<<
>>

Отношение к прошлому как критерий успешности общества

Проблемы динамики культуры российского общества в XX веке очень многоплановы; их невозможно охватить в одном разделе учебного пособия. Выделим, поэтому, только наиболее важные моменты, сосредоточившись на сюжетах, обсуждавшихся в предыдущей главе, посвященной проблемам глобализации.
Напомним, что при социологическом анализе культуры (в том числе экономической и деловой) необходимо выявить три аспекта: 1) содержание норм, ценностей и других элементов культуры; 2) структуру социума по отношению к этим ценностям - насколько гомогенно распределены эти нормы и ценности в разных слоях; 3) устойчивость системы базовых ценностей. Глава 6. Типология национальных культур Необходимым, хотя и не достаточным, условием экономической и социальной успешности цивилизации является наличие консенсуса по основным базовым ценностям. Невозможно развивать эффективное сообщество, в котором разные слои населения придерживаются диаметрально противоположных систем базовых ценностей. Об этом говорят примеры сообществ, добившихся значительных успехов на арене мировой истории (США XX века, Китай конца XX века, евреи в Европе и Америке XVI-XX веков). Одной из причин (хотя далеко не единственной) социального и экономического обвала СССР и России в 80-90-х годах XX века было именно отсутствие консенсуса по базовым ценностям. Дело не только в том, что новые лидеры и основная масса населения по-разному понимали цели деятельности всего общества и отдельных его членов, а также средства, с помощью которых эти цели могут достигаться (терминальные и инструментальные ценности). Дело в том, что и среди основной массы населения не было консенсуса. Различия по отношению к этим ценностям далеко не всегда проходили по границам социальных слоев. Сторонники «вестернизации» российского общества, так же как и ее противники, находились и среди политической элиты, и среди простых инженеров. Гомогенность ценностно-нормативной структуры связана с ее устойчивостью во времени.
Любое сообщество меняет систему ценностей и норм - это необходимо для адаптации к постоянно меняющимся условиям. Средневековый китаец и современный китайский бизнесмен, еврейский купец XVII века и интеллектуал века XX во многом различались в культурном отношении. Однако, если бы эти люди, разделенные веками, встретились друг с другом, то они, несомненно, нашли бы много общего в своих взглядах на мир. Оба китайца были бы согласны, что учение Конфуция верно в своих основных положениях и что система иероглифов - наилучшая система письма. Два еврея обнаружили бы, что они могут изъясняться на идиш (варианте немецкого языка) и знают несколько десятков слов на так называемом «древнееврейском» (а точнее - арамейском) языке, на котором написана Тора. Кроме того, они не усомнились бы в важности ряда этических положений и символов, на которых базируется еврейская, культура. Если бы встретились два русских, разделенных всего одним столетием (например, 1897 и 2005 годов), то для них было бы трудно понять друг друга, хотя язык остался все тем же, а времени прошло не так уж много. Действительно, за 108 лет сменилось как минимум 5 политических режимов, каждый из которых объявлял предыдущий режим несостоятельным и антинародным. Вместе с режимами менялись и многие базовые ценности, которые активно поддерживались значительной частью населения. Монархизм и православие рубежа XIX и XX веков были радостно отвергнуты массами сначала в пользу «демократических» правительств 1917 года, а затем, после непродолжительной Гражданской войны, в пользу строительства социализма. Авторитет Сталина был непререкаем для абсолютного большинства населения. Те, кто утверждает, что в те времена все держалось исключительно на страхе, безусловно, искажает историю. 6.3. Экономическая культура российского общества в XX веке Потребовалось всего несколько лет критики, и значительная часть населения искренно поверила, что именно кумир недавнего прошлого - Сталин - и никто другой виноват во всем. В чем - «во всем», особо не разбирались.
Просто - во всем! Прошло всего несколько десятилетий, и вдруг оказалось, что критики Сталина тоже навязывали народу ошибочную систему ценностей, и необходимо отказаться от всех идеалов недавнего прошлого и срочно сотворить двух новых идолов: «рынок» и «демократию». Что это такое - никто толком не знал, но все дружно приветствовали. Многим еще памятны радостные толпы 1991 года. Всего два-три года назад эти же толпы часами простаивали в очереди, чтобы попасть в мавзолей Ленина, а теперь всерьез стал вопрос не просто о ликвидации мавзолея, но и забвении всего, что было позитивного в эпоху строительства социализма. И значительная часть народа радостно поддержала это начинание. Через непродолжительный промежуток времени 90 % участников этих митингов оказались либо без денег, либо без работы, либо без профессии, либо без всего этого вместе взятого. Остальные 10%, не создавая ничего нового, активно крушили все созданное прошлыми поколениями, и распродавали по дешевке, сетуя на их (прошлых поколений) непродуктивность и неумение жить. И тут снова пришло время коренным образом, в шестой раз за столетие, пересмотреть всю систему базовых ценностей. Таким образом, в менталитете среднего россиянина вся история XX века сводится к двум тезисам. 1) «Народ» не виноват ни в чем, во всем виновато начальство. 2) Пусть кто-нибудь подберет для России хорошего начальника, который будет о ней заботиться и кормить. Мы, в свою очередь, готовы отбросить любую систему базовых ценностей и подвергнуть критике прошлых лидеров и все, сделанное прошлыми поколениями собственного народа, не учитывая конкретных обстоятельств, в которых это происходило. Российское общество не делится на «сталинистов» и «демократов». Российское общество делится на тех, кто хочет понять историю собственного народа и уважать ее, какого бы периода истории это ни касалось, и на тех, кто готов отречься от всего, если в данный момент власть имущие призывают их это сделать. В этом отношении между радикальными «сталинистами» и радикальными «либералами» нет принципиальной разницы.
Что отличает успешные сообщества от менее успешных? Отнюдь не ориентация на «рыночные» или «нерыночные» ценности. В конце концов - рынок, как и любые другие способы распределения продукта, - всего лишь инструмент. А инструмент надо использовать всякий раз тот, который необходим для решения конкретных задач в конкретных ситуациях. Можно без рынка обеспечить благосостояние народа? Нельзя. А можно ли, опираясь на рыночные механизмы, выиграть Вторую мировую войну? Тоже нельзя. Глава 6. Типология национальных культур Успешные сообщества от неуспешных отличает, прежде всего, умение накапливать коллективный опыт и передавать его из поколения в поколение; приспосабливаться к новым условиям, не теряя групповой идентичности и базовых ценностей. Другими словами, их различает «культура» и «бескультурье». Причем это различие коренится не в политических властителях и не в «интеллигенции» (вернее, не только в них), а в среде народных масс. Еще К. Маркс говорил, что неуважение к своему прошлому - это признак варварства. Существует точка зрения, что ценности российского общества меняются «слишком медленно» [59, 149]. Такое суждение говорит скорее о ценностных установках самих авторов, чем о реальных темпах изменения культурных ценностей. Исследования Римского клуба и ряд более поздних проектов ставят под сомнение, что «западные» ценности могут быть универсальными в масштабах всего человечества. Отметим, что высокий динамизм ценностей - это «палка о двух концах». Экономическое и социальное развитие России невозможно без выработки ценностей, свойственных интенсивным культурам. В то же время, как показал еще Э. Дюркгейм, слишком резкие «скач ки» в системе ценностей приводят к аномии. Кроме того, опыт наиболее успешных культур показывает, что устойчивость ядра базовых ценностей является фактором успеха в условиях глобализации (см. главы 5, 7). В первую очередь, это относится к терминальным ценностям и «ценностям идентификации», то есть к оценке индивидом своей принадлежности к общности и роли этой общности в истории.
6.3. Экономическая культура российского общества в XX веке Поэтому важнейшей задачей современных общественных наук в России является не заимствование концепций и моделей, а осмысление исторического опыта собственной страны. Знать теории, созданные в мировой социологии, безусловно, надо, поскольку среди их авторов много выдающихся людей. С другой стороны, нельзя забывать, что некоторые из концепций носят скорее идеологический, чем научный характер. Особенно ярко это проявляется, когда в таких концепциях трактуется история стран, не входящих в «золотой миллиард», в частности, история России и СССР. Задача антропологии в изучении современной России состоит в том, чтобы показать, как культура прошлого влияла на современность. «Современность» при этом не должна рассматриваться статично. Любая современность достаточно быстро становится «прошлым». Так, для строителей социализма 30-50-х годов XX века «прошлым» была полуобщинная Россия конца XIX - начала XX века. Без знания особенностей социального механизма русской передельной общины нельзя понять того, почему массой российского населения, никогда не читавшего Маркса и даже Ленина, так легко была воспринята сталинская модель социализма и коммунизма. Эта модель имела очень мало общего с тем, о чем писал Маркс и Ленин. Имя Маркса скорее использовалось в качестве идеологического знамени, чем в качестве реального «руководства к действию». Общество не стояло на месте. Уже в недрах социалистического общества произошло разложение общинной идеологии. Оно не могло не произойти, поскольку такая идеология не соответствовала масштабам общества, его экономики и вызовам истории в лице технического и экономического прогресса других стран. Поэтому когда в наше время ссылаются на «общинность» и «соборность» как неотъемлемые черты русской национальной психологии, необходимо отметить, что это наследие не вчерашнего, а позавчерашнего дня. К тому же, как мы показали в главе 3, нельзя идеализировать русскую передельную общину и отрывать ее культуру от самой общины.
У общины были одни задачи, у современного российского общества - совсем другие. Во-первых, необходимо специально исследовать, возможно ли решать эти новые задачи с помощью части старых инструментов. Во-вторых, для подавляющего большинства российского населения общинные ценности остались в прошлом. Об этом можно сожалеть, но этого нельзя не учитывать. Рассматривая динамику экономической культуры населения России, и, прежде всего, русского этноса в XX веке, мы будем исходить из следующих предпосылок. 1) В периоды революционных переворотов происходят изменения экономической и политической структуры общества. Эти изменения не произвольны. С одной стороны, они должны соответствовать новой ситуации (например, исчерпанию резервов экстенсивного развития или военным и экономическим угрозам со стороны других государств). С другой стороны, они должны опираться на некоторые базовые ценности основной части населения. 2) Базовые культурные ценности населения никогда не меняются сами по себе, под влиянием «внутренних тенденций развития культуры». Они подчиняются принципу инерции и изменяются только под давлением обстоятельств. Одним из таких обстоятельств может быть разрушение тех социальных общностей, которые были их носителями. Однако они могут изменяться и при сохранении таких общностей, хотя в этом случае изменение идет более медленно.
<< | >>
Источник: Сусоколов А. А.. КУЛЬТУРА И ОБМЕН: Введение в экономическую антропологию. - М.: SPSL-«PyccKan панорама». - 446 с.; библ. 140. 2006

Еще по теме Отношение к прошлому как критерий успешности общества:

  1. Соединенные Штаты Америки как пример успешного гражданскпгп общества
  2. 1. Общество как сложная динамическая система. Общественные отношения
  3. КАК УЗНАТЬ О ПРОШЛОМ?
  4. Как научить ребенка успешности?
  5. КАК ИЗУЧАТЬ ПРОШЛОЕ ЗЕМЛИ?
  6. Р А З Д Е Л II СИСТЕМА СОЦИАЛЬНЫХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ СОВРЕМЕННОГО ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА КАК СРЕДА ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ ТАЙНЫХ ОПЕРАЦИЙ ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ
  7. Как прошлое влияет на будущее.
  8. Гражданское общество как фазовый оереход к глобальному обществу
  9. Глобальное общество как апофеоз гражданского общества
  10. Глобальное общество как кульминация гражданского общества
  11. Глава I ВЫДЕЛЕНИЕ СОЗНАНИЯ КАК КРИТЕРИЯ ПСИХИКИ
  12. Этносы и межэтнические отношения в современных обществах
  13. Международные отношения как отношения «Я/Другой»