<<
>>

Постобщество и глобальное общество

Мы рассматриваем постобщество как четвертую производную от этноса и как вторую производную от глобального общества. Это позволяет интегрировать постобщество в систему этносоциологической дисциплины и предложить его постэтнический анализ и этноанализ.

Постэтнический анализ состоит в том, чтобы показать качественное отличие постобщества от глобального общества. В основных своих чертах постэтнический анализ описан в начале данной главы, где мы дали характеристику постобщества.

Основное отличие постобщества от глобального общества состоит в что, что происходит переход от индивидуальной идентификации к дивидуальной и на первый план выходит постчеловеческий горизонт в своих различных воплощениях.

Можно считать постобщество производным именно от глобального общества, поскольку между ними наличествует качественная граница, аналогичная предшествующим фазовым переходам. Каждый из фазовых переходов, рассматриваемых этносоциологией, сопровождается радикальным скачком от одной формы идентичности и идентификации к другой. На каждом переходе меняется структура и самого общества и соотношения в нем личности и целого. Всякий раз мы имеем дело с радикально отличным обществом, которое основывается на разных формах и структурах его внутреннего членения. Пос

тобщество отличается от гражданского общества не менее радикально, нежели само гражданское общество отличается от нации и т. д.

Эксцентрум в цепочке трансформаций этнпса

Можно проследить фазовый переход от гражданского общества к постобществу через мутацию эгоцентрума. В гражданском обществе (и соответственно, в обществе глобальном как высшей и совершенной стадии гражданского общества) эгоцентрум, пространство индивидуума, становится главным и нормативным. При этом считается, что это пространство должно быть максимально свободным от влияния на него каких бы то ни было внешних факторов, претендующих на «обязательность», «образец», «догму».

Общество подтачивается в своих основаниях уже и здесь, т. к. индивидуум, эгоцентрум, предоставленный самому себе больше никак не связан с другими индивидуумами и не имеет нормативного соотношения с целым. Глобальное общество само по себе есть шаг за пределы общества. И лишь иерархическая структура индивидуума, его жесткая структуризация, восходящая к предшествующим социальным формам, является гарантом сохранения остаточных и рудиментарных социальных связей, а соответственно, и самого общества. Глобальное общество мыслится как совокупность автономных эгоцентрумов. На этом общество (и привычная нам социология) заканчивается и начинается нечто другое, что мы и называем постобществом.

За пределом эгоцентрума мы можем распознать следующую фигуру, которую можно назвать «эксцентрумом». Эксцентрум представляет собой постчеловеческого актора, наделенного децентрированной, динамически изменяющейся и расколотой структурой. Эксцентрум интериоризирует проблематику, помещает основной дифференциал вовнутрь, «проглатывает» трансцендентность. Поэтому эксцентрум не стабилен, не равновесен и ассиметричен. Он выражает себя в фигуре «freak», эксцентрика, «странного» человека, отличительной чертой которого является внутренний и внешний дисбаланс считываемый в психических и физических действиях, состояниях, речи.

Эксцентрум — то расколотый эгоцентрум, поместивший фигуру «другого» внутрь себя, включивший в себя «другого» как «другого». Эксцентрум с психиатрической точки зрения представляет собой шизоида (не «шизофреника», как психически больного, но определенный психический тип, часто остающийся в контексте нормы, но тяготеющий к «расщеплению сознания», проявляющий отдельные «шизофренические» черты).

Можно провести параллель между этноцентрумом и Лаосом, с одной стороны (первый фазовый переход в этносоциологии), и эгоцентр умом и эксцентрумом, с другой (третий фазовый переход в этносоциологии).

Этнос как коллективная идентичность не знает фигуры «другого», он автономен и самодостаточен.

Лаос сталкивается с «другим», бьется с ним, но и впускает его в самого себя (сословная, кастовая дифференциация ит. д.).

Эгоцентрум самодостаточен и автономен (хотя в основе его, в отличие от этноса, лежит индивидуальная идентификация). Либерализм и теории гражданского (равно как и глобального) общества считают его устойчивым и гармоничным. Эксцентрум расколот (как и лаос) и как лаос впускает фигуру «другого» в себя.

Схема 24. Фазы трансформации социальной идентичности

Схема 24. Фазы трансформации социальной идентичности

Продлевая цепочку производных от этноса вплоть до постобщества, мы завершаем ревизию возможностей человека и человеческого общества и закрываем тем самым инвентарь этносоциологических знаний.

Человеческое общество начинается с его простейшей формы — этноса — и заканчивается на постобществе, исчерпывая все заложенные в человечестве социальные возможности. Этнос — наиболее простая, а постобщество — наиболее сложная форма, т. к. доводит социальный дифференциал до предела, перенося его внутрь индивидуума, и даже делает шаг за этот предел. При этом фундаментальный дифференциал качественно и по своему радикальному масштабу максимален именно в народе (традиционное общество), где фигура «другого» и накал героического столкновения с «ничто», смертью, небытием достигает предельного максимума. Национальное общество, сопряженное с доминацией третьего сословия, еще более усложняет социальную структуру, но одновременно смягчает героический травматизм народа (традиционного государства, религии, цивилизации). Поэтому буржуазное общество одновременно и более дифференцированное, нежели сословное или кастовое, но и более смягченное.

Гражданское общество еще более усложнено по сравнению с национальным: оно основано на сложнейших процедурах дробления на индивидуумов и стратегиях по демократическому согласованию воли индивидуумов в нечто общее.

Социальный дифференциал этого общества достигает предела, что и проявляется в небывалом развитии техники и технических средств. И, наконец, постобщество еще более усложняет систему, превращая каждого индивидуума в противоречивое и расколотое внутри «общество». Но этот постче- ловеческий горизонт вместе с тем представляет собой и смягчение внешних, социальных противоречий, т. е. низведение к минимуму того жесткого и травматического различия, на котором был основан Лаос (народ).

Все эти моменты представляют собой диалектический процесс. Мы начинаем с простого общества с максимально возможной коллективной идентичностью, цельного и гармоничного, в котором дифференциал бесконечно мал и стремится к нулю. Это — этнос.

От него мы переходим к историческому явлению народа как к обществу с высоким дифференциалом, при этом драматичность и масштаб этого дифференциала максимален для всех возможных типов обществ. Противоречия между верхом и низом, бытием и небытием, жизнью и смертью, Богом и миром, своими и чужими в народе достигает предельных значений и высшего накала.

Следующая фаза усложнения делает общество более дифференцированным, разделенным на атомарные личности, индивидуумы. Но при этом накал снимается. Вместо вертикальной дифференциации (сословной, кастовой, ре

лигиозной, политической и т. д.) мы переходим к горизонтальной дифференциации (индивидуальной, основанной на разделении труда и на классовой принадлежности). Это основная социологическая программа Модерна.

Эта же тенденция — усложнение и вместе с тем снятие высокого напряжения — сохраняется и при переходе к гражданскому обществу, которое представляет собой завершение программы Модерна. На следующем этапе, при переходе к Постмодерну, дифференциал достигает максимума и дробит, расчленяет неделимое (индивидуума). В то же время накал социальной напряженности и масштаб драмы неравенства, напротив сходит на «нет».

Если соотнести эксцентрум с этноцентрумом, можно увидеть некоторые соответствия. На социальном уровне и этноцентрум и эксцентрум в равной степени тяготеют к отсутствию различий, предоставленности самим себе, гармоничности. Дифференциал социальности в обоих случаях тяготеет к нулю. Но если этнос гармоничен и внутри, а также коллективен, то эксцентрум, напротив, внутренне предельно расколот, дифференцирован и нестабилен, т. е. находится, скорее, в состоянии напряженной героической борьбы, свойственной «народу» (только на сей раз борьбы с самим собой, т. к. «другой» интери- оризирован). Эксцентрум не историчен для общества, но историчен для самого себя.

Вместе с тем, эксцентрум как эгоцентрум ориентирован асоциально, но только на этом пути он проделывает гораздо больший путь, чем эгоцентрум и уходит от общества, обрушивая при этом само общество как таковое.

Так мы получили полную цепочку производных от этноса, описав особенности каждого из соответствующих обществ. 

<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Этносоциология.. 2011

Еще по теме Постобщество и глобальное общество:

  1. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО, ГЛОБАЛИЗМ И ПОСТОБЩЕСТВО В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  2. Гражданское общество как фазовый оереход к глобальному обществу
  3. Глобальное общество как апофеоз гражданского общества
  4. Глобальное общество как кульминация гражданского общества
  5. Гражданское общество и глобальное общество
  6. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГЛОБАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО (СОЦИУМ)
  7. Глобальное общество и его границы
  8. Сетевое глобально-информационное общество
  9. Евросоюз как зтао глобального общества
  10. Этнос на периферии глобального общества
  11. § 2. Этносоциологический анализ гражданского и глобального общества
  12. Концепция информационного общества и глобально-информациональной экономики
  13. Обобщающий образ постобщества
  14. Элементы постобщества
  15. § 3. Постобщество
  16. ВЛИЯНИЕ РАЦИОНАЛИЗАЦИИ ОБЩЕСТВА НА РЕАЛИЗАЦИЮ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ОБЩЕСТВА