<<
>>

Политические комбинации осени — зимы 1932-1933 гт. Приход Гитлера к власти

Новую избирательную кампанию все политические партии вели на пределе сил. Население вяло реагировало на предвыборные лозунги. Пожалуй, только нацисты нашли простой и понятный избирательный слоган: «Честный заработок за честную работу».

Настоящей политической сенсацией предвыборной кампании стала забастовка берлинских транспортников в начале ноября. Она была организована коммунистами, но к стачке присоединились нацисты. В течение нескольких дней коммунисты и нацисты вместе выставляли пикеты, избивали штрейкбрехеров, строили заслоны на трамвайных путях.

На выборы пришло 80 % зарегистрированных избирателей — меньше, чем в июле 1932 г. и в сентябре 1930. Результаты голосования показали, что «кабинет баронов» Папена продолжал оставаться в изоляции. Почти 90 % избирателей (более 30 млн) проголосовало за партии, находящиеся в оппозиции правительству. Продолжали утрачивать свои позиции социал-демократы. Они получили около 20 % голосов и потеряли 12 мест в рейхстаге. За КПГ проголосовало почти 17% избирателей, партия провела в рейхстаг 100 депутатов. Если в июле разрыв в голосах избирателей между СДПГ и КПГ составлял 7,3 % в пользу социал-демократов, то теперь он сократился до 3,6 %. Но их общее представительство в рейхстаге в ходе трех последних парламентских выборов не изменилось. В сентябре 1930 г. СДПГ и КПГ имели 220 депутатов, в июле 1932 г. — 222, в ноябре — 221. Эти данные показывают, что СДПГ и КПГ, действуя в одном электоральном пространстве, исчерпали свои избирательные возможности. Однако Тельман смотрел на политические перспективы с большим оптимизмом.

Самыми неожиданными оказались итоги выборов для нацистов. Они получили 33 % голосов — 11,7 млн, что было на 2 млн голосов меньше, чем на предыдущих выборах. Численность парламентской

194

Глава III. Веймарская республика 1918-1933 гг.

та возможностью гражданской войны.

Шлейхер предложил свои услуги в качестве главы правительства, заверив президента, что сумеет договориться с нацистами о сотрудничестве. 3 декабря Шлейхер был назначен главой президентского кабинета, сохранив за собой пост военного министра. КПГ сразу же назвала правительство «новой ступенью фашистского режима».

Курт фон Шлейхер был выходцем из старинной прусской аристократической семьи и близким другом сына германского президента. Военную карьеру сделал при поддержке Грёнера, адъютантом которого стал в 1918 г. В конце 1920-х гг. был назначен начальником управления сухопутных сил рейхсвера и получил звание генерала. Умный, обаятельный, уверенный в себе и большой интриган, Шлейхер входил в ближайшее окружение президента. Став канцлером, он публично заявил, что готов сотрудничать со всеми конструктивными силами. Шлейхер даже рекомендовал министрам плотнее работать с парламентскими комиссиями, а депутатские фракции призвал отказаться в рейхстаге от межпартийных «разборок». Шлейхер получил «передышку» от рейхстага, который на своем заседании 6 декабря отказался голосовать за вотум недоверия новому правительству. С 9 декабря рейхстаг отложил пленарные заседания до 24 января 1933 г., предоставив правительству свободу действий.

Канцлер намеревался сотрудничать с различными профсоюзами, чтобы подорвать в них партийное влияние и заручиться поддержкой. С этой целью правительство отменило значительную часть статей чрезвычайного декрета от 4 сентября, который вызывал массовый протест рабочих и профсоюзов. Были выделены ассигнования на общественные работы в целях рассасывания безработицы. Шлейхера стали называть «социальным генералом», чем он был весьма польщен. Позже один из профсоюзных лидеров скажет, что имел дело с человеком, который «понимал» интересы рабочих.

Шлейхер имел свой план не просто «укрощения» несговорчивого Гитлера, а устранения последнего с политической арены путем раскола нацистской партии. Канцлер предложил посты вице-канцлера и премьер-министра Пруссии Г.

Штрассеру, второму человеку в НСДАП. Штрассер считал, что максимализм фюрера отдаляет нацистов от власти и грозит партии полной изоляцией. Он принял предложение Шлейхера, рассчитывая на поддержку 60-70 депутатов нацистской фракции рейхстага.

В НСДАП назревал внутренний кризис, который вел партию к расколу. Гитлеру, однако, удалось преодолеть внутреннюю фронду

3. Крах Веймарской системы (?929-1933)

195

и изолировать Штрассера. 8 декабря между ними произошел открытый разрыв. Штрассер был вынужден уйти из партии. Таким образом, план Шлейхера провалился. Обещанного Шлейхером единства «национальных сил» не получилось. Канцлер оказался в изоляции. Окружение Гинденбурга подталкивало президента к прямым переговорам с Гитлером. Посредником в переговорном процессе оказался Папен.

4 января 1933 г. в доме кёльнского банкира Курта фон Шредера состоялась встреча Папена с Гитлером. Папен предложил Гитлеру возглавить коалиционное правительство из нацистов и националистов Гугенберга. Сам Папен претендовал на пост вице-канцлера при Гитлере, надеясь держать лидера нацистов под контролем. Гитлер согласился, но потребовал ряд ключевых министерских постов для своей партии. Соглашение состоялось. Эта встреча была важнейшим событием на пути нацистов к власти. Известный немецкий историк К. Д. Брахер назвал кёльнскую встречу «часом рождения Третьего рейха».

7 января в Дортмунде Папен информировал ведущих рурских промышленников о своей встрече с Гитлером. 9 января Папен известил о ходе переговоров Гинденбурга, и нашел поддержку президента. Параллельно Папен и Гитлер вели переговоры с лидером НННП Гугенбергом. Самоуверенности Гитлеру на переговорах прибавила победа нацистов в ландтаг небольшой земли Липпе 15 января 1933 г. Нацисты получили 39 % голосов — больше, чем СДПГ. Исход выборов был воспринят президентским окружением как восстановление авторитета НСДАП.

22 января в доме виноторговца Иоахима фон Риббентропа, недавно примкнувшего к нацистам, Гитлер под покровом ночи встретился с сыном президента Оскаром фон Гинденбургом (1883-1960).

Беседа с глазу на глаз продолжалась около двух часов и закончилась, к взаимному удовлетворению, полным согласием. Гитлер получал пост канцлера, Папен — вице-канцлера в правительстве «национальной концентрации», включавшем нацистов и националистов. Гитлеру были обещаны новые выборы в рейхстаг.

Шлейхер еще надеялся усидеть в кресле рейхсканцлера. Он дважды просил Гинденбурга объявить чрезвычайное положение, распустить рейхстаг, запретить НСДАП и КПГ. Фактически речь шла об установлении военной диктатуры при живом президенте. По Берлину пошли слухи о подготовке Шлейхером государственного переворота. Партийные лидеры, прусские аграрии, крупные промышленники

13»

196

Глава 111. Веймарская республика ?918-1933 гг.

на встречах с Гинденбургом высказались не только против планов Шлейхера, но и против самого канцлера-генерала. Все они находили аргументы для его отставки. Предприниматели были недовольны заигрыванием Шлейхера с профсоюзами, аграрии — отказом от санирования сельского хозяйства, политики — перспективой введении чрезвычайного положения. Всем им кабинет «национальной концентрации» Гитлера представлялся предпочтительнее военной диктатуры Шлейхера. Оказавшись в полной изоляции, 28 января кабинет Шлейхера ушел в отставку.

Историки до настоящего времени спорят о роли Шлейхера в политических событиях 1932-1933 гг. Одни считают его «главным проводником» фашизации Германии и ставят в один ряд с Папеном. Другие утверждают, что Шлейхер пытался отойти от откровенно авторитарного курса Папена и расширить базу президентского режима. Часть историков видит в Шлейхере активного противника Гитлера. Они придерживаются того мнения, что введение чрезвычайного положения Шлейхеру нужно было не для изменения конституции, а для установления временной (или скрытой) военной диктатуры, которая только и могла остановить наступление фашистов и коммунистов. Кабинет Шлейхера рассматривается как вариант консервативной альтернативы фашистской диктатуре.

После отставки Шлейхера в политических кругах уже мало кто сомневался в том, что новым рейхсканцлером станет Гитлер.

Войти в кабинет Гитлера изъявили желание лидеры Центра и даже социал-демократы. Однако Папен на эту тему с СДПГ переговоров не вел, а лидерам Центра ответил отказом. Папен в качестве партнера Гитлера по правительственной коалиции видел только НННП. Но Гугенберг за свой союз с Гитлером хотел получить как можно больше. Он потребовал от Гитлера наряду с министерскими портфелями и ключевой пост министра внутренних дел Пруссии. В конце января Папен, Гитлер и Гугенберг неоднократно обсуждали состав будущего правительства. Даже утром 30 января в приемной кабинета президента Гитлер и Гугенберг продолжали спорить по поводу распределения правительственных должностей.

Около полудня 30 января президент привел к присяге нового рейхсканцлера. Им стал Адольф Гитлер. Он возглавил непрезидентский кабинет и должен был добиваться поддержки рейхстага, в котором нацисты были в меньшинстве. Республиканская конституция сохранялась, Гинденбург оставался главнокомандующим рейхсвером. Гитлер казался пленником президента. Папен записал в дневнике: «Мы

3. Крлх Веймарской системы (1929-1933) 19 3

фракции НСДАП уменьшилась с 230 депутатов до 196. Пик своего влияния НСДАП прошла летом 1932 г. — как и экономический кризис. Отход избирателей от нацистской партии продолжился и на земельных выборах. Она потеряла большое число голосов на земельных выборах в Нижней Саксонии, Померании, Шлезвиг-Гольштейне. На выборах в ландтаг Тюрингии нацисты недосчитались почти 40 % голосов. Избирательные неудачи НСДАП дали повод лидерам КПГ списать ее с политических счетов и игнорировать опасность прихода нацистов к власти. Коммунисты полагали, что в создавшейся ситуации возрастает роль «социал-фашистов», как опоры финансового капитала.

Попытки Папена сформировать после выборов правительство парламентского большинства закончились неудачей. Гитлер даже отказался обсуждать с канцлером вопрос о сотрудничестве. 17 ноября 1932 г. Папен ушел в отставку. Проблему канцлера должен был решать президент.

В середине ноября Гинденбург получил от крупных промышленников и банкиров, среди которых были Фриц Гиссеи (18731951), Япмар Шахт (1877-1970), Курт фон Шредер (1889-1966), письма с предложением назначить Гитлера на пост канцлера. Письма произвели на Гинденбурга большое впечатление. Он предложил Гитлеру канцлерство в правительстве парламентского большинства. Но лидер нацистов категорически отказался участвовать в коалиционном кабинете, настаивая на создании кабинета президентского.

I декабря 1932 г. президент обсуждал сложившуюся ситуацию с Папеном и Шлейхером- Папен предложил вновь передать ему пост канцлера президентского кабинета, распустить рейхстаг и провести конституционную реформу указом президента. Возможные беспорядки он рассчитывал подавить с помощью рейхсвера. Шлейхер. как министр обороны, исключил использование армии и припугнул президен- К. фон Шлейхер

13 История Германии, Том 2

3. Крах Веймарской системы (1929-1933)

197

наняли его [Гитлера] на работу... Через два месяца Гитлера в угол зажмем так, что у него кишки наружу полезут».

Вечером 30 января по улицам Берлина с горящими факелами и униформе, распевая боевые песни, прошла 25-тысячная колонна штурмовиков. Открылась новая страница германской истории.

Политические альтернативы 1933 г.

Многие десятилетия историки разных стран и направлений пытаются ответить на вопросы: было ли неизбежным установление нацистского режима в Германии? Существовали ли альтернативные пути преодоления политического кризиса 1932-1933 гг.? В советской историографии (В. Н. Виноградов, Г. Н. Горошкова, Я. С. Драбкин, В. С. Дякин, А. С. Ерусалимский В. Д. Кульбакин, М. И. Орлова, Г. Л. Розанов, Н. П. Шелудченко и др.) назначение Гитлера канцлером оценивалось как «захват власти». В качестве альтернативы фашизму рассматривалась только диктатура пролетариата. Эта позиция основывалась на «трех китах». Во-первых, на классовой оценке парламентской демократии как воплощении «диктатуры» буржуазии. Во-вторых, на отрицании понятия «национальный интерес» и противопоставлении классовых интересов. В-третьих, на коминтерновском определении фашизма как политического течения, выражающего интересы наиболее «реакционных и агрессивных кругов империалистической буржуазии». Из этого делался вывод, что в условиях глубокого социально-экономического и политического кризиса монополистическая финансово-промышленная олигархия сделала ставку на Гитлера и передала ему власть. Советские историки не считали неизбежным приход к власти нацистов. Они утвердились во мнении, что предотвратить нацистский переворот мог только немецкий пролетариат, возглавляемый КПГ. Однако «раскольническая» позиция СДПГ ослабила немецкий рабочий класс, чем и воспользовалась империалистическая буржуазия.

С конца XX в. в российской германистике началось переосмысление многих проблем истории Веймарской республики, в том числе и ее краха. Новые подходы к проблеме прихода Гитлера к власти оказались характерны разным поколениям исследователей (В. А. Артемов, И. Я. Биск, А. И. Борозняк, В. А. Буханов, Ю. В. Галактионов, Л. И. Гинцберг, М. Е. Ерин, Г. А. Космач, А. Б. Цфасман, Н. С. Черкасов, И. Д. Чигрин и др.). Впервые российские историки вышли за рамки дихотомии «фашизм — коммунизм». Поставлена под сомнение

198

Глава Ш. Веймарская республика 1918-1933 гг.

или отрицается вовсе леворадикальная (коммунистическая) альтернатива фашизму.

В ходе научных дискуссий 1990-х гг. часть историков поставила вопрос о демократической альтернативе фашизму, которая могла быть реализована через единство всех демократических сил и создание антифашистского фронта. Ее сторонники не учитывают, что демократическая составляющая германского политического спектра в начале 1930-х гг. была чрезвычайно узкой и неустойчивой. Из него выпадала КПГ, которая никогда не была демократической партией. Буржуазные парламентские партии оказались в состоянии глубокого кризиса и отходили от поддержки республики. В начале 1930-х гг. немецкое общество обнаружило слабость демократического сознания и оказалось во власти массового «консервативного экстремизма».

Закономерно встает вопрос о консервативной альтернативе Гитлеру в форме скрытой военной диктатуры (вариант Шлейхера). Она была возможна при условии поддержки Шлейхера рейхсвером и демократическими партиями. Однако последние считали гражданский легальный кабинет Гитлера «меньшим злом», чем диктатура Шлейхера. Настроения военной верхушки выразил начальник военного управления генерал Курт фон Хаммерштейн (1878-1943) в письме Гитлеру: «Если Вы придете к власти законно, меня это устроит. В ином случае отдам приказ открыть огонь».

Историки ФРГ разных поколений и школ (К. Д. Брахер, М. Брошат, X. А. Винклер, Э. Кольб, Р. Кюнль, X. Моммзен, X. Мюллер, Д. Пой-керт, К. Эрдман и др.) многие десятилетия также обсуждают вопрос о том, был ли неизбежным крах Веймарской республики и кто виноват в ее падении. Еще в 1950-1960-е гг. среди немецких историков получил широкое распространение тезис о «нежизненности» веймарской демократии, о ее «импровизированном» характере. Делался вывод о том, что «1933 г. был результатом 1918 г.».

Многие историки вину за немецкую катастрофу 1933 с возлагают на либеральные немецкие партии — НДП и ННП. Эти партии, политическая энергетика которых лежала в основе веймарской государственности, оказались неспособными стать интегрирующей основой республики. Либеральные идеи не смогли конкурировать с идеологией «консервативной революции». С конца 1920-х гг. возможность политического самосохранения они связывали с переходом на антилиберальное и националистическое поле. Однако ни НДП, ни ННП не могли на нем конкурировать как с традиционными националистами, так и с национал-социалистами.

3. Крах Веймарской системы (1929-1933)

199

Ряд историков негативное развитие политической ситуации в начале 1930-х гг. связывают с Центром, который был важным фактором внутренней политики. Центр обвиняют в том, что, поддержав методы чрезвычайного управления канцлера Брюнинга, он содействовал движению страны в сторону авторитаризма и был готов вступить в правительство Гитлера.

Во многих работах немецких историков подробно исследуется позиция двух рабочих партий — СДПГ и КПГ — в период политического кризиса республики. Обе партии признаются важным элементом антифашистского движения. В январе 1933 г. им был предоставлен последний шанс для совместного отпора нацистам, но он не был использован ни коммунистами, ни социал-демократами. Обе партии не смогли преодолеть идеологических различий и создать единого антифашистского фронта. Существует, однако, мнение, что единый рабочий фронт не мог остановить Гитлера, так как любые акции протеста вели к гражданской войне, в которой рабочие не имели никаких шансов на успех.

Большинство немецких историков приходят к выводу, что из двух рабочих партий главную ответственность за приход нацистов к власти несет КПГ. Этот вывод они аргументируют тем, что КПГ была антидемократической партий. Она вела длительную борьбу против буржуазной республики с целью установления коммунистической диктатуры. Причем КПГ видела основного врага революции в социал-демократии, против которой и сосредоточила главный удар. Партия не была готова к единому антифашистскому фронту.

И все-таки преобладающим является мнение, что основной враг парламентской демократии был справа, в лице НСДАП. На эту тему написаны тысячи работ. Их пронизывает одна идея, что история движения нацистов к власти есть одновременно история разрушения республики. Гитлер, создавший национал-социалистическую партию, использовал антивеймарские и антиверсальские настроения немцев, экономический и политический кризис, чтобы обвинить парламентскую демократию не просто в неспособности возродить Великую Германию. Он обвинял Веймарскую республику в том, что она является порождением враждебных антигерманских сил и не соответствует немецкой ментальности. В грядущем же национал-социалистическом Третьем рейхе миллионы немцев, богатых и бедных, рабочих и крестьян, ремесленников и торговцев, протестантов и католиков увидели соединение традиционных национальных ценностей и революционного обновления.

200

Глава III. Веймарская республика 1918-1933 гг.

<< | >>
Источник: Бонвеч Б., Галактионов Ю.В.. История Германии : учебное пособие : в 3 т. — М.: КДУ. — Т. 2: От создания Германской империи до начала XXI века. 2008

Еще по теме Политические комбинации осени — зимы 1932-1933 гт. Приход Гитлера к власти:

  1. 1. Приход нацистов к власти. Унификация общественной и политической жизни (1933-1934)
  2. Приход фашистов к власти
  3. ПРИХОД К ВЛАСТИ ИНДИРЫ ГАНДИ
  4. Топильцин приходит к власти
  5. Большевики приходят к власти
  6. Приход к власти ПАСВ и обстановка в стране в 1968—1969 гг.
  7. ВТОРОЙ ПРИХОД К ВЛАСТИ ПАРТИИ БААС (1968-1979)
  8. Тема 1.4. Основные признаки политической (государственной) власти. Политическое господство и легитимность
  9. Рабинович А.. Большевики приходят к власти: Революция 1917 года в Петрограде, 1989
  10. Тема 6СОЦИАЛЬНЫЕ СУБЪЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
  11. Необходимые источники политической власт
  12. Эволюция княжеств и политической власти князей
  13. Модуль 3МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВЛАСТИ
  14. Политический и экономический характер нации. Власть и буржуазия
  15. БОРЬБА ЗА ДЕМОКРАТИЗАЦИЮ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. КРИЗИС ВЛАСТИ
  16. СМЕНА ВЛАСТИ. ПОЛИТИЧЕСКИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКИЕ РЕФОРМЫ БЕН АЛИ
  17. Графические модели и приемы трейдинга Комбинации баров, свечей
  18. «Кулацкая ссылка» и последствия голода в 1932-1934 гг.