<<
>>

БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ

Эпоха VI—V веков до н.э. явилась замечательным периодом в истории человеческой мысли. В эту эпоху появился Будда Гаутама в Индии, Гераклит Эфесский в Греции (535—475 годы до н.э.), который дал одно из лучших определений диалектики, и, наконец, Лао-цзы (V век до н.э.), бессмертный философ древнего Китая (согласно мнению, принятому среди китайских ученых, Лао-цзы был старшим современником Конфуция (551—479).
Недавние китайские и западные исследования относят его ко второй половине IV века до н.э. Первое мнение кажется более правильным). Упомянуты одни лишь имена этих трех гигантов, чьи учения отличает несомненное родство мысли. Распространяясь по азиатскому континенту, буддизм отличался двояким притяжением — влияние и его философской мысли, и общечеловеческой направленности было потрясающим. Буддизм, будучи правильно воспринятым, обнаруживает замечательное родство с современной мыслью. В сфере чисто философской мысли — это утверждение единства Сознания и Материи или Энергии и Материи (выраженные в формуле нама-рупа), в сфере социальной этики — служение человечеству как единому целому н духовный подъем масс. Эта общечеловеческая направленность буддизма, подкрепленная высокой философией, на протяжении столетий вдохновляла философию, искусство и литературу стран Азии. Далекий от реакционности, буддизм, благодаря своему влиянию, повсеместно воспитывал новый тип творчества и поставил народы Азии лицом к лицу с наилучшими произведениями индийского разума. Куда бы ни приходил Будда, он первым обращался к людям, стараясь быть понятным каждому человеку вне рамок жесткой социальной системы. Таким образом буддизм стал мощным движением социального освобождения. Хорошо известен тот факт, что Будда и его ученики использовали для своих поучений только народные диалекты. Это было распространенной практикой, рассчитанной на то, чтобы сделать учение доступным массам.
Эта общечеловеческая направленность была одной из важнейших причин распространения буддизма вдаль и вширь по соседним странам, а также среди иноземных захватчиков, которые пришли с северо-запада и сделали Индию своим домом. Так буддизм помог своей родине ассимилировать захватчиков и так была решена проблема, которая не могла быть решена в обществе, где царила жесткая кастовая система. Обращение этих иноземцев — иранцев, греков и центральноазиатских тюрок в буддизм сделало воз!**еиййЫм ' рое распространение буддизма по Центральной Азии1 вплоть до Дальнего Востока2. Это было время, когда во всем центральноазиатском регионе, от Каспийского моря до Тихого океана, доминировал буддизм. Недавние раскопки советских ученых на территории древнего Хорезма, в Узбекистане и Казахстане в советской Центральной Азии, явили на свет многочисленные следы буддийского прошлого — замечательные фрески, статуи и руины храмов. И, словно эхо этих археологических открытий, пришло известие о важном открытии в юго-восточной части провинции Ганьсу в западном Китае большого ансамбля буддийских пещерных храмов, украшенного замечательными фресками, которые, как говорят, превосходят по мастерству знаменитые пещерные храмы Дуньхуаня в западной части Ганьсу на самом краю пустыни Такла-Макан. На своем победном пути буддизм не только покорял пустыни, но также был известен н как хозяин моря. Развитие индийского торгового мореплавания в начале средних веков помогло буддизму пересечь морские просторы и укрепиться в Юго - Восточной Азии и Индонезии — Суварнадвнпе раннего средневековья, которая считалась главным центром буддийской учености. И здесь общечеловеческая направленность буддизма помогла распространению индийской культуры и культурному росту, который до сих пор активен и энергичен, несмотря на изменившиеся условия. С VII века новая волна буддийского влияния пошла на север, через горный барьер Гималаев, поскольку в это время активизировались мусульманские набеги на север Индии, которые вынуждали буддистов бежать за пределы страны.
Эта волна была настолько мощной, что обратила в буддизм весь Тибет в течение IX и X веков, и ее сила не ослабла, когда тибетский буддизм пришел в XVI веке в Монголию, вытеснив ранние формы учения, принесенные уйгурами (тюркский народ, который отличался тем, что был просветителем нескольких народов Центральной Азии), и вызвал замечательный литературный ренессанс XVII—XVIII веков, во время которого классическая форма монгольского литературного языка вобрала в себя мндгие особенности санскрита и тибетского, Не будет преувеличением сказать, что в течение первого тысячелетия нашей эры буддизм создал культурное единство, которое дало возможность идеям свободно расцвести и вызвало замечательный рост искусства и литературы, определивший уникальную позицию Индии в истории азиатской культуры. Это единство взглядов дало возможность знаменитому китайскому буддийскому ученому и путешественнику Сюань-цзану посетить в VII веке Индию, и где бы он ни проходил во время своего долгого путешествия через центрально- азиатские пустыми, в приречных оазисах Таримского бассейна и в шатрах центральноазиатских тюркских вождей, везде он встречал понимание и готовность помочь ему в его странствии. Это замечательное достижение стало возможно благодаря буддизму. Внацгем мнре борьбы и конфликтов будет мудрым помнить о том великом объединяющем влиянии, которое было осуществлено учением Будды Гаутамы. В эти дни, дни пробуждения масс, борющихся за достижение сияющей цели культурного и социального улучшения, следует вспомнить Будду Гаутаму, первого известного ганапати, или вождя масс, чье пламенное послание было адресовано народам, борющимся за духовный подъем н устраняющим социальные и интеллектуальные барьеры, послание, исподволь вселяющее в них бесстрашное стремление к свободе мысли. Во многих западных государствах, особенно в России н Франции, буддийские исследования стали традиционной отраслью индологии. Многие из русских индологов старшего поколения — Минаев, Ольденбург н Ф. Щербатской, которого можно назвать маха-пандитой3, — были исследователями буддизма. В советский период мы видим Обермиллера, ученика Щербатского, много сделавшего для изучения буддийской философии. Более тесные культурные контакты между Индией и Советским Союзом несомненно возродят этот традиционный интерес русской индологии. Во Франции на протяжении XIX и начала XX веков буддийские исследования превалировали и недавно были опубликованы работы очень высокого порядка. В Индии отмечается новое возрождение интереса к буддизму, и факт основания нескольких научных институтов, посвященных изучению буддизма, вселяет надежду на новое возрождение буддийских исследований. Основанное на буддизме культурное единство дает возможность современной Индии играть выдающуюся роль в благородной борьбе за мнр и взаимопонимание между нациями; это наследие, которому индийский народ остается верен.
<< | >>
Источник: Ю. Н. Рерих. БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ. Сборник статей. Перевод с англ. А.Л.Барковой, с фр. А.А.Соболевой, с тиб. В.СДылыковой-Парфионович. М.: Международный Центр Рерихов,128 с.. 2002

Еще по теме БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ:

  1. Ю. Н. Рерих. БУДДИЗМ И КУЛЬТУРНОЕ ЕДИНСТВО АЗИИ. Сборник статей. Перевод с англ. А.Л.Барковой, с фр. А.А.Соболевой, с тиб. В.СДылыковой-Парфионович. М.: Международный Центр Рерихов,128 с., 2002
  2. Теория единства и разнообразия культурно-исторического процесса в философии культуры Тердера
  3. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант первый]1
  4. ИНДИЯ В ДОЛГУ ПЕРЕД БУДДИЗМОМ
  5. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант четвертый]
  6. Дальнейшая судьба буддизма
  7. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант второй]
  8. УПАДОК БУДДИЗМА
  9. [НАСЛЕДИЕ БУДДИЗМА СЕГОДНЯ]
  10. 3.1.4 Буддизм
  11. ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ [вариант третий]
  12. Глава 7 ДЗЭН- БУДДИЗМ