<<
>>

§2.2.2.3. Смыслообразующая парадигмаУниверсальной истории

... Это самое полное знание о вас и обо мне. О том, почему мы есть и почему мы таковы, каковы мы есть. О том, что может следовать за нами, и насколько это зависит от каждого из нас.

Вазген Г арун

Новая парадигма воплощает в себе более оптимистическую картину для тех, кто ищет смысл бытия.

Пол Девис

Исследуя социологическую подоплёку религии, американский учёный П. Бергер дал такое определение: «Религия - это дерзкая попытка представить всю Вселенную человечески значимой» [Berger 1967, р.28]. Здесь выделена как раз та смыслообразующая функция, которую было органически неспособно выполнить классическое научное мировоззрение, поскольку в его рамках признавались достойными внимания только модели, исключавшие такие категории, как цель и субъект, и главной задачей считалась «деантро- поморфизация» исследуемого предмета. В таком контексте нечего

было возразить по существу на известное замечание А. Эйнштейна о том, что наука без религии остаётся «хромой» [Einstein 1956].

Но, как показано в Части I, за последние десятилетия концептуальная установка диаметрально изменилась, и наука близка к тому, чтобы принять на себя объединительную и смысловую функции, отсекая исконно присущую религии функцию группового разобщения («они - мы»). Ещё в 1980-х годах ведущие астрофизики усматривали в существовании человека нечто среднее между «фарсом» и «трагедией» (см. §2.1.2.1). Мировоззренческие посылы, которые четверть века тому назад были бы претенциозной философской спекуляцией или поэтической аллегорией, сегодня - научные утверждения, подкреплённые разносторонней доказательной базой и расчётными процедурами. Антропосфера далеко превосходит по сложности остальной космос, а жизнь и деятельность людей, их фантазии, заблуждения и открытия составляют фронтальную зону развивающейся Метагалактики. Вместе с тем человеческие ценности, мораль и вся духовная культура являются продуктами космической эволюции, и имеются объективные предпосылки к тому, чтобы дальнейшее развитие интеллекта определило перспективу Вселенной.

И вот - знамение времени. В разделе общей физики авторитетного Лос-Аламосского Архива электронных препринтов опубликована работа, посвящённая универсальному смыслообразованию [Vidal 2013]. Понимание того, что жизнь является космологически фундаментальным фактом, что Вселенная человекомерна и самые существенные события Космоса складываются из наших мыслей и поступков, освобождает от необходимости в мистических откровениях. Человек превращается из исполнителя небесной воли в созидателя Земли и - потенциально - неба, и это один из живых источников, способных утолить тоску критического сознания по высоким смыслам.

Так в очередной раз воспроизводится мировоззренческая интрига, которую мы ранее прослеживали на переломных фазах истории. Идейные отцы нынешних постмодернистов - софисты, киники, риторы Греции и Китая, возвысившие человека над небесными надзирателями и объявившие его «мерой всех вещей», - расшатывали общественные устои, ослабевшие с потерей веры в неизбежную кару за нарушение предустановленного закона. Время требовало новых философских учений, которые бы совместили свободу воли с организующей силой ума, - и таковые создавались, хотя позже, со сменой социальных тенденций и настроений, отходили в тень.

Универсальная история делает возможным поиск ценностей и жизненных целей вне разобщающих человечество идеологий. Что же касается аксиологической неполноты (см. §2.2.2.2), эта «теорема» снимается принятием хотя бы одной общезначимой ценности. Существует ли такая ценность?

Никому пока не удалось однозначно доказать, что жизнь «лучше» смерти. В §1.1.1.5 приведены данные о том, что ежегодно сотни тысяч людей добровольно уходят из жизни. Ещё миллионы думают об этом и либо так и не осмеливаются на решающее действие, либо совершают «неудачные» попытки. Тем более преждевременно было бы считать общезначимой ценность сохранения планетарной цивилизации - хотя бы потому, что на Земле живёт немало людей, усматривающих в цивилизации дьявольский промысел, злорадно ожидающих заслуженного человечеством Апокалипсиса или заявляющих о предпочтительности устранения агрессивного общества ради сохранения дикой природы и т.д.

Метафора «раковой опухоли» (см. Введение) не так экзотична, как хотелось бы думать. «Если человек угрожает природе, то надо уничтожить человека» - откровенничают экологи-экстремисты (цит. по [Кацура 2000, с. 153]). А по данным американского исследователя С. Харриса, почти половина граждан США верят («на основании исключительно религиозной догмы»), что «конец света вот-вот наступит - и это будет великолепно» (цит. по Докинз [2008, с.425]).

И всё же ценность сохранения планетарной цивилизации наиболее приемлема для незамутнённого идеологиями ума. Если принять её в качестве стратегической на данном этапе истории, то в рамках современной междисциплинарной науки допустимо обсуждать приоритеты по критерию «хорошо - плохо», «добро - зло». И критически тестировать предыдущий исторический опыт, представленный, в частности, религиозными заповедями.

Таким образом, суждения философов-кантианцев в том духе, что «разум... не может сказать нам, к чему следует стремиться» (цит. по [Макашова 1992, с.19]), пора уже принимать cum grano salis. Кросс-культурные и сравнительно-исторические исследования демонстрируют такие чудовищные вариации в «категорических императивах», что трудно игнорировать факт их конструирования «коллективным бессознательным» применительно к конкретным историко-географическим условиям. Поднимаясь по причудливой лестнице интеллектуальной эволюции и многократно споткнувшись на её ступенях, человечество дошло до того этажа, на котором категорический императив может конструироваться сознательно, с использованием грамотно интегрированного междисциплинарного знания. Коль скоро дальнейшая космическая эволюция, если она в принципе возможна, может быть только управляемой (см. гл.2.1.2), то для управления ею необходимо сознание, самостоятельно выстраивающее стратегию и тактику.

Хотя Универсальная история возносит разум над расовыми, национальными и конфессиональными частоколами, выводя его через планетарную перспективу к космической, нет гарантии, что такая возможность будет реализована. По-прежнему остаётся открытым наш «второй ключевой вопрос» в обоих его разворотах: способно ли в принципе сознание вырваться из тотемно-клановых пут на просторы космически релевантного смыслообразования и успеет ли сознание землян освоить космические смыслы бытия? Выскажу ещё одно предположение, которое огорчает, но может оказаться правдоподобным.

Не исключено, что разум, построенный на «естественном» субстрате, хотя и достигает грандиозной свободы за рамками биологических возможностей, всё же испытывает ограничения врождённых потребностно-аффективных программ. Он не способен далеко оторваться от функциональных потребностей и эмоций, регулярно нуждается в острых переживаниях, а значит, в потрясениях и конфликтах (хотя бы смещённых в виртуальную сферу). Поэтому за пределами макрогрупповой идентичности стратегические мотивации размываются: нарушение смыслообразующих оснований активности рождает фрустрации, а в поиске таких оснований люди возвращаются к межгрупповым напряжениям. Пацифисты и гуманисты черпали мотивационную энергетику в обстановке бушующего насилия (эффект «ока тайфуна» - см. §1.1.1.5). Но здесь мы в который уже раз вынуждены вернуться к обескураживающему уроку истории: когда уровень насилия в информационном поле значительно понижался, скука обращала самых страстных миролюбцев в проповедников конфликта. Если люди и смогут окончательно разорвать цепи клановой приверженности, то ещё труднее будет освободиться от функциональной потребности в острых «отрицательных» эмоциях. Дополнительную угрозу могут составить и неустранимые элементы инфантилизма во «взрослом» мышлении (в §2.2.1.3 упоминалось об экспериментах российско-британского психолога Е.В. Субботского, демонстрирующих бессознательную склонность даже далёких от религии людей к магии). И обнаружится, что, в силу глубинных генетических конструкций, неискоренимые свойства природного носителя накладывают ограничение не только на рост интеллектуальной способности, но также на развитие собственно «гуманистических» качеств разума.

Хотелось бы верить, что скепсис в отношении собственно человеческого разума поспешен. Но в любом случае решающей предпосылкой для смены стратегических смысловых координат и атрибуций может быть дальнейшее продвижение в направлении денатурализации носителя интеллекта с симбиотизацией его форм. 

<< | >>
Источник: А.П. Назаретян. Нелинейное будущее Мегаисторические, синергетические и культурно-психологические предпосылки глобальногопрогнозирования. 2013

Еще по теме §2.2.2.3. Смыслообразующая парадигмаУниверсальной истории:

  1. История полов и социальная история - проблема «великих» теорий
  2. § I. Место и роль истории в системе человеческих знаний. Предмет и задачи курса истории Отечества.
  3. От истории женщин к истории полов: трудное расставание с нишей
  4. Необходимость «историй в сослагательном наклонении», или «как бы» историй
  5. Матрица связей имен китайских императоров. История манхсуров является основой почти всей древнекитайской истории
  6. ГЕНДЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В ИСТОРИИ, ЛИТЕРАТУРЕ, ЛИНГВИСТИКЕ, ИСТОРИИ ИСКУССТВА И КУЛЬТУРОЛОГИ
  7. Глава 1. ИСТОРИЯ КАК НАУКА. ИСТОЧНИКИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ
  8. 8. ИСТОРИЯ ИЛЕЙ. ЗАЧЕМ НУЖНО ЗНАТЬ ИСТОРИЮ?
  9. История Tesco и история лояльности
  10. Понятие и история истории
  11. РАССКАЗЫВАНИЕ ИСТОРИЙ
  12. Покровский М.Н.. Русская история: В 3 т. Т. 1, 2002
  13. 1.4. Какова периодизация отечественной истории?
  14. История и культура