<<
>>

4.1. Этнополитическая ситуация в середине 90-х годов XX в. в России и появление постмодернистских теорий нации

Распад СССР в декабре 1991 г. и образование новых независимых государств не привели и не могли привести к установлению межнационального мира и согласия внутри тех из них, в которых и ранее развивались межэтнические конфликты.
Это прежде всего относится к России, где важными очагами конфликтов и трений стали Северный Кавказ и Поволжье. Татарстан, Чечня, Ингушетия и Осетия стали олицетворением общей межэтнической напряженности и конфликтности, начались глубокие трения между национальными и обычными территориальными субъектами Российской Федерации. Угроза целостности нового Российского государства стала реальностью. Как сохранить единство и целостность Федерации, уберечь ее от новых потерь и потрясений? Какими путями государственного строительства идти дальше — сохранить национально-государственный принцип или, отбросив его, взять курс на чис- 60 то территориальное деление? Это в более широком политическом смысле означало бы: расширять и углублять демократический процесс или свернуть на путь унитаризма и авторитаризма? Чтобы ясно представить сложность ситуации, необходимо иметь в виду то, что по характеру своей многонациональное™ Россия не уступала бывшему Союзу — здесь проживали представители более 120 народов. Но в этой многонациональное™ произошли серьезные структурные изменения, приведшие к совершенно новой этнополи-тической ситуации. Численность только таких коренных наций, как русские, татары, чуваши, башкиры и мордва, превышала миллион человек. Что касается народов Севера, то они все вместе (числом 26) насчитывали всего 181 тыс. человек. 16 этнических групп (всего 7,8 млн человек) представляли народы стран СНГ; 30 этнических групп (1,3 млн человек) — народы дальнего зарубежья (болгары, греки, венгры и т.д.); 30 этнических групп (173 тыс. человек) — народы, нигде в мире не имеющие своей государственности (цыгане, ассирийцы, уйгуры, курды и др.).
Важно отметить, что во многих республиках в составе Российской Федерации титульное население, давшее имя республике, составляло меньшинство. Из 21 республики только в пяти титульное население превышало 50% населения данной республики: Чувашии, Тувы, Коми, Чечни, Северной Осетии. В целом во всех республиках, вместе взятых, «коренное население» составляет всего 32% населения, а в автономных округах — 10,5% [4, с. 112]. Все эта моменты приобретали особый смысл на фоне того основополагающего факта, что русские составляли более 80% (в 1991 г. — 81,5%) населения страны. Развитие межэтнических взаимоотношений в России, конфликтов и иных форм национальных движений было обусловлено не только этим гигантским различием соотношения русского и нерусского населения на всем этнотерриториальном пространстве Федерации. Начал приобретать большое значение тот факт, что национальная психология русских и разбуженное национальное самосознание в некоторых своих аспектах и потенциях могли дестабилизировать социально-политическую ситуацию и обострить межэтнические противоречия. Доминирующую роль в обществе начинали играть идеалы, ценности и установки национального сознания русского этноса, обусловив (как и сознание громадного перевеса своей численности) определенную переориентацию способов и методов регулирования межэтнических взаимоотношений и конфликтов. Не этнополитическая ситуация в России сама по себе, не численное доминирование русского этноса стали порождать конфликты, а та кризисная политическая, социальноэкономическая и духовная ситуация, в которой оказались все народы, в том числе, а может быть, и прежде всего, — русская нация. Все сферы общества были охвачены 61 противоречиями, которые своеобразно переплетаются в жизни каждого этноса, деформируя его представления об интересах, потребностях и источниках их удовлетворения. Но чтобы понять как, в каком направлении будут развиваться межэтнические процессы и на что могли рассчитывать конфликтующие в России нерусские этносы, необходимо было внимательно и серьезно относиться к проблеме о нравственном самочувствии русских, психологического восприятия ими своего нового положения.
«Русский вопрос» — Проблемы русской нации или, как те- основополагающая проблема перь модно — «русский вопрос», это и этнополитического сегодня основополагающая проблема развития России этнополитического развития России. С ним связано все своеобразие постановки и методов решения любых этнических и национальных проблем в стране. И если ранее — в советский период и даже в полосу «перестроечного» развития под национальным вопросом обычно подразумевали вопрос развития малых наций и этносов, оставляя в стороне вопросы русского этноса, подразумевая, что этому великому народу с самостоятельным геополитическим положением в мире обеспечено великое будущее, то сегодня положение резко изменилось. И вопрос сегодня стоит в двоякой его постановке: в чем осложненность, деформированность положения русского этноса, суть и характер проявления травмированного национального самосознания русских; каковы возможные уже сегодня потенциальные последствия уязвленного самочувствия русских для других этносов и национальных групп, населяющих Россию? Начнем с того, что социально-экономический кризис особенно больно ударил по Центральной России и русскому этносу вообще. Сегодня происходит падение по всем социально-экономическим показателям русского этноса: падает рождаемость, продолжительность жизни, брачность, реальный уровень жизни, растут смертность, количество разводов, хронические заболевания. Смертность, например, превышала рождаемость среди русских в 1989 г. в 19 регионах, в 1991 г. — в 27 регионах, в 1992 г. — в 46 регионах. Эта тенденция продолжается и сегодня. И все-таки травмированное самочувствие русских больше связано с политиконравственными, духовными и идеологическими факторами, чем социальноэкономическими, чисто материальными. Речь идет об унижении, национальном оскорблении крупнейшего этноса всего евразийского пространства. В 1959 г. он составлял 114 млн 114 тыс. человек, по переписи 1989 г. — 145 млн 155 тыс. человек с приростом до 127,2% за указанный период. Именно в последние годы, особенно после распада СССР, в русском этносе происходят существенные негативные изменения и в количественном и в качественном отношении, потенциально крайне опасные для его нормального развития.
Происходит не только абсолютное сокращение численности русских, уменьшение их доли в общем составе населения страны, но и заметное их сокращение на территориях смешанного проживания, резкое изменение статуса русских на значительной части территории Российской Федерации. В трагическом и унизительном положении оказались русские на территориях бывшего Союза вне России. А здесь к моменту распада СССР оказались 26 млн человек русских. Русское население РФ составляет 125 млн человек. За последние годы уже вернулись в Россию более 3 млн человек, часть — беженцы, часть — добровольно покинувшие свои обжитые места по убеждению, что у них нет перспектив для нормальной жизни и работы вне России. Согласно данным официальной статистики, из Таджикистана и Азербайджана уехала треть русских, из Грузии — четверть. Увеличивается число мигрантов из Казахстана и других регионов Средней Азии. Нельзя не видеть, что это «политический горючий материал». Мигранты представляют собой активную, в какой-то степени обездоленную и взрывоопасную группу, склонную поддерживать особенно радикально-патриотические, националистические силы и организации. Под их непосредственным воздействием происходят те сложные психологические коллизии в русском национальном сознании, когда широкие массы русских в условиях кризиса, особенно в сфере духовности, могут оказаться в объятиях иррационального бытового шовинизма как способа самозащиты. Уже широко известно, какой серьезной дискриминации подвергаются русские и русскоязычные группы в странах Балтии. Причем пренебрежительное, оскорбляющее национальное и человеческое достоинство русских отношение существует не только на бытовом уровне, в обыденном сознании простых людей, но и подкреплено законами на уровне государственной политики. Даже в Казахстане, где русское и русскоязычное население составляет большинство (более 50%) и где официальная пропаганда и политическое руководство страны заверяют о полном уважении прав всех народов, особенно русских, русское и русскоязычное население чувствует себя неуютно.
В подборе кадров, при распределении собственности и имущества, льгот и т.д. «равные» права и возможности нередко нарушаются. Происходило массовое изменение названий улиц, городов и т.д. О русском национальном Русское национальное самосознание осо-самосознании бенно остро реагирует на то неестествен- и национализме ное, парадоксальное положение, когда про исходит дискриминация и унижение русских в самой Российской Федерации. В некоторых национальных образованиях широко практикуется этническое противопоставление граждан титульных, «коренных» национальностей лицам «некоренных» как гражданам второго сорта. Более того, «инородцы» еще и обвиняются 63 в «имперских амбициях» и против них используются меры не только языкового и религиозного характера, но и административного. Происходит не только «тихое» вытеснение русских из некоторых национальных образований России мерами их административного дискри-минирования и бытового национализма, т.е. этнизации этих образований, но и «выталкивание» чисто физическими мерами, особенно из зон этнических конфликтов. К многочисленным мигрантам из бывших республик СССР сегодня мощным потоком присоединились мигранты-русские из Северной Осетии, Ингушетии и особенно Чечни. Поэтому неудивительно, что среди части русского населения быстро распространяются такие ранее незаметные и в принципе чуждые русскому национальному сознанию явления, как национализм и национальная неприязнь. Нельзя также не учитывать тот факт, что в Россию в поисках заработка или местожительства легально, а часто и нелегально, переселяются большими потоками выходцы из других государств СНГ, создавая в разных регионах страны свои общины (грузинские, узбекские, азербайджанские, армянские и т.д.). Своей деятельностью и поведением они становятся катализаторами таких настроений среди русских. В целом в русском национальном самосознании зреет идея самозащиты, утверждения себя как народа, способного защитить свои интересы, достоинство. Зреет и решимость стоять твердо за сохранение целостности государства и восстановление своего авторитета на мировой арене.
Теперь все межэтнические, межнациональные процессы, взаимоотношения, даже конфликты будут рассматриваться через эту призму. И конфликты, даже самые острые, могут быть мирно урегулированы в обоюдных интересах, если учитываются в них рост самосознания русского этноса и новые психологические особенности восприятия им окружающего мира и собственного положения в этом окружении. Такова была общая этнополитическая обстановка в России к середине 90-х годов. Все еще казалось, что Российская Федерация может разделить судьбу СССР, исчезнуть как многонациональное сообщество. Обстановка в Татарстане и на Северном Кавказе казалось бы делает реальными такие угрозы. Как уберечь страну от новых потерь и потрясений? Такой вопрос задавали многие политики, идеологи, ученые, тем более, что на Западе появились публикации об имперском характере Российской Федерации, о неминуемости ее дезинтеграции. В этих условиях со своими публикациями выступили профессора АГ. Здра-вомыслов и В.А Тишков, выдвинувшие «релятивистские» и «инструменталистские» идеи, которые должны были, помимо всего прочего, показать, что нации и их проблемы не имеют отношения к России, что здесь и вовсе нет национальных движений и конфликтов, ибо нации — это «иллюзии», а Россия — мононациональное государство и ничего общего не имеет с многонациональностью. 64
<< | >>
Источник: Мнацаканян М.О.. Нации и национализм. Социология и психология национальной жизни: Учеб. пособие для вузов. — М.: ЮНИТИ-ДАНА. — 367 с.. 2004

Еще по теме 4.1. Этнополитическая ситуация в середине 90-х годов XX в. в России и появление постмодернистских теорий нации:

  1. Глава 4 МОДЕРНИСТСКИЕ И ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ТЕОРИИ НАЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
  2. Глава 3 ЗАПАДНЫЕ МОДЕРНИСТСКИЕ И ПОСТМОДЕРНИСТСКИЕ ТЕОРИИ НАЦИИ
  3. СТРАНЫ РЕГИОНА В СЕРЕДИНЕ И ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ 20-Х ГОДОВ
  4. Глава IV ЛАТИНСКАЯ АМЕРИКА ПЕРЕД НОВЫМИ ПРОБЛЕМАМИ (от середины 70-х до начала 90-х годов)
  5. ЛИВАН В СЕРЕДИНЕ 1960-х — НАЧАЛЕ 1970-х годов НАЗРЕВАНИЕ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО КРИЗИСА
  6. Революция Мэйдзи. Конституция1889 г. Государственный строй Японии до середины 60-х годов XIX в.
  7. Средние по России фактические ставки по предоставленным МБК в 1998 г. (в % годовых, без Сбербанка России)
  8. РАЗВИТИЕ АРГЕНТИНЫ, БРАЗИЛИИ И МЕКСИКИ В УСЛОВИЯХ ПРЕДСТАВИТЕЛЬНОЙ ДЕМОКРАТИИ (СЕРЕДИНА 80-Х – НАЧАЛО 90-Х ГОДОВ). ЧИЛИ ПОСЛЕ ДИКТАТУРЫ
  9. 4.3. «Релятивистская» теория нации в России
  10. 12.7. Возможно ли появление в России национализма «гражданского общества»?
  11. Буржуазно-демократическая революция 1905-1907 годов в России: ход и исход
  12. ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ РОССИИ В 1890 - НАЧАЛЕ 1900-х ГОДОВ И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ
  13. ЧАСТЬ 2. ЭПОХА ВЕЛИКИХ ОТКРЫТИЙ II ПЕРИОД (СЕРЕДИНА XVI — СЕРЕДИНА XVII ВЕКА)
  14. Социокультурная ситуация в России после 1991 года
  15. Глава 17. СССР В СЕРЕДИНЕ 60-СЕРЕДИНЕ 80-х гг.
  16. 1.4.2. Ситуация «Анализ численности студентов и преподавателей государственных вузов СССР и России»
  17. Этнополитическое развитие
  18. Глава 3. СОЦИАЛЬНО-ДЕМОГРАФИЧЕСКОЕ И ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ЭТНОСОВ
  19. Психология «трудных времен», иди «коллективный нарциссизм» по-постмодернистски