<<
>>

На пороге российской этнпспциплпгии

  Обобщая наш обзор, мы можем проследить, из каких элементов складывалась российская этносоциология и этнология в XX веке.

В основании лежит гуманитарная парадигма, утверждающая равенство и равное достоинство этносов и культур.

Она является общей для самых разных идеологических направлений — консервативных (славянофилы), революционных (народники) и консервативно-революционных (евразийцы).

Эта парадигма является по основным своим характеристикам тождественной той парадигме, которая лежит в основании широко понятой этносоциологии на Западе (включая собственно этносоциологию, культурную антропологию, социальную антропологию, структурную антропологию и т. д.). Ф. Боас, Р. Турнвальд, Б. Малиновский, М. Мосс, К. Леви-Стросс исходили именно из равенства и множественности культур и отвержении расизма во всех его формах (включая, эволюционистский или технологический расизм ранних антропологов). На этом же принципе так или иначе настаивали первые славянофилы (в частном случае русской культуры), Н. Данилевский и К. Леонтьев, русские народники и, наконец, в самом концептуализированном и обобщенном виде — евразийцы. Именно на уровне этой общей парадигмы и следует искать глубинные связи этих традиций, которые дали множество направлений, школ, теорий и концепций.

Через применение гуманитарной парадигмы «равенства культур» следует рассматривать и классифицировать богатейший и частично систематизированный этнографический материал, собранный несколькими поколениями российских исследователей на материале как славянских этнических групп (великороссы, малороссы, белорусы, а также древние славянские племена Восточной Европы), так и иных этносов России. Но при систематизации этого моря этнографических данных следует тщательно проверять качество всех имеющихся систематизаций и таксономий. С этого, кстати, началась научная деятельность Франца Боаса в США.

Он возмутился тому, что экспозиции Смитсонианского этнографического музея была выстроена по логике вульгарного эволюционистского подхода, что создавало у посетителей ложное представление о смысле, значении и содержании выставленных предметов. В этнографии, как, впрочем, и в других гуманитарных и исторических науках, позиция наблюдателя (собирателя, систематизатора, организатора музейных экспозиций и т. д.) играет решающую роль. Если этнограф совершенно не понимает значения какого-то предмета или явления, едва ли он упомянет его в своих отчетах или выставит в качестве экспозиции. То же самое касается ситуации, когда он что-то понимает неправильно. Но с точки зрения этносоциологии всякий, кто руководствуется эволюционистской теорией или проецирует штампы и стереотипы своей культуры на ту культуру, которую он исследует, скорее всего, неправильно понимает в ней заведомо все.

Поэтому этнографический массив данных, собранных за более чем два столетия в России, требует в рамках этносоциологии фундаментального переосмысления, реклассификации и критического переосмысления — не на основании идеологических догматов, но исходя из признания за каждым этносом, простым или сложным, большим или малым, фундаментального права на обладание уникальным культурным смыслом, собственной структурой и следование собственным путем.

Именно такой подход и стал началом российской этносоциологии, которая оформляется в научную дисциплину только сейчас. При этом первые серьезные шаги ее научного оформления мы видим в этнологии и серии структуралистских исследований, развивавшихся на периферии советского общества, в центре научной сферы которого догматически доминировал эволюционистский (ортогенетический), классовый и прогрессистский подход, несовместимый с гуманитарной парадигмой равенства культур и, соответственно, исключавший саму возможность этносоциологии как науки.

<< | >>
Источник: Дугин А.Г.. Этносоциология.. 2011

Еще по теме На пороге российской этнпспциплпгии:

  1. I. ОБЩЕЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОЙ ЮСТИЦИИ НА ПОРОГЕ СУДЕБНОЙ РЕФОРМЫ
  2. Раздел 7. XVIII в. европейской и североамериканской истории. Проблемы перехода в «царство разума». Особенности российской модернизации. Духовный мир человека на пороге индустриального общества.
  3. Значение антропологии и этнпспциплпгии
  4. Значение палеоазиатских этнпспв для этнпспциплпгии
  5. Этнпспциплпгия и такспнпмии других научных дисциплин
  6. Рональд Инден: за ликвидацию колониальных штампов в этнпспциплпгии
  7. Порог влияния и усредняющие тенденции
  8. Гренландско-Исландско-Фарерский порог
  9. Порог Нового мира
  10. в За порог неведомого
  11. АЛЕКСЕИ КСЕНДЗЮК. ПОРОГИ СНОВИДЕНИИ, 2005