традиционная тема в психологии с момента ее выделения в самостоятельную науку. Выдающийся вклад в исследование проблемы психического развития внес Ж. Пиаже. Его учение о развитии познавательной деятельности ребенка — восприятия и мышления — справедливо оценивается как «одно из самых значительных, если не самое значительное явление современной зарубежной психологии» . Это учение вылилось в создание Женевской школы генетической психологии, которая разработала проблему происхождения интеллекта и умственного развития ребенка.

С целью изучения этого процесса Пиаже разработал новый метод психологического исследования — метод клинической беседы. Он создал особый тип задач, которые вызывают характерные ответы детей, а эти ответы обнаруживают явление, раскрывающее центральные отличительные особенности мышления дошкольника. Все это так закономерно и значительно, что в признание заслуг Ж. Пиаже мы предлагаем называть эти задачи -«задачами Пиаже», получаемые характерные ответы — «ответами по Пиаже»^а выступающие в них явления — «феноменами Пиаже» . Полученные экспериментальные результаты и факты наблюдений представили общую картину развития детского мышления. Пиаже рассматривает развитие познавательной деятельности ребенка в контексте общих законов развития органической жизни. Познание рассматривается как важнейшее проявление жизни, взаимодействие организма со средой, направленное на приспособление — адаптацию — к среде. Адаптация состоит из равновесия процессов ассимиляции и аккомодации. Ассимиляция — это процесс включения нового объекта, новой проблемной ситуации в

1е Послесловие к кн.: Джон Флейвелл. Генетическая психология Жана Пиаже. М., 1967. С. 596. . 17 Там же. С. 601.

уже существующие у него схемы действия. Аккомодация— это изменение таких схем в соответствии с требованиями, предъявляемыми новыми задачами. Единство этих процессов приводит к установлению равновесия между ними и в отношениях организма со средой, нарушение которого каждый раз — в силу биологического закона стремления системы к равновесию — вызывает тенденцию к восстановлению равновесия. Критикуя теорию мышления, в частности, необихевиористскую, за то,, что они «пренебрегают внутренними регуляциями в пользу только приобретенных ассоциаций», Пиаже подчеркивает, что объект воздействует не сам по себе: у субъекта существуют умственные структуры, которые вместе с действиями субъекта и последующей интериоризацией действий в интеллектуальные операции являются важным условием интеллектуального развития. Интеллектуальное развитие рассматривалось как ряд качественных стадий, понимание которых менялось в ходе развития концепции. В 20-х гг. Ж. Пиаже рассматривал развитие как переход от аутистического — к эгоцентрическому— и от него к социализированному мышлению. Центральным моментом в этот период явилось описание эгоцентризма детской мысли. В последующем интеллектуальное развитие рассматривалось как смена господствующих умственных структур. Пиаже выделял три фундаментальные структуры интеллекта: сенсомоторные координации, конкретные и формальные операции и на-ходящиеся в зависимости от этих структур стадии интеллектуального развития ребенка: стадию сенсомоторного интеллекта, на которой ребенок действует с материальными объектами (от рождения до 2 лет); стадию конкретных операций — когда системы действий выполняются в уме, но с опорой на конкретный материал (от 7 до 11—12 лет); последнюю стадию — стадию формальных операций. С образованием формальных операций достигается наивысший уровень развития мышления (от 11—12 лет до 13—14 лет). Порядок стадий соответствует определенным возрастам. Он неизменен, но возраст может варьировать в зависимости от условий жизни ребенка. В соответствии с представлением обобяза-тельности стадий решается проблема обучения и умственного развития. Обучение оказывается следующим за развитием. Развитие имеет свою собственную логику, внутренние законы и ведет за собой обучение.

360

Фундаментальная концепция Ж. Пиаже на протяжении всех лет ее развития была предметом изучения « критического анализа советских психологов, которые «выступали как «за», так и «против» Пиаже: «за» факты и «против» их интерпретации. Однако с какой бы -позиции Пиаже ни критиковали, его идеи продолжают сохранять фундаментальное значение для психологии вообще и для детской психологии в особенности. Глубина и цельность его учения всегда будут помогать нам совершенствовать свои исследования для понимания законов психического развития ребенка» .

Проблема развития психики человека, его сознания в процессе человеческой истории после французской социологической школы получила фундаментальную разработку в концепции современного французского антрополога, основателя структурной антропологии, социолога и философа К. Леви-Стросса (р. 1908 г.). Он изучает структуру общественного сознания традиционных обществ (индейские племена), их мифы, структуры родства и др. Рассматривая мифы самым характерным продуктом примитивной духовной культуры, мифологическое коллективное фантазирование адекватно отражает «анатомию ума». Мифологии посвящен ряд фундаментальных работ К. Леви-Стросса. Он является творцом структурной типологии мифов.

Анализируя тексты мифов, опираясь на метод структурной лингвистики, в частности используя работы Р. Якобсона, он пришел к выводу, что по своим интеллектуальным операциям архаическое мышление не отличается от современного: логика мифического мышления является столь же взыскательной, как логика современного мышления. Ядро мифа составляют образные компоненты. Миф наполнен образами богов, героев, людей, явлений природы. В качестве основной единицы анализа ментальных структур он выдвигает двоичную -(бинарную) оппозицию. Центральной оппозицией является различение природы и культуры, которое в различных мифологических представлениях получает широкое содержательное наполнение (рациональное и чувственное, человеческое и животное, мужское и женское, -сырое и вареное).

18

Обухова Л. Ф. Концепция Жана Пиаже: за и против. М., 1.981. С. 189. .

361

Несмотря на подчеркивание своеобразия первобытного мышления, которое заключается в его конкретно-сти, утверждение универсальности ментальных структур стирает качественные различия между конкретно-историческими формами сознательных образований. Вопрос об этих различиях стал предметом острой полемики между К. Леви-Строссом и сторонниками исторического метода в анализе сознания (в частности, лидером французского экзистенциализма Ж.-П. Сартром).

А. Валлон развивает взгляд, согласно которому между современным и другими типами мысли нет противоречия. Он защищает положение о постоянном прогрессе развития человеческого знания, так, что «на каждой стадии мысли категории представляют собой то, чем они могут быть в зависимости от тех средств, которыми располагает человек по отношению ко всей Вселенной» . Ф. Клике («Пробуждающееся мышление», 1983) раскрывает в архаическом мышлении предпосылки рационального определения реальности. В ходе исследований первобытного мышления возникло требование производить их на задачах, имеющих для исследуемых лиц практический смысл. Эту идею защищал М. Верт-геймер в своей ранней работе о числовых образах и числах у примитивных народов. Он показал, что особенности практики дают основу для познавательной деятельности.

Реконструкции хода исторического развития человеческого мышления в прошлом способствуют межкультурные исследования — область, получившая развитие в зарубежной психологии начиная с 50-х гг. Ее предметом являются не споры о первобытном мышлении, а исследование особенностей познавательной деятельности разных культур и народов Африки, Дальнего Севера (Аляски), индейских племен Южной Америки, находящихся на низкой ступени социально-экономического развития. Целью была проверка универсальности гипотезы о восприятии, мышлении, памяти. В этих исследованиях представителям различных культур предлагались тесты, составленные из задач, обычно решаемых американцами-горожанами в условиях их социальной и культурной жизни. При этом не учитывались особенности общественно-производственной практики, которая через

Валлон А. От действия к мысли. М., 1956. С. 124систему предъявляемых ею требований к познавательной деятельности человека определяет формы его сознательной деятельности. На результат влияли также такие факторы, как ситуация тестирования, интерес к задаче, страх перед иностранным взрослым и т. п. Так, в силу причин методологического характера межкультурные исследования привели к расистским выводам. Как отмечают Г. Триандис и др. большинство исследований, сравнивающих способности отдельных расовых групп, методологически настолько несовершенны, что их не следовало бы публиковать. Однако они не только публиковались, но и были некритически использованы в качестве основы для политических акций. Примечателен вывод, который делают авторы: «Это недостаточное состояние дел должно быть выправлено в психологии, прежде чем какие-нибудь внешние силы прекратят межкультурные исследования» .

В рамках межкультурных исследований развиваются и другие подходы к изучению познавательных процессов в условиях разных культур. Они направлены на выявление разнообразных социокультурных условий,

детерминирующих мышление людей в различных обществах и позволяющих понять его особенности (Дж. Бру-нер, Г. Яхода, Д. Кэмпбелл, М. Коул, О. Клайнеберг и др.). Экспериментальные исследования по формированию понятий среди племени уолоф в Африке показали, что результаты, полученные у уолофских школьников, ближе к результатам школьников Бостона, чем одноплеменников, не получивших школьного образования. Эти и другие данные привели Брунера к выводу, что именно отсутствие интеллектуальной подготовки типа той, которую дети получают в школе, приводит к формированию интеллектуальной деятельности, адекватной для решения конкретных задач и неадекватной — для задач, требующих абстрактного мышления. Эти выводы-чрезвычайно близки к идеям, развиваемым советской психологией (А. Н. Леонтьев, П. Я. Гальперин, Д. Б. Эльконин, В. В. Давыдов, П. Тульвисте и др.), об определяющей роли деятельности в развитии познава-

Триандис Г., Мал пасс Р., Дэвидсон Э. Психология и куль-тура//История зарубежной психологин. Тексты. М., 1986.

Брунер Дж. Исследование развития познавательной деятель ности. М., 1971.

363

тельных процессов. Изучение психологических процессов в условиях разных культур является важным средством для решения проблем, связанных с пониманием изменений мышления — и психики в целом — в ходе исторического развития человеческого общества.

Большим и важным явлением современной зарубежной психологии является интерес к марксистской теории, которая осознается многими психологами разных (как социалистических, так и капиталистических) стран как открывающая продуктивный подход к объяснению психологических проблем. Подход к человеку как продукту развития в исторических условиях, понимание процесса происхождения и развития человеческого сознания в ходе трудовой деятельности, сам диалектический метод марксистской философии оцениваются в их значении для конкретного исследования в психологии. «Именно марксистская диалектика... избавила психологию от выбора между элементарным материализмом и бессодержательным идеализмом, между топорным суб-станционизмом и безграничным иррационализмом»,— так оценивает значение марксизма для психологии виднейший французский психолог-марксист Анри Валлон .

Впервые в зарубежной психологии попытку построить психологию на основе принципов философии марксизма предпринял Ж. Политцер (1903—1942). С марксистских позиций Ж. Политцер критиковал буржуазные психологические и философские концепции — классическую буржуазную субъективную психологию, новые направления, особенно психоанализ, а также бихевиоризм, гештальтпсихологию, персонализм В. Штерна и др., интуитивизм А. Бергсона, теоретические основы таких новых областей психологии, как психология индивидуальных различий, психотехника. Политцер показывает, что ни одно из этих направлений, выступивших с критикой классической психологии, не разрешает кризиса психологии 23. Попытка решения кризиса, предложенная К. Бюлером, который призывал объединить все лучшее в субъективной, духовно-научной психологии и бихевиоризме, расценивается Политцером как возвращение психологии на стадию, предшествующую той, которую под-

Валлон А. От действия к мысли. М., 1956. С. 237. См. об этом: Хрестоматия по истории психологии/Под ред. П. Я. Гальперина, А. И. Ждан. М, 1980.

вергли критике Уотсон и Шпрангер. Политцер убедительно показывает, что все новые направления в психологии остаются «связанными» признанием «реализмаА внутренней жизни», а критика старой психологии в каждом из них является частичной, фрагментарной, не затрагивающей основ ее идеалистической трактовки человека. Политцер защищал тезис о том, что задача создания подлинно научной — конкретной — психологии может быть решена только на основе марксизма, который представляет собой единственно адекватную основу психологии как подлинной науки.

Методологические идеи Ж. Политцера получили продолжение и развитие в трудах прежде всего французских психологов: в генетической психологии А. Валлона, в трудах Р. Заззо, в исторической психологии И. Мейерсона и Ж--П. Вернана, Ф. Мальриё, в работах: об общественно-историческом характере личности филог-софа-марксиста Л. Сэва и др. Большой интерес представляет вышедшая в 1976 г. на русском языке книга К. Б. Клеман, П. Брюно, Л. Сэва «Марксистская критика психоанализа» — глубокий труд в области современной французской марксистской мысли, посвященный марксистскому анализу учения 3. Фрейда, его последователей, неудач «фрейдомарксизма» (В. Райх, Г. Мар-кузе, Э. Фромм). Большой интерес к марксизму проявляют психологи ФРГ, Италии, США и других стран-. Говоря об обращении зарубежных психологов к марксизму, следует отметить наличие глубоких расхождений: между разными авторами как в понимании марксистского учения, так и в применении его к психологии .

Растет авторитет советской психологии за рубежом. Все шире становится круг советских авторов, труды которых выходят в переводах в разных странах мира. Так,, в США издается ежеквартальный журнал «Советская* психология» (сборник переводов статей), выходит трехтомная антология «Советская психология развития»,, осуществляются новые выпуски работ Л. С. Выготского,, А. Р. Лурии, А.Н.Леонтьева, П.Я.Гальперина, С.Л.Рубинштейна и др.

См. об этом, например: Сэе Л. Психоанализ и исторический* ? материализм///(лел<дн К. В., Брюно П., Сэе Л. Марксистская критика психоанализа. М., 1976; Бессознательное. Природа, функция, методы исследования. Т. 1/Под ред. Ф. М. Васина и др. М., 1978.

<< |
Источник: Ждан А. Н.. История психологии: Учебник. — М.: Изд-во МГУ.—367 с.. 1990

Еще по теме Логотерапия:

  1. Раздел восьмой СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ВАЖНЕЙШИЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ПСИХОЛОГИИ
  2. 5.4. Стоимость воспроизводства и плата за природные ресурсы
  3. 5.3. Сравнительная экономическая оценка природных ресурсов
  4. 5.2. Абсолютная и экономическая оценки
  5. 5. ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ОЦЕНКА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ
  6. 5.1. Содержание экономической оценки
  7. 4.3. Основные направления научно-технического прогресса и их влияние на охрану окружающей среды и рациональное природопользование
  8. 4.2. Оценка ущерба от загрязнения окружающей среды
  9. 4. ПРИРОДОПОЛЬЗОВАНИЕ И НАУЧНО-ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС
  10. 4.1. О критерии решения экологических проблем
  11. 3.5. Сочетание требования экологизации производственных процессов с требованиями экономического роста отраслей народного хозяйства
  12. 3.2. Возобновимые и невозобновимые ресурсы. Проблемы истощения. Основные пути предотвращения истощения природных ресурсов
  13. 3.3. Основные признаки естественных ресурсов, их классификация, как экономической категории
  14. 3.4. Основные виды и направления природопользования
  15. 3. ПЛАНИРОВАНИЕ ВОСПРОИЗВОДСТВА ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ