<<
>>

4.1. Национальная идентичность как фактор преобразования гражданского общества.

Несмотря на то что национальная идентичность является значительным фактором мобилизации сил против господствующей власти, она может стать гораздо менее действенной, если возникает необходимость достичь “единодушия” относительно задач по преобразованию общества.
Именно эти задачи и способы, с помощью которых они осуществляются новыми лидерами, создают законную власть. Большинство национальных движений, которые пришли к власти в 1989 г., проходят сейчас фазу обобщения национального опыта, стремясь найти способы достижения международного суверенитета. Эго прежде всего означает принятие мер по защите своего языка и выдвижению национальной культуры и лежащих в ее основе ценностей на первое место. Культура является объектом особенно тщательного изучения, ибо ее задача — преобразовать операционные символы так, чтобы они были узнаваемы. Этот процесс ведет к тому, что националы начинают по-новому смотреть на концепцию понятия “нация”, которую они собираются развивать, пытаясь при этом сопротивляться скатыванию к слишком ограниченному националистическому мышлению. Если этап национального мифа разворачивается в полной мере с самого начала, то он несет с собой ряд противоречий, которые должны проявиться в последующей фазе. Таким образом, его интеграционная роль становится все сложнее из-за содержания мифа и его категорий, а также той модели Государства, к которой он может привести. В большинстве случаев такой моделью является модель “Надия-Государство”, несмотря на все те политические и экономические искажения, которые могут существовать в данный момент на определенной территории. Вероятно, такие тенденции можно объяснить как попытку достичь нового баланса власти. Нация-Государство представляет собой силу, которая может организовать наиболее действенные из существующих центробежных элементов. Однако никакие этнические границы не совпадают с границами Государства, и, как ни парадоксально, только коммунистическая система была способна с помощью социалистического тоталитаризма навязать свой режим национальным единицам, сформировавшимся в период конца существования Австро-Венгерской империи.
Судя по истории развития малых Государств, в Восточной Европе формирование наций всегда было противоречивым процессом и часто создавало атмосферу напряженности и нестабильности (15). Не случайно именно там в XIX веке зародились австромарксистские идеи: они дали ответ на вопрос о политических институтах. Унитарное мышление, очевидно, несет в себе конфликтность и стремление к исключительности, и, хотя оно может остаться внутри государства или выйти за его пределы в виде модели гражданства "a la francaise”, оно все же неспособно функционировать должным образом в рамках процесса европейской интеграции. Господствующая модель нации унаследована от немецкой романтической концепции, состоящей в том, что нация, сообщество в культурном смысле этого слова, основывается на кровных узах, а не на общественном договоре. Это определение создает и возможность активного сопротивления навязываемой другой “культурной нацией” (kultur nation) ассимиляции, но одновременно и возможность развития чувства исключительности с претензиями на гегемонию. В нем всегда потенциально присутствует опасность появления тоталитаризма. Такого рода “культурная нация” периодически возникает то туг, то там, когда малые этнические группы Восточной Европы выдвигают требование автономии или добиваются признания себя членами новой системы Государств, которая создается в процессе формирования нового международного порядка после распада двух блоков. Однако мы рискуем попасть в ловушку, рассматривая “культурную нацию” только как что-то, неизбежно ведущее к тоталитаризму. Наилучшим примером обратного является Германия, которая, создав определенную модель в прошлом веке, сама первая поставила ее под сомнение и, проанализировав свое недавнее прошлое, отнеслась к ней критически. В Германии встал вопрос, следует ли вновь обратиться к основам национальной идентичности, т. е. кровным узам. По мнению некоторых авторов, анализирующих французскую модель, необходимо избегать определенных стереотипов, цель которых — очистить ее от каких бы то ни было тоталитарных пристрастий, потому что она основана на договоре граждан. Французское Государство формирует единую культуру, отвечающую требованиям своей централизованной организации (16), и тем самым, как может показаться, создает более напряженные расовые отношения (17). Появление “культурной нации” можно было бы назвать нерефлексивным освободительным эффектом дезинтеграции предшествующих политических структур. За уничтоженным порядком следует хаос национальных движений за суверенитет. Он является прелюдией иного порядка, который постепенно возникает среди меняющихся политических отношений. Конечно, абстрактная концепция нации развивается в соответствии с международным контекстом, обогащаясь идеями и опытом, которыми обмениваются различные нации, но в первую очередь и прежде всего она постоянно преобразуется в результате опыта, приобретаемого каждой отдельной нацией.
<< | >>
Источник: Дресслер-Холохан В.. Этничность.Национальные движения. Социальная практика. 1995

Еще по теме 4.1. Национальная идентичность как фактор преобразования гражданского общества.:

  1. Глобальное общество как кульминация гражданского общества
  2. Глобальное общество как апофеоз гражданского общества
  3. Гражданское общество как фазовый оереход к глобальному обществу
  4. 11. НАЦИОНАЛЬНОЕ КАК ФАКТОР ХУДОЖЕСТВЕННОСТИ В ЛИТЕРАТУРЕ
  5. 2.3. Национальное право как фактор, ограничивающий применение МСФО
  6. дВИЖЕНИЕ ЗА НАЦИОНАЛЬНУЮ ИДЕНТИЧНОСТЬ В АЛБАНИИ
  7. Гражданское общество как антитеза этноса
  8. «Гражданское общество» как «конкретная утопия»
  9. Гражданское общество как виртуальная репрезентация
  10. 6.3.5.4. Преобразование акционерного общества
  11. Этническая идентичность и национальное самосознание: подходы к пониманию
  12. Эйзенштадт Ш.. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций., 1999
  13. ГЛАВА 23 СТОЛЕТИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ - ЗАРОЖДЕНИЕ ОБЩЕСТВА ЗНАНИЙ
  14. НАЦИЯ, КУЛЬТУРА И КРИЗИС ИДЕНТИЧНОСТИ: Х1ЭССЕ О МУЛЬТИКУЛЬТУРНЫХ ОБЩЕСТВАХ
  15. Преобразования доверия в российском/советском обществе
  16. Гражданское общество и глобальное общество
  17. Сущность национально-исторической жизни и идеологизм квазиэтнических факторов
  18. ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО И ГЛОБАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО (СОЦИУМ)
  19. Гражданское общество и либерализм
  20. 11.2. «Гражданский национализм» или «национализм в гражданском обществе»?