<<
>>

§2.2.2.6. ...И немного теологии на десерт

Жук ел траву, жука клевала птица,

Хорёк пил мозг из птичьей головы,

И страхом перекошенные лица Ночных существ смотрели из травы.

Природы вековечная давильня Соединяла смерть и бытиё В один клубок, но мысль была бессильна Соединить два таинства её.

Н.А. Заболоцкий

Ежедневно надобится в жертву жизнь множества существ, без смерти которых остальной мир не может стоять (хотя надо заметить, что это не очень великодушная мысль сама по себе).

Ф.М. Достоевский

Всякое чудо имеет свою технологию.

Вазген Гарун

Не стреляйте в пианиста! Он играет как умеет.

Оскар Уайлд

...Иные измерения, бессмертие, вечность - и невольно задумаешься о божественном. Тем более мы убедились, что естествознание уже не столь пренебрежительно, как прежде, третирует тему целенаправленного творения вселенных, а некоторые теологические версии допускают перспективу слияния человека с Богом. Как же это могло бы выглядеть в контурах современной науки?

Философами написаны тома для согласования Божьего промысла с обилием зла в дольнем мире. Но в безразмерной Теодицее я не нахожу убедительного ответа на простой вопрос, возникающий под аккомпанемент речей о разумном творении: почему Он (Демиург) сотворил его (мир) так плохо? Мир, в котором мы живём, насквозь пропитан термодинамикой, что само по себе делает неизбежными смерть, агрессию, жестокость, пожирание организмами друг друга, а большинство людей, родившихся на этой планете, умерли в детстве. Всё это - Божья благодать?

Говорят, иначе было бы скучно. Кому? Ведь и душу, полную внутренних противоречий, эмоционально амбивалентную, жаждущую острых переживаний, изнывающую в однообразии комфорта и так обречённую «вечно метаться между нуждой и скукой», вдохнул в плоть живую всё тот же Демиург. Что без смерти, конкуренции и отбора не было бы развития - это и вовсе провальный аргумент: богословы изначально понимали, что идея эволюции безнадёжно искрит с образом всемогущего и всеблагого Создателя.

Представление о Его всемогуществе и всеблагости никак не складывается с вопиющим несовершенством этого мира. Поскольку же отмахнуться от последнего факта можно, только очень плотно зажмурившись или очень сильно напившись, а мазохистские восторги фанатиков, якобы испытывающих светлую радость от ниспосланных Им страданий, трудно считать теоретически релевантным доводом, внятными остаются два возможных ответа на поставленный вопрос.

Первый - лицеприятный: Создатель этого мира не всемогущ. Творение, как политика, есть искусство возможного, и Творец ограничен условиями (например, теми же термодинамическими механизмами), заданными субъектами более высоких рангов в бесконечной иерархии. Тогда у нас вырисовывается пристойный Демиург, который, подобно пианисту, играет в меру своего мастерства (таланта?) и в диапазоне возможностей инструмента. Апофеозом Его творчества стал человек, призванный обеспечить дальнейший «апгрейд» произведённого продукта. Приблизительно так ставили вопрос некоторые из гуманистов Возрождения (см. §1.1.1.1), и так могла бы выглядеть теологическая интерпретация новейших космологических концепций (см. § 1.2.2.3 и далее).

Второй ответ - нелицеприятный: Создатель не всеблаг. Не скованный внешними ограничениями, Он мог создать статичный мир абсолютной гармонии и неиссякающего счастья, но предпочёл мир боли, страданий и очень скупо дозированных утешений. Единственный мыслимый мотив, способный подвигнуть всемогущего Субъекта на создание такого мира, - удовольствие от созерцания терзаемой плоти и страждущей души.

Оставим за скобками клинические сюжеты, связанные с таким предположением, тем более что этот шедевр неканонической теологии не монтируется с моделями современной науки: наш первый

Демиург с ограниченными технологическими возможностями не только симпатичнее, но и правдоподобнее. Между тем изобретатели религиозных учений обычно предпочитали видеть над собой жестокого диктатора, не скованного никакими пределами - такой образ лучше соответствовал детскому представлению о всемогущем Отце, а главное, стимулировал идентификацию с агрессором, облегчающую телесные страдания (см. §§1.1.1.2, 2.2.1.2, 2.1.2.4).

Во всяком случае, небесные владыки (даже наделённые волей космические тела!) искони нагружались самыми отталкивающими человеческими чертами, которые и делались предметом благоговейного поклонения.

Действительно, где высшим силам приписываются субъектные (т.е. антропоморфные) качества, там на передний план сразу выступают жажда крови, мстительность, властолюбие и ревность. В частности, и древние небожители, и Всевышний авраамических религий трагикомически страшились соперничества со стороны человека. «И сказал Господь Бог: вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не простёр он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно lt;.. .gt; И изгнал Адама, и поставил на востоке у сада Едемского херувима и пламенный меч обращающийся, чтобы охранять путь к дереву жизни» (Быт. 3: 22, 24).

Но неугомонные сыны Адамовы снова и снова впадали в грех гордыни - то вовсе пренебрегали Духом Господним, то сооружали высокую башню, чтобы сравниться с Отцем Небесным. А суровый Отец грозил: «Истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил, от человека до скотов, и гадов и птиц небесных истреблю; ибо Я раскаялся, что создал их» (Быт. 6: 7). И оборонял неприступную обитель вечности от растущих детей Своих - то Великим Потопом, то Великим Столпотворением.

В повести писателей-фантастов А.Н. и Б.Н. Стругацких «За миллиард лет до конца света», как и положено советской литературе, боги отсутствуют. Зато Вселенная - единая система, стремящаяся к сохранению устойчивости, - упорно противодействует прорывам человеческого разума в неведомое, которые чреваты последующим вторжением в её устоявшиеся связи. Противодействие материализуется на Земле убийцами и искусителями или хитроумными стечениями обстоятельств, отвлекающими учёных от наиболее перспективных направлений исследования во всех областях...

Выходит, что развитие на Земле происходило через преодоление сопротивления то ли персонифицированной Небесной воли, то ли слепой воли безличной Системы. И всё-таки изощрённый разум «человеков» подбирается к той фазе роста, за которой могут открыться просторы вселенского господства и божественной мудрости. Заложен ли Богом или Вселенной внутрь разума механизм самоликвидации (вроде тех, что инженеры монтируют в особо опасные снаряды), исключающий его дальнейшее вторжение в космические процессы? Если да, то способна ли духовная культура размонтировать этот механизм подобно тому, как самые отчаянные из биологов надеются нейтрализовать генетические программы старения и смерти? Новые и новые формулировки «ключевых» вопросов, вокруг которых развёрнута прогностическая часть нашего исследования, упираются в вечную драму эволюционных бифуркаций - выбор «меньшего из зол». По всем признакам, собственно человеческая история близка к завершению, которое может означать конец универсальной эволюции, а если ещё сохраняется окно в будущее («странные аттракторы»), то проникнуть в него можно только с «жертвой человеческого качества». Старинная сказка о богатыре на распутье.

Автор, как всякий нормальный человек, хотел бы видеть за собой нескончаемую череду детей, внуков и правнуков, похожих на него самого, только поумнее, подобрее и посчастливее. Но, к сожалению, консервация - самый удобный, но и, похоже, наименее реалистичный сценарий. «Логосу внимая», я различаю на горизонте гораздо более контрастные штрихи. С некоторой долей гротеска можно сказать, что сегодня наши земные жёны рождают потенциальных богов, которые в перспективе, теряя многие качества знакомого нам мира, обретут черты традиционно небесной - надчеловеческой - сущности, в том числе какие-то формы бессмертия и космического господства. Или поколение людей, которым суждено стать свидетелями и действующими лицами необратимой катастрофы такого масштаба, какого прежним поколениям пережить не доводилось.

<< | >>
Источник: А.П. Назаретян. Нелинейное будущее Мегаисторические, синергетические и культурно-психологические предпосылки глобальногопрогнозирования. 2013

Еще по теме §2.2.2.6. ...И немного теологии на десерт:

  1. 1. НЕМНОГО ИСТОРИИ
  2. Немного истории
  3. ГЛАВА ПЕРВАЯ НЕМНОГО ИСТОРИИ
  4. §296. Св. Бонавентура и мистическая теология
  5. 10. Гуманитарные науки ТЕОЛОГИЯ И ФИЛОСОФИЯ
  6. Параграф первый. Влияние теологии права
  7. СУММА ТЕОЛОГИ
  8. 4. ТЕОЛОГИЯ И ЕРЕТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ
  9. ТЕОЛОГИЯ И ЕРЕТИЧЕСКИЕ УЧЕНИЯ
  10. Г лава пятая. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ТЕОЛОГИИ РЕЛИГИЙ
  11. §271. Иоахим Флоре кий: новая теология Истории
  12. Глава вторая. РЕЛИГИИ КАК ТЕМА ИСТОРИИ ТЕОЛОГИИ
  13. 5.8 Герменевтика в наведении мостов между религиями - отнюдь не синопсис
  14. ФОМА АКВИНСКИЙ
  15. Ереси