<<
>>

ОГРАНИЧЕННОСТЬ МЫШЛЕНИЯ

Причины, лежащие в основе широко распространенного стремления фондов к секретности, объясняют склад ума — ограниченность мышления,— присущий характеру этих организаций. Во-первых, это относится к жертвователям и их семьям и связи с их понятиями об обязанностях фондов и правом на частную собственность.
Американская система поощрения создания фондов, по крайней мере в том виде, в каком она действовала в прошлом, так и не разрушила эту связь. Во многих случаях жертвователи склонны считать (даже когда их филантропия мотивируется налоговыми привилегиями), что они совершают благотворительный акт и поэтому не могут быть принуждены к отчетности перед общественностью. Фонд и его активы остаются «их деньгами», и они могут делать с ними все, что им заблагорассудится, в широких рамках закона. Фактически, в большинстве случаев, пока жертвователи фондов были живы, их фонды не публиковали никаких отчетов. Фонды, которые вплоть до 1969 г. не публиковали отчетов, были преимущественно такими фондами, в которых преобладало влияние жертвователя и его семьи. Это явление подмечено рядом исследователей деятельности фондов10. Эдвард Ч. Линдеман еще в 1936 г. заявил: «Несмотря на тот факт, что фонды являются полуобщественными организациями и что их влияние на американскую цивилизацию огромно, официальные лица фондов явно неохотно предоставляют Сведе- Ния исСледова'Гелям И, следовательно, общественности»11. По его мнению, это доказывает, что «чувство общественной ответственности не является естественным для мышления богатых людей, которые создают фонды» 90. Нежелание основателей отчитываться перед общественностью часто подкрепляется убежденностью официальных лиц и попечителей фонда, что предание гласности их деятельности и политики субсидирования могут привести к неудобству — даже опасности — без всякой компенсации. Прекрасным аргументом против такого убеждения было заявление Ричарда Магата, ответственного за составление отчетов в «Форд фаундейшн», на 9-й двухгодичной конференции фондов в Нью-Йоркском университете в 1969 г.
Он привел две редко упоминавшиеся до сих пор особые причины, характерные для отчетности фондов перед общественностью: первая причина «исходит из того факта, что слишком много фондов заняты в интеллектуальной коммерции. «Здание разума» имеет свои общие законы, и одна из их священных заповедей состоит в том, чтобы открыто говорить о своих целях, методах и результатах. Ничто не принимается только на веру или на основании репутации одного источника. Раз мы собираемся выдавать идеи и работать с исследователями, учеными и интеллектуалами, то мы обязаны информировать их о том, как мы работаем». Он также старался доказать, что фонды получают выгоду от своей связи с общественностью: «Нет более надежной защиты целостности организации, чем проверка общественным мнением и обсуждением. Изолированность и безразличие к мнению большей части общества порождает среду, в которой могут иметь место вредные действия и злоупотребления, хотя и не преднамеренные. История полна примеров падших ангелов и трагических ошибок во вполне респектабельных, ставивших перед собой благородные цели институтах». Но аргументы Магата наталкиваются на упорное сопротивление. Существует мнение, что слишком полная информация о деятельности фонда послужит сигналом для разного рода советчиков. Более серьезное возражение состоит в том, что если фонд раскроет слишком много фактов о своей деятельности, и в особенности о своих доводах в выборе задач при составлении программы и первоочередности при решении той или иной проблемы, то тем самым он породит критику и давление извне, что в свою очередь стеснит свободу его действий. Так, например, представитель одного крупного фонда заявил: «Любое публичное разглашение сущности политики фонда, если оно сделано достаточно ясно, чтобы посторонние могли воспользоваться, поставит фонд под удар критики тех, чьей профессией является оспаривание целесообразности тех или иных вещей. Это в свою очередь вынудит фонд и его членов тратить энергию на защиту своей политики — не очень-то полезное занятие — и породит новые проявления консерватизма и соглашательства.
Каждый поступок фонда будет обусловлен реакцией интеллектуального общества и фактически превратит фонд в заложника этой части общества»12. Редко проявляемым, но тем не менее реально существующим является беспокойство сотрудников фонда о том, что предоставление программ критике и анализу со стороны интеллектуальной и научной общественности вовлечет их в унизительные дебаты, так как сами они не могут проводить подобные дебаты в своей среде. Поэтому в отчетах о своих программах они довели стиль изложения до таких высот искусства, что трудно уяснить суть. Этой позиции придерживались многие фонды, и поэтому с их стороны никогда не было желания полностью отчитываться перед общественностью. Принятие закона о реформе налогообложения в 1969 г. по существу не изменило положение дел. Желание фондов жить замкнуто не случайно. Большинство из них предпочитает такого рода существование, находит определенные преимущества в нем, и поэтому они будут стараться сохранить такое положение как можно дольше. При таком положении вряд ли их отчеты в будущем сделают что-либо, чтобы заложить основу для общественного доверия к фондам или для активной конструктивной критики со стороны общественности. Существуют разные способы, и свидетельством этому служат различные методы отчетности, применяемые многими фондами, общение с общественностью, которое на самом деле есть молчание, публикация обильных отчетов, которые своей возвышенной абстрактностью, общими декларациями, туманностью и преднамеренным выбором определенных безопасных тем создают впечатление информации, а на самом деле не сообщают ничего существенного. Если таков результат, то насколько серьезным будет урон общественным интересам? По всей видимости, потеря интереса не будет слишком серьезной-, так как те представители, которые длительное время безуспешно призывают фонды публиковать открытые отчеты, возможно, переоценили их потенциальную ценность и эффективность. Вполне возможно, что официальные отчеты в их настоящем виде еще недостаточны, чтобы: а) обеспечить сознание ответственности фондов перед общественностью; б) построить основу общественного доверия к ним; в) спасти их от застоя и не относящихся к делу вопросов. Для достижения первой цели пришлось уже прибегнуть к более строгому официальному наблюдению за работой фондов. Для достижения второй цели потребуется нечто иное, например фундаментальные структурные реформы и общее улучшение их работы, но даже это вряд ли спасет их. А что касается третьей цели — предотвращения застоя,— нужны более эффективные методы, нежели общие отчеты для обеспечения обратной связи в стимулировании работы фондов, включая специализированные технические отчеты по определенным программам, предназначенным для специальных аудиторий и «комитетов-визитеров», состоящих из экспертов для оценки программ фондов, а также более широкое использование эмпирических методов оценки программ независимыми исследователями.
<< | >>
Источник: В.НИЛЬСЕН. КРУПНЕЙШИЕ АМЕРИКАНСКИЕ ФОНДЫ. 1976

Еще по теме ОГРАНИЧЕННОСТЬ МЫШЛЕНИЯ:

  1. Глава 16 ОТЧЕТЫ ПЕРЕД ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ. ОГРАНИЧЕННОСТЬ МЫШЛЕНИЯ
  2. § 4. Ограничения патентных прав: Общие положения. Ограничения по территории и кругу лиц (п. 1624-1627)
  3. 27.3. Предварительные ограничения и ограничения свободы взглядов
  4. Статья 281. Подача заявления об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами
  5. Статья 284. Рассмотрение заявления об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами
  6. Глава 31. ОГРАНИЧЕНИЕ ДЕЕСПОСОБНОСТИ ГРАЖДАНИНА, ПРИЗНАНИЕ ГРАЖДАНИНА НЕДЕЕСПОСОБНЫМ, ОГРАНИЧЕНИЕ ИЛИ ЛИШЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО В ВОЗРАСТЕ ОТ ЧЕТЫРНАДЦАТИ ДО ВОСЕМНАДЦАТИ ЛЕТ ПРАВА САМОСТОЯТЕЛЬНО РАСПОРЯЖАТЬСЯ СВОИМИ ДОХОДАМИ
  7. Статья 282. Содержание заявления об ограничении дееспособности гражданина, о признании гражданина недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами Статья 283. Назначение экспертизы для определения психического состояния гражданина
  8. Мышление
  9. 1. Мышление
  10. 5.1. КУЛЬТУРА МЫШЛЕНИЯ
  11. Виды мышления
  12. 1. Мышление
  13. 17.1. Общепсихологическое понятие мышления
  14. Типы мышления