<<
>>

, ? 19.6. Независимая судебная политика и политика групп интересов

Мы знаем из главы 4, что в случае частных продаж или контрактов, если выполнение условий не симметрично с обеих сторон контракта или если нельзя положиться на желание иметь деловые отношения в будущем как гарантию добросовестности, стороны контракта будут настаивать на вмешательстве суда или третейского судьи — независимой третьей стороны — для обеспечения исполнения контракта. Но не существует правового механизма применения санкций к законодательному органу, который не может успешно провести переговоры с группой интересов.

Если, например, авиатранспортная отрасль получает от конгресса (как, по-видимому, она сделала в 1938 г.) правовую норму, облегчающую монопольное ценообразование и одновременно не допускающую вход новых конкурентов, которых подобное ценообразование должно привлекать, принявший эту норму конгресс не может предотвратить внесение избранным позднее конгрессом поправок в эту норму, неблагоприятных для авиакомпаний, или вообще ее отмену (что в конце концов и произошло, но лишь через 45 лет). Ясно, что недобросовестность конгресса сокращает текущую ценность законодательной защиты для групп интересов в будущем, а стало быть, будущее благосостояние конгрессменов. Но для многих отдельных конгрессменов, особенно для тех, кто не рассчитывает оставаться в конгрессе в течение длительного времени, выгоды от отмены принятого прежним конгрессом законодательного акта могут превзойти издержки. Когда голоса при первоначальном принятии закона делятся примерно поровну, уход из победившей коалиции всего нескольких конгрессменов в результате достижения пенсионного возраста или поражения на выборах может привести к отмене закона на следующей сессии конгресса. Вновь избранные конгрессмены не имеют обязательств уважения сделок, заключенных их предшественниками.

Стабильность, необходимая для долгосрочных законодательных сделок, предоставляется: 1) процедурными правилами законодательного органа и 2) независимостью судей.28 Наиболее важное процедурное правило — требование, чтобы законодательные нормы (включая поправки и отменяющие акты) принимались большинством голосов. Это требование делает принятие законов сложным и длительным процессом вследствие трансакционных издержек достижения соглашения между большим числом индивидов. Если закон уже принят, то вероятность его значительного изменения или отмены в ближайшем будущем низка, если учесть давление других законодательных сил.147 Препятствия в процессе законотворчества придают принятым законодательным актам свойство долговечности, тем самым увеличивая ценность законодательных норм и спрос на них.

Второй эффект работает в противоположном направлении: увеличивая переговорные издержки и неопределенность, а также отсрочивая получение выгод от принятия законодательных норм» препятствия сокращают производительность расходов на ?проталкивание* законов. Однако при правдоподобных допущениях увеличение ценности законодательных норм превосходит увеличение издержек их принятия. Это показано на рис. 19.1. Величина представляет кривую спроса на определенную законодательную норму, отвечающую интересам некой группы» при допущении, что выгоды от принятия этой нормы можно получать только в течение определенного периода (т. е. в течение срока полномочий принявшего норму законодательного органа). Кривая спроса имеет отрицательный наклон, потому что некоторые группы получат большие выгоды от протекционистского закона, чем другие, и поэтому будут готовы заплатить более высокую цену за принятие этого закона.

МСХ — издержки законодательного органа по принятию данного закона. Чистые выгоды от принятия закона, предположительно разделяемые между законодателями и группами интересов, представлены областью АВС. Однако если выгоды от принятия закона могут быть получены в течение более длительного периода, чем срок пребывания законодателей у власти, кривая спроса становится вертикальной, кратной ?)х (например, -02)»148 и чистые выгоды от принятия закона оказываются больше (2ЖР), чем в модели с одним периодом, хотя издержки принятия закона также выше (МС2).

Некоторые законодательные нормы неэффективны без существенных ежегодных ассигнований со стороны законодательного органа либо на выплату периодических субсидий, либо на покрытие расходов государственного органа, на который возложено исполнение данного закона. Законодательные нормы, «не обеспеченные» в этом смысле на момент их принятия, имеют значительно меньшую ценность для получающих выгоду от них, так как может оказаться, что эти нормы необходимо «покупать* заново каждый год. Поэтому независимо от проблемы привлечения нового входа (см. п. 19.3) следует ожидать, что законодательство, «проталкиваемое* группами интересов, будет принимать форму, исключающую необходимость значительных ежегодных ассигнований. Важным примером являются законодательные нормы, учреждающие регулирующие органы, которые используют регулирование расценок и входа для перераспределения благосостояния: ежегодный бюджет этих органов незначителен по сравнению с производимым ими перераспределением. Кроме того, при использовании прямых субсидий их финансирование часто делают независимым от дальнейших законодательных действий с помощью введения naerito

See $ ЫСг

мсх

D 2

1>

А

F

С

?'М ' ;тг4

.-/в. Количество

Рис. 19.1

адресного налога, как, например, в программах содержания федеральных автомагистралей и социального обеспечения.

Проблема законодательства, требующего значительных ежегодных ассигнований для поддержания его действенности, иллюстрируется опытом применения «сухого закона». Сторонники этого закона смогли добиться принятия поправки к конституции. Как правило, данный вид законодательной нормы имеет большой срок действия. Но запрет продажи алкогольных напитков требовал значительных объемов деятельности по контролю за исполнением закона, для которой последующие конгрессы не смогли выделить достаточно средств, в результате чего поправка к конституции по сути перестала действовать и была отменена в 1933 г., «продержавшись» всего 13 лет.

Ни одна законодательная норма не может исполняться «сама собой». Если люди, на которых распространяется действие закона, отказываются подчиниться ему, возникает необходимость вмешательства суда. Судебный орган, который зависим от текущего состава законодательного органа, может аннулировать по толкованию законодательную норму, принятую на предыдущей сессии законодательного органа. Вероятность этого меньше, если условия договора найма судей делают их независимыми от желаний действующих законодателей.149 Однако поскольку независимое правосудие не только является источником выгод для законодательного органа, но и приводит к издержкам, следует ожидать, что судебный орган будет иметь тем меньшую независимость, чем меньше ожидаемая продолжительность действия некоторой законодательной нормы. В этом может заключаться одна из причин (другая объясняется в п. 24.2), по которой, по мере того как мы перемещаемся с федерального уровня на уровень штатов и местного управления, мы обнаруживаем все меньшие сроки пребывания в должности судей и все большее доверие к выборам, а не к назначению как к методу их отбора. Чем меньше территориально юрисдикция законодательного органа, тем в меньшем масштабе может быть применено протекционистское законодательство. Существует больше конкуренции между городами, чем между штатами, и больше между штатами, чем между странами, поскольку, с точки зрения жителя, города лучше замещают друг друга, чем штаты, а штаты — лучше, чем различные страны. Это ограничивает эффективность схем перераспределения благосостояния от одной группы жителей к другой на уровне штатов и местных территориальных образований. Однако если группы интересов не будут стремиться заключить долгосрочные сделки с законодательными органами городов и штатов, политические органы будут с меньшей готовностью покрывать издержки независимого правосудия.

Может показаться, что здесь упускаются из виду реальные социальные выгоды независимого правосудия, которые заключаются в том, что оно является необходимым элементом принципа господства права, экономические выгоды которого отмечались в п. 8.4. Реформаторы бывших коммунистических государств Центральной и Восточной Европы прекрасно осознают экономическую ценность независимого правосудия. Однако основной задачей данного параграфа было показать, что независимое правосудие служит целям групп интересов, а также более важной, но менее заметной цели обеспечения господства права. Второй задачей было показать, что независимость правосудия может иметь различную степень и эта степень может быть связана с выгодами, которые правосудие приносит политике групп интересов.

IV ' '!

,,

<< | >>
Источник: РИЧАРД А. ПОЗНЕР. Экономический анализ права В ДВУХ ТОМАХ ТОМ 2. Перевод с английского под редакцией В. Л. Тамбовцева. 2004

Еще по теме , ? 19.6. Независимая судебная политика и политика групп интересов:

  1. 19.5. Толкование закона в мире политики групп интересов
  2. ПОЛИТИКА ВЕЛИКИХ ДЕРЖАВ ПО ОТНОШЕНИЮ К ВОЙНЕ ЗА НЕЗАВИСИМОСТЬ В ЛАТИНСКОЙ АМЕРИКЕ
  3. Политика Москвы в отношении этнических групп
  4. РАЗДЕЛ 6. Политические партии и организованные группы интересов - группы давления
  5. РАЗДЕЛ 2. Социально-классовые слои и группы, масса и личность как субъекты и объекты политики
  6. Тема 2.3. Личность как мера политики и исходный субъект политико-властных отношений
  7. Судебно-арбитражная практика по применению учетной политики предприятия для целей налогообложения
  8. Глава III ПОЛИТИКА РЕПРЕССИЙ И ПОЛИТИКА ПРЕСТИЖА
  9. Завоевания Леовигильда. Мятеж Херменегильда. Внутренняя политика. Церковная политика. Обращение Реккареда и вестготов. Последствия для королевской власти.
  10. Интересы элиты, страт и групп в обществе
  11. 12.3. РОЛЬ И МЕСТО ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ В ОСОБЫХ УСЛОВИЯХ В ОБЩЕЙ СИСТЕМЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ПОЛИТИКИ
  12. УБИЙСТВО, СОВЕРШЕННОЕ ГРУППОЙ ЛИЦ, ГРУППОЙ ЛИЦ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ ИЛИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППОЙ (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ).
  13. ВНУТРЕННЯЯ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА